Как в Париже

Французские беспорядки оказались как нельзя более на руку русским националистам. Это наводит на мысль о том, что миром правят никак не сионские мудрецы: какой тайный совет яйцеголовых умудрился бы так все предусмотреть, чтобы в России отменили интернациональный праздник 7 ноября и ввели национальный – 4, а во Франции в это время вспыхнул бунт мигрантов? Многие на знаменитом «Правом марше» так и говорили: не примем мер против нелегальной миграции, будем и дальше терпеть жидов и хачей – будет как в Париже и вокруг.

Мысль здравая: если государство само станет главным насильником, количество низового насилия резко уменьшится. Если бы во Франции вовремя перебили всех инородцев, ноябрьских событий, разумеется, не было бы. Правда, не было бы и самих инородцев: вряд ли им захотелось бы ехать в страну тотального арийского диктата. В Германию тридцатых никто особо не рвался – а оттуда, напротив, многие унесли ноги, чем и спаслись. Есть, правда, мнение, что бунт мигрантов во Франции был как раз реакцией на чересчур резкие заявления министра внутренних дел Никола Саркози, но одно дело – заявления, а другое – целенаправленная политика по уничтожению мигрантов. Если б их уничтожали, они бы небось не рыпнулись. Есть еще мнение, что толчком для бунта послужило убийство полицией двух цветных юношей – но если бы цветных юношей убивали регулярно, никто бы, конечно, не бунтовал. Террор парализует лучше всякого нервно-паралитического газа.

Разница между активистами правого марша и министром Николя Саркози, правда, все равно имеется. Николя Саркози лично принял вдову француза, погибшего во время беспорядков, и родителей тех самых юношей, из-за которых все началось. Цель Саркози – установление порядка, и если он называет наркоторговцев мерзавцами (что считается очень неполиткорректным и вызывает бучу в парламенте), то уж никак не потому, что они приезжие. Что до борцов с нелегальной миграцией, им никакого порядка устанавливать не хочется. Кроме так называемого «Русского порядка», при котором они будут иметь право бить всех по роже и по паспорту. То есть цель Саркози – прекратить избиение, а цель активистов правого марша – сделать его постоянным. Им очень нравится бить жидов и хачей и самоутверждаться таким образом. Можно придумывать этому занятию разные названия – изучение истории родного края, празднование победы над поляками, осенняя бодрая разминка юных культуристов, борьба с засилием инородцев на московских рынках… Названий много, а суть и цель одна, и она нам знакома.

Поэтому пусть они не врут, что стараются предотвратить Париж. Они хотят, чтобы Париж тут был всегда.

Правда, есть некоторое «но». Гастарбайтеры в России живут гораздо беднее своих французских собратьев. И ведут себя намного тише. И о правах своих не заикаются. Так что если к нищенским зарплатам и хамству коренного населения прибавятся еще и избиения, к которым призывают скины всех мастей, – они ведь могут и не выдержать. И тогда французские беспорядки с поджогом машин и уличными драками покажутся детским садом – потому что перечень претензий, которые могут предъявить пришлые жители окраин к коренным жителям центра, в России много длинней.

Ох, погляжу я тогда на защитников русской державности и расовой чистоты. Сначала – на их беспомощные кулачки, годящиеся только для публичного «хайль». А потом – на их сверкающие пятки.

Дмитрий БЫКОВ.

Редуцированная версия статьи опубликована в журнале “Компания” – №44 (390) за 2005 г (главный редактор Евгений Ю.Додолев).


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Любить по-французски
Путешествие гения
Снимет историческую картину
Поп и приход


««« »»»