День Рождества

Рождество в Италии

Празднование Рождества в Риме отмечается некоторыми характерными чертами, чрезвычайно живописными и берущими начало из глубокой древности.

Внешний вид города оживляется. Лавки съестных товаров, в особенности pizzicard или колбасных великолепно разукрашены, создают оживление и окружены густой толпой любующихся на аппетитное зрелище. Это давнишний обычай, который, хотя и утратил прежние размеры, но отнюдь не исчез совершенно. В окнах красуются пирамиды из сыра, гирлянды сосисок, груды ветчины, cacio pecorino (сыр из козьего молока, очень любимый итальянцами). Все перевито густой лавровой зеленью и ветвями апельсиновых деревьев, нагруженных плодами, которые напоминают вам, что, несмотря на суровую зиму, вы все-таки находитесь в благословенном климате Италии. Одна колбасная изобрела великолепный сценический эффект в своей витрине: зеркала и восковые свечи так искусно расположены, что глазам зрителя представляется двойная перспектива аппетитных яств, ведущих к величественной пирамиде пармезана на заднем плане.

Уличные “развалы” игрушек и различных приятных мелочей доставляют огромную радость и взрослым, и детям. Любопытно также посмотреть на великолепные выставки ювелирных изделий в Корсо, по изяществу и вкусу с которыми не сравнимы даже парижские мастера. Римские золотых дел мастера славятся издавна, и вечером, когда Корсо сияет огнями, иностранец может вообразить себя в одной из богатейших столиц Европы.

В настоящее время уже не видно на улицах Рима некоторых характерных фигур, прежде появлявшихся на Рождество, – pifficari (волынщиков). Они имели обыкновение спускаться с гор и играть старинные духовные стихи перед изображением Мадонны; глядя на их живописные костюмы с овечьими шкурами, накинутыми на плечи, так и казалось, что они сошли с картин Перуджино или Гирландайо. Но полиция запретила играть на улицах Рима, и уже не слышно более визга волынок. Зато выплывает масса монахов и монахинь в самых разнообразных и живописных одеждах. Весь этот люд наполняет церкви во время религиозных церемоний. Их пестрая одежда – белая, черная, кофейная и серая, красивые головные уборы монахинь, случайно появляющиеся восточные монахи с длинными бородами и в пурпуровой одежде – все это представляет собой любопытное зрелище. Надо признать, что церковные церемонии теперь значительно утратили свой прежний блеск и великолепие. Некоторые из них совершаются при закрытых дверях – porte chiuse. Публика уже не допускается свободно на полуночную службу в Сикстинскую капеллу, Санта-Мария Маджоре и другие церкви.

Но одним из самых популярных рождественских обычаев остается по-прежнему Presepio – изображение младенца Иисуса в яслях вместе с фигурами Мадонны, св. Иосидора, волхвов, пастухов, пришедших на поклонение, ликующих ангелов и животных в их стойлах. Великолепный Presepio обычно бывает в церкви Святых апостолов на площади того же имени и в церкви св. Варфоломея. Но пальма первенства принадлежит церкви Арчели. Эта францисканская церковь находится на северо-западной стороне Капитолийского холма, и к боковой двери его ведет высокая, крутая и живописная лестница. В ней хранится чудотворное изображение младенца Иисуса (Santissimo Bambino). Народное поверье приписывает ему целебное действие. На Рождество и в Троицу это изображение, облеченное в белую одежду и украшенное драгоценными камнями, принесенными в дар целыми поколениями верующих, выставляется в Presepio. Целый день толпы народа поднимаются и спускаются по крутым ступеням, и на всех мессах в капелле присутствует множество публики…

Рождество в Германии

Характерная черта рождественского обряда в Германии – сердечная задушевность, уничтожающая в этот день все сословные перегородки и сливающая нацию в одну дружную семью. Происхождение рождественской елки, украшающей каждый семейный очаг, приходится искать в глубокой древности. В день зимнего равноденствия германцы-язычники водружали сосну как символ неумирающей жизни природы и чествовали благодетельное солнце под видом круглого пирога, испеченного лучшим пирожником страны. Долго еще после обращения в христианство Германия сохраняла буйные и веселые обряды языческого празднования священного дня.

