Битва в песочнице

Рубрики: [Мнение]  

До сих пор расходятся волны по нашей блАААгосфере от апрельского цунами: в эфире Первого тектонически столкнулись два матерых профи, политик Vs журналист. «Хозяин двух миров» Владимир Познер пригласил к себе гражданку Ирину Яровую и всю программу пытался допросить бывшего прокурора. Ссылаясь на сведения, почерпнутые в интернете, интервьюер, похоже, стремился всей душой поставить гостью в неудобное положение, вынудив матерого депутата расписаться в политической беспринципности. Но не тут-то было. Дама на провокации не поддавалась и интернет-инфу редакторов Познера отметала с легкостью гастарбайтера, сметающего метлой бумажки с тротуара. Обозреватель «Литературки» Александр Кондрашов в своем Facebook’е констатировал: «Почему такую ярость вызвало явление Ирины Яровой в «Познере»? Может быть, потому, что просто он проиграл поединок вчистую? Да, это был поединок. ВВ терялся, горячился, постоянно прерывал. Трогательно по-бериевски прозвучало: «Здесь вопросы задаю я», а потом отвечал на вопросы следователя».

Многие социально-значимые персоны отметились в Facebook’е со своими репликами. Цитирую нескольких.

Ефим ШИФРИН:

– Если вектор грядущего законотворчества будут определять избранницы Мизулина или Яровая, то Познеру срочно нужно придумывать новую оговорку. Звание «госдуры» скоро начнет звучит как-то неполно и приниженно – приблизительно так же, как звание «заслуженный артист» в отношении к «народному»… Вообще говоря, про дороги легче на время забыть. Из всех российских бед наиболее важными теперь представляются «дураки и дуры».

Андрей МАКАРОВ (профессор из Волгограда, не путать с экс-адвокатом):

– Интересный диалог с точки зрения риторики дискуссии. В отличие от неудачного с точки зрения риторики формата Владимира Соловьёва «Поединок», в этой передаче Познер и Яровая сумели показать пример почти судебного диспута. Оба участника демонстрируют солидный набор приемов убеждения (причем их убедительные речи имеют адресатом не друг друга, а их адресат – третья сторона – публика), при этом они оба очень корректны и по форме, и по содержанию высказываний. Наконец-то появляются примеры интересной формы дискуссии оппонентов. И далеко не главным для меня является то, что Яровая, видимо, выполнила свои задачи, а Познер не сумел этого сделать…

Я думаю, если Познер не глупый человек (а он не глупый), то он будет опасаться людей, подготовленных к его манере и приемам самопрезентации. Но это уже не остановить; люди теперь получили модель, как с ним можно разговаривать, решая свои задачи… это усложняет дело, но кто обещал, что будет вечной старая модель тележурналистики, предполагающая монопольное морализирование телеведущих. Дело в том, что риторические приемы Познера хороши, но вычисляемы довольно легко. Просто кто-то (Яровая) дали себе труд выявить набор приемов и противопоставить им свою риторическую линию (как в суде). То, что Познер называет наглостью, думаю, является, риторической подготовкой. Лично мне как человеку, занимающемуся риторикой, интересно, что монополия ведущих телепрограмм на риторику нарушена, возникла конкуренция.

Я на своей преподавательской и тренерской практике сталкиваюсь только с будущими следователями, так как много работаю с юристами-студентами. Но больше я работаю с практикующими адвокатами. Так вот про наборы приемов: набор этих и других приемов будет у кого угодно, кто его освоит. Осваивают ли риторику следователи? Осваивают. Осваивают ли его адвокаты? Осваивают. Осваивают ли его журналисты? Осваивают. Все, кто даст себе труд прийти на соответствующие курсы, могут его освоить. Я вижу, что риторические компетенции были освоены довольно небольшим количеством людей, которые пользовались ими часто в ущерб собеседнику. Сегодня эта сфера бурно развивается, риторике учатся, и я зафиксировал, что Яровая пришла подготовленной и выявила недостаточность средств, которыми раньше обходился Познер. Его это обескуражило, ей придало кураж. И это их проблемы, мне же интересны техники. Риторика делится на «черную» и «белую». Оба собеседника использовали и «черные» и «белые» приемы риторики.

