P.S.

И что же такое измена? Ведь существует довольно много смежных понятий. Например, предательство. Или адюльтер. Однако измена – иное. Помимо мужа/жены/любимого/любимой, изменять можно Родине, себе, своему призванию. Но нельзя изменять детям, родителям, профессии. Можно предать дружбу, а вот изменить другу не получится. Если разложить «измену» на части, то, пожалуй, самым значимым окажется, как это ни странно, параметр эксклюзивности.

Подразумевается, что муж/жена или любимый/любимая могут существовать лишь в единственном числе. Одна и Родина. Родителей уже двое, детей может быть много, равно как друзей или профессий. Призвание же должно быть одно. Или это не призвание.

Что больше всего задевает человека, если с ним произошло то, что можно квалифицировать как измену? По всей видимости, именно нарушение эксклюзивности. Отказ в его праве быть единственным в своем роде, хотя бы в крохотной системе координат. Он, бедный, думал, что в рамках неких отношений он был штучным и незаменимым партнером, а оказалось, что всего лишь играл роль в спектакле, где есть и второй состав. А может быть, и третий. Да и спектакль вовсе не бенефис.

Измена никак не тождественна адюльтеру, потому что физическая верность/неверность не играет в наши дни никакой роли. Ибо с падением культурологических и религиозных табу чувства и секс расходятся как в море корабли. В «цивилизованное» время в «цивилизованном» же мире эротика постепенно превращается в приятное времяпрепровождение со специгрушками и спецперсоналом в каком-нибудь профильном заведении, а любовь (по задумке Создателя, хищная и плотская) становится нежным альтруистическим чувством.

В рамках такой картины адюльтер уж точно не является изменой, ибо физическое партнерство не подразумевает никакого эксклюзива. Зато платоническая влюбленность – типа охи, вздохи и метания – вполне может развалить свободный союз. Ибо «запаренность» по поводу другого в данном случае окажется тем самым нарушением эксклюзивных, уникальных прав. И вообще, что такое адюльтер в исламской стране? Жен по определению может быть несколько, и измена возникнет, видимо, там, где физическая близость прекратится. Или прекратится душевный контакт и человеческое участие.

Можно ли трактовать измену как предательство? Тоже нет. Это ведь не означает бросить человека в тяжелую минуту, впаривать ему псевдореальность вместо истинной картины происходящего. Измена – это все же именно нарушение права штучности, а не глобальная подстава.

Ведь если, к примеру, верная жена полюбила от души другого человека, но при этом никак не нарушила интересов мужа, не испортила публично его репутацию и не нанесла никакого иного ущерба, то поведение ее едва ли можно назвать предательством, точно нельзя адюльтером, а изменой можно. Особенно если подразумевался эксклюзив в сфере чувств.

Вопрос: что человеком воспринимается болезненней? Вполне возможно, что именно измена. Предательство, конечно, тоже штука неприятная, но спасение можно найти в перемещении обидчика в разряд «плохих». За адюльтер можно наказать, да и ранить он способен лишь того, кто претендовал на единоличное владение сексуальным партнером. А вот измена… В данном случае виноватых за пределами собственной персоны искать не приходится. Не надо быть лохом, придумывать себе «отношения» там, где их нет, и купаться в нежных волнах иллюзий, шествуя по пути, затоптанному в пыль очарованными собственной персоной слепцами. Которым так хотелось хоть в чьих-то маленьких мирках быть особенными. Уникальными и незаменимыми.

Измена лишает этого приятного ощущения. А винить изменника не в чем: нельзя же считать человека плохим лишь потому, что ты для него такой же, как другой. Или другие. Или вообще как все.

Есть еще одна проблема: быть уникальным в мире того, кто тебе не нравится или безразличен, нет ни малейшего желания. Если изменяет любимый/любимая, которым таковой/таковая вовсе не является, то и ущерба никакого нет. Ибо хочется быть солнцем лишь в определенных астральных системах, которые не хуже и не лучше других, но сиять там почему-то совершенно необходимо для поддержания бодрости духа и хорошего настроения. Ведь подлинное качество жизни – это не деньги, не статус и не успех в работе. Это возможность быть единственным и неповторимым светилом для того, кто стал тебе таковым. И измена в таком случае фатальна: солнце гаснет, и маленький личный мир погружается во тьму. То есть он раз и навсегда меняется. Причем необратимо. Поэтому и назвать произошедшее можно только одним словом – «измена».


М. Леско


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

На измене
Измена на экране
Неверность и кино
Бди


««« »»»