В средние века праздник Рождества служил сигналом к повсеместным маскарадам и карнавалам. Наряженные люди в высоких колпаках с колокольцами и вооруженные жезлами колдунов расхаживали по улицам с дикими плясками и предавались веселым дурачествам. Шут был царем дня, и все население от мала до велика принимало деятельное участие в разных увеселительных проказах и шутках, продолжавшихся целых двенадцать дней.

Современное празднование Рождества представляет только бледное отражение старинных обычаев. Быть может, оно и выиграло со стороны нравственного смысла, но, несомненно, утратило яркий колорит прежних каруселей и процессий. В наши дни этот праздник принял более филантропический характер и вместо детского ликования, с каким предки радовались древу жизни, современный немец несет дарственную лепту за благо жизни в форме щедрой благотворительности, распахивая широко дверь богатого дома бедному брату, стараясь разлить вокруг себя радость доказательствами теплой любви и расположения.

В протестантской северной Германии, где семейные празднества более развиты, чем в католических провинциях, существует обычай, что дети подкладывают родителям в рабочий стол отца или корзинку матери списки предметов, какие они желали бы получить в подарок к празднику; эти списки имеют даже техническое название Wunschzettel, что не мешает, конечно, рассудительным родителям осуществлять с практическими видоизменениями грезы своего потомства.

До сих пор большим почетом пользуется учреждение рождественской ярмарки. И даже в Берлине, этом царстве магазинов, Дворцовая площадь обычно обстраивается традиционными балаганами, и в этих временных лавках покупки делаются охотнее, чем в постоянных. Надо отметить, что нигде так сильно не привит обычай рождественских подарков, как в Германии. Родители одаривают детей, дети родителей, знакомые обмениваются знаками расположения в виде всевозможных и самых разнообразных предметов. Площади, магазины – все наполняется накануне Рождества веселой толпой покупателей и гуляющих, а дополнением к веселой картине служит оглушительный концерт трещоток и скрипок, задорно действующих в руках неутомимых уличных музыкантов. Мудрено представить себе более оглушительную и режущую слух музыку, чем все эти перекрещивающиеся и щеголяющие друг перед другом резкие звуки святочных инструментов.

Рядом с палатками торговцев публику привлекают театральными представлениями. Относительно народного театра следует заметить, что бедные по содержанию волшебные сказки, вытеснившие со сцены пантомиму, на Рождество уступают место более живым спектаклям, где действующими лицами являются олицетворения пороков и добродетелей. Здесь можно увидеть назидательную кару семейного тирана, гибнущего жертвой собственной жестокости, блудного сына, возвращающегося под отеческий кров после разных бедственных приключений на окольных путях и проч.

Праздник обычно оканчивается ужином, состоящим по традиции из жареного карпа, маковых лепешек и более или менее обильного питья пунша.

Рождество в Англии

Англия свято празднует Рождество. В свое время пуритане пытались, правда, искоренить этот обычай под предлогом, что рождественские праздники – “смесь клерикализма и идолопоклонства”. Но народ не поддался давлению и даже крепко держится до сих пор некоторых старинных обычаев.

Один из них – приветствовать Рождество пениями и музыкой на рожках – весьма распространен не только в деревнях, но и в городах. К числу любимых развлечений сынов Альбиона всякого пола и возраста во время рождественских праздников относятся также пантомимы с непременным участием Арлекина. Такого рода пантомимы были впервые введены в Лондоне в 1702 году танцмейстером Ульером. Еще старше обычай украшать церкви, дома и магазины каким-либо деревцем или растением. Особенно оригинальная роль присвоена ветке омелы. Ее привешивают к потолку, и мужчины пользуются правом требовать поцелуя от дам, которые проходят под веткой, не замечая ее.