Ирина ПЕТРОВСКАЯ:

– Взбешенный Познер – такая же редкость, как плачущий большевик. Но он был взбешен. На крупных планах заметно, как покраснело его лицо, как временами у него от ярости тряслись руки. Казалось, еще немного и ведущий, как озверевший драматург из чеховского рассказа «Драма», просто шарахнет свою гостью чем-нибудь тяжелым по голове или по меньшей мере выскочит из студии, прервав мучительное общение. Нет, выстоял, хотя и скрыть отвращение к своей гостье не смог, пожалуй, несмотря на свою обычную подчеркнутую галантность по отношению к дамам. Впрочем, никто из его прежних гостей и не вызывал такого… мягко говоря, чувства протеста, как последняя его визави – депутат Государственной думы от «Единой России» г-жа Яровая. Означенная дама явилась к Познеру не на интервью, а на бой кровавый. Подготовилась. Изучила биографию журналиста. Прочитала его книгу. Запаслась цитатами из его выступлений. Возможно, даже прошла тренинг на тему «Как сорвать интервью и овладеть инициативой, деморализовав интервьюера – идеологического противника». Не учла только одного: Познер – тертый калач. Его можно взбесить, но выбить у него почву из-под ног, сбить с намеченной линии не так-то просто. Он на интервью собаку съел. Правда, на интервью, то есть на доверительной беседе, а не на боях без правил, которые, по всей видимости, считала своим коньком г-жа Яровая, готовясь к схватке. Ни один вопрос ведущего она недослушивала до конца. Перебивала. Пыталась переформулировать вопросы так, как выгодно ей. Сама рвалась задавать ему вопросы. Переходила на личность Познера. Откровенно подтасовывала факты и извращала смысл вырванных из контекста цитат. В редких паузах издевательски ухмылялась и криво улыбалась, демонстрируя презрение к собеседнику. И бесконечно напирала на собственный патриотизм в противовес космополитизму Познера, всячески давая понять, что люди с таким сомнительным происхождением просто не имеют права рассуждать о проблемах России и русских людей, ибо они им, гагарам, недоступны.

Алексей ЛЕБЕДИНСКИЙ aka «Профессор Лебединский»:

– Интересно, я могу поделиться своим личным мнением, что поведение Яровой в программе у Познера вызвало у меня мерзкое ощущение ползучей опаснейшей ядовитой змеи, с которой можно общаться только с помощью рогатины?? Или это тоже будет расценено, как клевета??? Отвратительно изворачиваться, переводить темы и не отвечать прямо ни на один важнейший вопрос – манера поведения, свойственная всем представителям власти, исключений я не видел, но пример Яровой был ярчайшей иллюстрацией этому явлению. Причина одна – правда для них убийственна и просто невыгодна. Характеристикой «противно» или «мерзко» тут не обойтись, такое склизкое поведение у меня лично вызывает более серьезные эмоции.

Михаил ДЕГТЯРЬ:

– Неожиданно подумалось, что Яровая у Познера – это трагедия человека. Человека по фамилии Познер. Всем понятно, кто такая Яровая. Или есть такие, кому не понятно? Она захотела в эфир, или ее партийные начальники решили, что пора ей сесть в кадр – и все! Познер обязан был ее пригласить. А теперь что? Или не приглашай! Или пошли всех на … – и уйди. Третьего не дано Но и приглашает, и не уходит, и пытается лицо сохранить. Трагедия, между прочим.

Анна КАЧКАЕВА:

– Ох, как искрит. Депутат Яровая у Познера. Познер еле сдерживался.  «Не нужно говорить россиянам, что где-то лучше…». Вот дама напомнила ведущему, что он – ровесник ее отца. Видимо, хотела поддеть. Похоже, депутата явно натаскали на технологии забалтывания проблемы, ответом вопросом на вопрос и втягивания в демагогическую бессмыслицу спора. Яровая: «Вы не считаете себя русским». Познер: «Да, не считаю». Яровая: «Все имеет значение». Враги, враги.

