Елена Ханга: Мой результат

Рецепт успеха от Елены Ханги более чем прост: надо всего лишь быть первой в деле, которым занимаешься.

И тогда – и сама станешь Человеком, и люди к тебе потянутся (если журналистов, конечно, можно назвать людьми! – А.К.)

И в Америку тебя пригласят на стажировку в «Крисчен саенс монитор». И книгу там, в Америке, в подробностях излагающую историю своей семьи в период с 1865 года по 2000 год включительно, выпустишь.

И с лекциями по техасской глубинке по поводу этой книги прокатишься (ну, чисто Марк Твен! – А.К.), и на «сиэненах» разных в компании Теда Тернера и Джейн Фонды себя обозначишь…

В общем, чем не карьера для бедной, но честной афро-американской девушки?

– Лена, давайте на несколько минут отвлечемся от вашей блистательной телевизионной биографии и вспомним о начале «славного пути». Вы ведь начинали…

Я начинала в редакции газеты «Московские новости», и что такое «газетная жизнь», знаю хорошо.

– Вы употребили выражение «газетная жизнь»… В связи с этим хочу поинтересоваться: можно ли «газетную жизнь» назвать «сладкой жизнью»?

– Не знаю, насколько эту жизнь можно назвать сладкой. Но для меня совершенно бесспорно: эпоха «Московских новостей» – самое романтичное, самое многообещающее время в моей жизни. И дело не только в том, что в 80-е и 90-е годы «Московские новости» – место работы многих выдающихся журналистов, у которых было чему научиться.

Дело – в прекрасных человеческих отношениях, которые в этой редакции были нормой. И, наверное, еще в том, что ТАМ и ТОГДА мы все были молоды.

– Вы не находите, что молодость – продукт весьма скоропортящийся?

– Может быть. Но каждый возраст имеет свои преимущества. Молодость, например, хороша полнейшей безответственностью. А кроме того – абсолютной и совершенно ни на чем не основанной уверенностью, что все будет хорошо.

– Лена, хотелось бы поговорить о ваших афро-американских корнях. Вы Александру Сергеевичу Пушкину, который, как известно, имел дедушку афроамериканца, родственницей не приходитесь?

– Ну, если только очень дальней (смеется). Дабы приникнуть к истокам, несколько лет назад я побывала в Танзании. И даже познакомилась со своей «африканской» бабушкой. Но ощутить себя «местной» мне, честно говоря, не удалось.

– Лена, поговорим о делах. У Николая Васильевича Гоголя есть неоконченный рассказ «Утро делового человека». Я бы хотел, чтобы вы написали рассказ «Утро, день и вечер деловой женщины»

Николай Васильевич этот рассказ не окончил, а я, пожалуй, не буду его и начинать. Что касается моего распорядка дня, то он примерно такой: 7.00 – 9.00 – Ребенок; 12.00 – приезд в Останкино; 14.30 – 15.15 – прогон; 15.30 – 17.00 – прямой эфир; 17.00 – 18.00 – обед; 18.00 – 20.00 – подготовка к следующему эфиру; 21.00 – 22.00 – ребенок.

– Лена, ваша нынешняя передача «Принцип Домино» потрясает обилием «особо важных персон». Вас VIPы не утомляют?

– А почему они должны утомлять? Они такие же люди, как и мы с вами. Ну, или почти такие же. Вы знаете, я однажды поймала себя на мысли, что всегда с удовольствием ходила на работу. Наверное, это и есть единственный способ сделать карьеру.

– Понял. Давайте, наконец окончательно и бесповоротно «вернемся с работы домой» и поговорим о личном. Историю знакомства с собственной бабушкой вы рассказали. Теперь расскажите, как познакомились с собственным мужем?

– Вот слово «собственный» меня смущает. Игорь вряд ли считает себя чьей-то собственностью. Знаете, это довольно длинная история. Мы познакомились в конце 80-х. Он тогда занимался социологией, и так получилось, что мы вместе с ним готовили какой-то материал для газеты. В общем, он начал за мной ухаживать.

Но тогда вся эта история кончилась ничем, потому что очень скоро я уехала в Америку, и наши пути разошлись.

– И каким же образом произошло «воссоединение»?

– Воссоединение произошло через много лет, когда я уже работала в программе «Про Это». На одной из останкинских вечеринок Игорь подошел ко мне и сказал, что мы с ним давно знакомы. Я его, честно говоря, не сразу узнала…

Мы пошли в какой-то ресторанчик, просидели там часов шесть: болтали, смеялись, вспоминали общих знакомых… Игорь показался мне таким остроумным, добрым, замечательным, что, наверное, тогда я и влюбилась.

– Вот так просто: взяли и влюбились?

– Так просто. Вы знаете, Игорь, в отличие от многих других, ничего мне не предлагал: ни фабрик, ни заводов, ни пароходов… Он просто сказал мне: «Лена, я тот человек, который сможет вас защитить». Я поверила.

– И в результате?..

– В результате нашей дочери Елизавете-Анне, которая называет меня почему-то на французский манер – «maman», скоро исполнится два года. Вот такой результат.

Александр КОГАН.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Сумасшедшая работа Миннелли
Первый среди покойников
Стрейзанд поддерживает разноцветных
Концерт Пласидо Доминго
Кутиков и “Нюанс” объединились
Сидишки
Новый Джеймс Бонд
Написала – теперь играет
Памятник на родине
Тимберлейк – самый крутой
Не удалось проявить могущество
Чуть не побили свой рекорд
Уильямс -– самый популярный
Брэд Питт снимет фильм
Липа скрипучая
Лучшая голливудская парочка
Лив Тайлер понимает отца
Коротко
Лиз Херли – маньяк-убийца
Бритни играет, а Пол поет
Николь Кидман – переводчица
Книга и альбом одновременно
Памела – учительница в школе
Розы в честь Клиффа
Стинг – персона года
Маньеристы разделились
Бекхэм круче Пресли


««« »»»