Весьма старинным обычаем, заимствованным еще от скандинавских народов, является сожжение рождественского чурбана. Зажигать новый чурбан полагается обгоревшим куском прошлогоднего, который с этой целью тщательно сохранялся в течение целого года. Не менее важное значение имела и кабанья голова. Под звуки музыки ее ставили на самое почетное место рождественского стола. Теперь ее, правда, почти везде вытеснили более доступные тушки индюшки. Только в оксфордском Queen’s College (Колледже королевы) на рождественский стол по-прежнему ставится кабанья голова, и действо это сопровождается песней “The boars head in hand bear” (Я несу на руках кабанью голову).

Согласно университетским традициям обычай этот должен напоминать доблестный поступок одного студента. Предание гласит, что гуляя однажды прекрасным утром в соседнем лесу и читая Аристотеля, этот студент подвергся нападению кабана. Недолго думая и нимало не испугавшись, студент сунул в разинутую пасть животного сочинения Аристотеля, вскрикнув при этом: “Graecum est” (Я грек). Затем он отошел в сторону и спокойно продолжил свою прогулку, словно с ним ничего необычайного не случилось. Этот геройский подвиг не должен никогда исчезнуть из памяти воспитанников Queen’s College.

Погоде в день Рождества также придают немаловажное значение. Если в Рождество лучи солнца показываются сквозь ветви яблони, это значит, что в следующем году будет хороший урожай, зато полнолуние в Рождество обещает плохой урожай. Дождь в Рождество предвещает засуху, а ветер, напротив, хороший год. Самым благоприятным днем для Рождества считается четверг.

В Йоркшире и некоторых других графствах Северной Англии дети ходят по дворам с охапкой зелени, разукрашенной лентами и наполненной апельсинами, яблоками, орехами, и распевают при этом песни. Самой известной является “The sween joys of the virgin” (Семь радостей Пресвятой Девы).

Во многих местностях в день Рождества фермеры отправляются после ужина в сопровождении домочадцев и друзей к самым плодородным яблоням и приносят им в дар горячие пироги и яблочное вино. В заключение упомянем еще один обычай, получивший широкое распространение в христианском мире. На папертях св. Кутоберта в Йоркшире в сочельник ежегодно люди приносят птицам обильный корм, чтобы им не было голодно в холодные зимние дни.

Рождество в Испании

В сочельник Рождества ровно в полдень, как в городах, так и в деревнях прекращается всякая работа. Стар и млад спешат домой, чтобы приготовить себе самый лучший и пестрый наряд для встречи “Доброй Ночи” (noche buona). Вечером все церкви освещены, на всех площадях и перекрестках идет пар от жарящихся на углях каштанов, магазины разукрашены лентами и флагами. Пестрые материи, золотая мишура и серебряный глазет, фрукты в сахаре и пирожки, апельсины, яблоки и орехи – все радует глаз. Тем временем по домам разносятся turron – миндальные пироги, не купить turron означало бы оскорбить святость праздника. А на кухне тем временем кипит работа – хозяйки заняты приготовлением миндального супа (sopa de akemendrus), рождественской рыбы (resuqe) и главным образом индюшки или индюка с трюфелями (pavo trufado) для всех домочадцев и гостей, которые придут в дом, чтобы достойным образом встретить великий христианский праздник.

Как только ночь покроет своим темным покровом города и деревни, масличные рощи и виноградники, горы и долины, перед каждым домом, перед каждым образом Мадонны зажигаются лампадки. Из всех домов раздаются крики радости и восторга. Там слышен треск петард, здесь играют на разукрашенных лентами бубнах или распевают рождественские песни, такие, как “Nocio el nino de Dios” (Родился сын Божий) или “Esta noche es noche no es la noche de dormir” (Эта ночь – добрая ночь. В эту ночь спать нельзя).

В полночь все идут в церковь. Когда религиозные обряды совершены, устраивается крестный ход. Духовенство выносит статую Сына Божьего, роскошно разодетого и всего в лентах на поклонение народу. Верующие падают на колени и крестятся.

Подготовил Михаил А.ДОДОЛЕВ,

доктор исторических наук.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Мужчины как сексуальный объект


««« »»»