Интересными в этот ТВ-состязании были не поведенческие особенности дискутировавших. Ну и уж – тем более! – не их политические платформы. Любопытно было совсем другое. Ни опытный журналист, не раз давивший собеседников, ни гражданка Яровая, жесткостью напоминающую свою треневско-кинематографическую тезку (отчего оч хочется величать ее «товариСЧем») – не новички в полемическом деле. И тот, и другой знают, как манипулировать собеседником, как подменять понятия и как уходить от ответа. Но эти профессиональные качества они оттачивали на разных площадках. Яровая – в суде и перед избирателями (а это очень не простая аудитория), в то время как Познер тренировался на медийных площадках (разного рода ток-шоу и интервью).

Отсутствие настоящей практики публичных выступлений перед недружественно настроенной аудиторией сказался = спарринг Познер проиграл. Другое дело, что поклонники таланта ВВП отказались это признать, что повлекло за собой бурные сетевые дискуссии на тему, кто хуже выглядел, круче подставился и больше обнажил свою нелицеприятную сущность. Оба хуже! Неангажированный же наблюдатель при этом мог сделать следующие выводы:

–        люди власти, то есть те, которые стремятся к власти реальной, а не медийно виртуальной, гораздо жестче в нападении и крепче в обороне. Их не разозлить подколками, не задеть за живое, не выбить из колеи неожиданным аргументом. Они как бронемашины, прут вперед, не вкладывая в процесс никаких сантиментов. Недаром многие комментаторы сравнили Яровую с Жириновским, хотя дискуссионные техники у них разные – общая только холодность и непрошибаемость;

–        медийщики же «недоартисты», со всеми вытекающими последствиями: уязвимостью, эмоциональностью, спутанностью сознания в момент пропуска гола в ворота. А главное, они привыкли выступать только перед дружественно настроенной публикой;

–        биться на своем поле вроде бы легче, и телевизионщик, приглашая гостя в свой эфир, имеет казалось бы преимущество. Но это не так, если перед ним оказывается не случайный чиновник, а «человек власти». В случае Яровой, еще и привыкшей требовать наказания от лица репрессивной машины.

Забавен был и гендерный расклад. Познер был связан по рукам и ногам тем, что перед ним – женщина. В этом случае он привык оперировать известностью и шармом, а тут перед ним оказалось бесполое существо, которое ему не удалось ни расслабить, ни обаять. С мужчинами Познер в целом справляется, а тут он рефлекторно опустился на позицию «мужчины-сына», отчего занервничал еще больше. Мораль: если ты в душе артист – не нападай на женщин власти, эту битву нельзя выиграть. Можно только поучиться у них самообладанию & непрошибаемости. Но медийщики не учатся у смежников, а вот те быстро осваивают журналистские приемы. Помянутый Жириновский уже дважды выступил в амплуа Навального – вбросил в СМИ профильный компромат. Сначала «случайно обнаружил» документы по Пономареву + Сколково, а затем докопался до замминистра образования. То есть вырвал технологию из рук политического конкурента.

«Народ» в Думе, вопреки утверждению Познера, совсем не такой тупой, как кажется. И, очевидно, тупые законы принимаются по хитрым резонам. Люди власти ловко манипулируют тупостью. И легко обучаются. И теперь, вместо того чтобы пропускать вперед «детей от политики» вроде Навального, будут сами заниматься разоблачениями. Ведь ведро информации – одно для всех, вопрос только в том, кому удастся из него зачерпнуть. И безнаказанно напиться. А таких, как Познер, они, увы, будут бить. Бить в их же песочнице, потому что вооружение у них лучше. А эмоций меньше.



Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Александр Великий Градский
Марк Рудинштейн: я Путину писал, чего же боле
Коротко
Тепловое зрение МУЗ ТВ


««« »»»