КРАСИВЫЙ РОМАН С ЕЛЬЦИНЫМ СДЕЛАЛ “КИНОТАВР” НЕЗАВИСИМЫМ

Марк Рудинштейн весьма обаятелен и вовсе не агрессивен, хотя и слывет человеком серьезным и влиятельным. Ни для кого не секрет, что тянуть “Кинотавр” дело архисложное, но Марк Григорьевич весел и на вид беззаботен, хотя видно, что все время думает о своем милом чудовище.

– Недавно мы вернулись с пресс-конференции в Париже с участием звезд мирового кино и известных кинофирм. Это было серьезное мероприятие, посвященное кинофестивалю в Сочи. Я понял, что все-таки Ялта, Одесса, Питер, Москва у них на слуху, а Сочи, к сожалению, им мало, о чем говорит, так как почти ничем не прославилась с исторической точки зрения. Приходится прикладывать усилия, потому что, чего греха таить, фестиваль по качеству на высоком уровне. По организации тоже Каннскому не уступает. Что касается отбора, то пути господни не исповедимы. Порой мне не нравится фильм, который победил там. Но за Каннами история, никуда не денешься.

– Но ведь и “Кинотавр” не младенец!

– Да, семь лет уже ему. Посмотрим, что будет на двадцатилетие. Тогда и станет ясно, правильно ли мы двигались. А этот фестиваль, думаю, будет знатным. Мы провели грандиозную работу. Я не имею в виду только Париж. Я ведь еще и в Берлине был на пресс-конференции. Мы делали все четко, без лишней помпы, распространяли нужную информацию. Сейчас поступило сообщение от Роберта Оссейна, что с ним приедет Жан-Поль Бельмондо, с Шарлем Азнавуром прибудет его любовь Лайза Минелли. Если бы Азнавур был на земле Франца Иосифа, она бы и туда на один день приехала (смеется). В “Пари матч” уже вышел материал о французской пресс-конференции, мы его получили (с гордостью демонстрирует мне факс). Борис Ельцин прислал письмо “Кинотавру”. Мы уже закончили отбор программы. В этот раз на удивление быстро управились. Вчера из Англии приезжали последние “отборщики”. Внесены необходимые исправления, добавления.

Российский отбор – обязательная программа: сколько сняли, столько и смотрим. Будет очень большая программа. От СНГ картин двадцать. Плюс внеконкурсный просмотр зарубежных лент. Будет интересно, со всякими примочками. Ожидается японская программа. Я всегда боюсь такого… Вообще, задача фестиваля показать как можно больше жизнелюбивых фильмов, которые бы не добивали народ окончательно в такой сложной обстановке. Это, конечно, наносит ущерб большому искусству, хотя оно сейчас засорено патологическими аномалиями. Я в этом не нахожу ничего высокого. У нас должно все получиться, хотя “Лики любви” и не были мажорными. Так до любви и не добрались (смеется).

– А не будет ли это “веселое” кино слишком отвлеченным, а, следовательно, неактуальным для зрителя?

– Не знаю. Есть у нас Астрахан – Жириновский в кино, есть другие. А в принципе, я убедился, что после просмотра таких фильмов в Париже все, включая журналистов, вышли жизнерадостные, им так понравилось! Вы знаете, я тоже не сторонник “веселого” кино, но очень хочется, чтобы хоть чуть-чуть люди вздохнули. Не хочу доводить до крайностей, но золотая середина точно необходима, то есть промежуток между “Все будет хорошо” и “Мужчиной и женщиной”. Я хочу, чтобы публика вернулась в кинотеатры. Я не говорю, что такие фильмы, как “Взгляд Улисса”, плохие, но мне тяжело его смотреть, хоть я и подготовленный в этом смысле человек. Есть какая-то странность во всем том, что произошло с кино. Его превратили в искусство. Это парадокс. Тогда кино по крайней мере должно быть зрелищным, а у нас этого боятся, бьют себя по рукам.

Что касается американского кино, то я считаю, что оно больше похоже на клипы: стакан, рука, ботинок… Всегда знаешь, что будет дальше. А актера на экране нет. Надо возвращаться к отечественному кинематографу.

– Значит, американские фильмы не будут представлены в Сочи?

– Почему же? Один фильм будет (пауза). Но это делается умышленно. Не хочу ставить барьер перед американской культурой, но… Если говорить серьезно, то американской национальной культуры не существует. Есть лишь искусственность. От того так у них все легкомысленно. Экспансия американщины – беда, я считаю. Надо лабировать, говорить в конце концов, что она нам не выгодна экономически. Немцы в прошлом году взбрыкнули же! Надо быть независимыми, вот я и виду свою определенную политику.

– Ну вот и о политике есть повод заикнуться. Что это Борис Николаевич перед фестивалем так затрепыхался?

– Он не затрепыхался. Наш “роман” с ним самый красивый из всех, которые были. Все наши визиты к нему заканчивались очень умными постановлениями, решили вопрос с авторскими правами. Он помогает. Просто Борис Николаевич немного медведь – спит долго, поэтому кажется, что он затрепыхался. Мне Ельцин нравится. Он типичный русский президент. Когда он проспал Ирландию, я про себя сказал: “Ну и правильно сделал! Кто такая Ирландия?” Мы с ним лично не знакомы до сих пор, общаемся посредством бумаг или как получается.

Все сейчас стараются косить деньги. Я говорю: не давайте никому денег, их разворуют. Если они даются просто так, то итог очевиден. Во всем мире это происходит. Надо создавать такие условия, в которых можно и выгодно было бы работать. У нас же пока создан фонд “Где украсть?”. Столько фондов, сколько в Москве, нет нигде. А если копнуть, то выяснится, что на самом деле один вышеобозначенный.

Алена СНЕЖИНСКАЯ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ “ПОНИКЛИ ЛЮТИКИ”?
СИНДИ КРОУФОРД –НЕ НАЗЫВАЙТЕ ЕЕ СУПЕРМОДЕЛЬЮ
ПЕРВАЯ СРЕДИ РАВНЫХ
АНАТОЛИЙ КРУПНОВ – АВТОР ЭКСПЕРИМЕНТА ПО СКРЕЩИВАНИЮ ИНТЕЛЛЕКТА С КУРАЖОМ (УДАЧНОГО)
ЕСЛИ ВАМ УЛЫБНУЛСЯ КАССИР
ЦЕЛАЯ НЕДЕЛЯ С КРОЛИКОМ КВИКИ
БАМПЕР ДЕЛАЕТ ДЫРУ И ВСЕ ЭТО НАЯВУ
ПУТЬ ОТ “СЕКУНД” К “ДНЯМ” ЛЕЖАЛ ЧЕРЕЗ “ДИКОЕ ПОЛЕ”
НЕСКОЛЬКО СНОВ ОБ АМЕРИКЕ. ЧАСТЬ 8 (И ШЕСТАЯ В 1996 ГОДУ)
ЛЕКАРСТВО ИЗ БАНАНОВ
КОЗЕЛ СНЕЖОК – ЗВЕЗДА ЭКРАНА
ВЫБОРЫ В РОССИИ…


««« »»»