НА БОЕВОМ ВЕЛИКОМ ПОСТУ

АЛЕКСАНДР ДУГИН,

главный философист “Лимонки”

Великий Пост. Время скорби, печали, горя. Время трезвенности и воздержанности. Такой обычай установлен не по прихоти человеческой и не из-за низменных материальных потребностей. Волевое и сознательное лишение себя некоторых аспектов привычного физического существования есть наглядное проявление идеальной стороны человека, его героической, аскетической части. Конечно, идеальное проявляется не только через воздержание, но все же именно здесь мощь духовных сил проявляется наиболее ярко. Великий Пост поэтому есть битва. Борьба сынов Света против Сынов Тьмы, Духа против Материи.

Современный человек превратился в мурло. Он не способен ограничивать себя по своей воле и подчиняется лишь диктатуре физических преград – недостатку денег, товаров, женщин, сил, правового обеспечения и т.д. Он предан наслаждению, но из-за своего страха вкушает только ничтожные его порции, оставаясь нищим, обделенным завистником имущих и побеждающих, отождествляя себя с ними в мечтах. Современный человек радикально нерелигиозен. Он не воспринимает тонких колебаний духовной очевидности и остается глухим к стенаниям собственной души. Если он все же притягивается к религии, то чаще всего ищет в ней “успокоения” и “облегчения” от сложности “мирских страстей”. Иногда это же случается как дань моде или социальному конформизму. Современный человек никогда не становится взрослым, а религия – дело ответственных и волевых людей. Религия сродни воинскому ремеслу, только брань в ней проходит на более тонком уровне (не становясь от этого менее жестокой).

Когда человек постится, он должен ненавидеть плоть. Иначе он будет лишь лицемерить или выполнять чисто внешний обряд. Он должен погружаться в постоянное осмысление кошмара окружающей реальности, пропитываться восприятием материального как адского, животного – как сатанинского, человеческого – как падшего и омерзительного. Пребывать в Великом Посте, значит, пребывать душой и телом в аду.

Физическое сражение направлено на уничтожение внешнего врага, “другого”. Духовное – на уничтожение врага внутреннего. Этот внутренний враг есть некая универсальная, вездесущая субстанция, которая пропитывает все бытие, придавая ему специфический зловеще-увесистый вкус. Библия называет это “мерзостью запустения”. Обнаружение этого врага в его экзистенциальном параметре – первая задача духовного делания.

Смысл физического самоограничения во время Поста в том, чтобы проникнуться отвращением к миру, омерзением к окружающим вас предметам (и к самой предметности), к существам, к вам самим как к материальным, физическим, индивидуальным тварям. Надо осознать себя (и все остальное) “могилой души”, гнусным прахом, скоплением нечистот. И пока это переживание не станет устойчивым и всеобъемлющим, нельзя говорить даже о начале борьбы между “душой” и “грехом”, так как без переживания мира как ада души еще нет, есть только грех.

Чем на больший объем личности распространится омерзение у духовно постящегося, тем чище и выше будет та таинственная “не от мира сего” сверхличностная сила, которая воскреснет вместе с Спасителем во Святой Пасхе.

Современный человек принципиально несовместим с Постом, с его мистикой, с духовной логикой его Умного Делания. Не то чтобы он бы был законченным жизнелюбивым гедонистом, прожигающим жизнь в обжорстве и наслаждениях. Нет. Это происходит только в мечтах и фантазиях, на экранах и страницах триллеров. В жизни он поневоле ограничен в возможностях и средствах, скептичен, но при этом патологически самолюбив. Мир для него, конечно, “не бог весть что”, далеко не рай, но уж и не ад. Да и сам он оценивает себя довольно высоко. Отсюда эта сногсшибательная наглость в суждениях на любые темы – особенно серьезные. Что бы эта тварь ни изрекала – за религию или против нее, в пользу христианства или за язычество, апеллируя к национальной истории или упирая на современный Запад – в центре всего одно великое “Я”, натуженное и лелеемое. Самый последний придурок объяснит вам глупейшие (и неверные) банальности с пафосом Иезикиля. В кретине обнажается тайная сущность рационалиста. В нищем попрошайке или мелком воришке – истинная природа богатства. Наглость наших современников выявляет подлинное качество современности, качество того “времени и места”, где мы живем. А живем мы на самом деле в аду.

Великий Пост есть битва против современного человека – “против века сего” и “князя века сего”. Следует познать меру вырождения, упадка, извращения человечества. Надо воочию в себе и в других убедиться в бездне, отделяющей нас от нетварного Света Троицы. Тот, кто не познает дьявола, смерти и их воинств, не сможет познать Бога Победителя Смерти. Тот, кто не спустится в ад, никогда не взойдет на Небо. Он останется вне истинной реальности, в мире теней и призраков, во тьме кромешной, где все события однообразно сливаются в раздражающий зубовный скрежет и бессмысленный хоровод свиных рыл. Он будет пребывать как бы внутри современного телевидения между фильмом ужасов, новостями и рекламой – и так во веки веков.

В ходе Великого Поста надо убить Современного Человека с его акциями и видеомагнитофонами, с его митингами и парламентскими слушаниями, с его семейными проблемами, изменами и болезнями, с его добротой и озлоблением, с его симпатичным простодушием и отталкивающей раздражительностью, с его войной и его миром, с его Востоком и его Западом. И даже хоронить его не обязательно, это сделают другие мертвые.

Лимонка” №8.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

КЕМЕРОВСКИЙ “ЧИСТИТ СЕБЯ” ПОД ПРЕЗЕНТАЦИЮ
ЭЛЕКТРОННЫЕ ШТУЧКИ ДУЭТА В ЕГИПЕТСКИХ ПРОСТОРАХ
ВИКТОР СВЕТЛОВ: НАСТОЯЩЕГО АРТИСТА НУЖНО ВОСПИТАТЬ!
КИРКОРОВ ПОВИСНЕТ НАД СТОЛИЦЕЙ
АЗИЗА – ДЕВУШКА БОЛЬШЕ ЛИРИЧНАЯ, НЕЖЕЛИ ДЕЛОВАЯ
Отец трех толстяков Григорьев
ДАЙ, СФИНКС, НА СЧАСТЬЕ ЛАПУ МНЕ
Ходочинская спела в госпитале


««« »»»