Егор Кончаловский, Михалкова сын

Рубрики: [Додолев]  [Интервью]  [Кино]  

Евгений Додолев и Егор Кончаловский

Евгений Додолев и Егор Кончаловский

Предлагаем читателям «НВ» интервью Егора КОНЧАЛОВСКОГО ведущему проекта «ПРАВДА-24» Евгению Ю. Додолеву, которое зрители канала «Москва-24» могли видеть в прямом эфире.

 

I. Идеи, эмоции, девушки

– Мой коллега Иван Распопов («Москва-24») пожелал вам эмоций, девушек и идей. Прокомментируйте этот набор. Чего вам не хватает в жизни? Дефицит чего есть – идей, эмоций или девушек.

– Вообще всего не хватает немножечко. И идей не хватает, и эмоций не хватает. Ну, девушек хватает. Потому что девушек, к счастью, с каждым годом становится все больше и больше, подрастают новые поколения. А идей и эмоций мало. Но на самом деле все эти вещи связаны между собой. Идеи, эмоции и девушки.

– Каким образом? Нет, эмоции и девушки – я более-менее представить себе могу. Идеи как связаны с…?

– Вы знаете, идеи очень часто зависят от эмоций. Потому что, мне кажется, что человек, сильно, глубоко и интенсивно чувствующий, может быть, не генерирует прекрасные идеи, но эти идеи воплощает и реализует, я убежден, лучше. Если его эмоциональное состояние находится в возбужденной фазе. Если оно интенсивно.

– Ваш папа (понимаю, что вас невротизирует, когда все время сравнивают с Кончаловским Андреем, но такова планида) испортил отношения со многими девушками, скажем так, описав подробно в книгах свои взаимоотношения с ними. Как вы относитесь к такого рода мемуаристике?

– Вы знаете, мне не так давно одно издательство предлагало написать книжку. Я лично считаю, что мне писать нечего.

– Вы кокетничаете.

– Я серьезно говорю. Все, что я мог написать, уже сказано в многочисленных интервью. Жизнь должна заслуживать того, чтобы быть описанной в книжке. Особенно быть описанной самим тобой. И мне очень трудно объективно, конечно же, относиться к этим книжкам. Я имею в виду книги отца. Потому что примерно в 50% эпизодов я, в общем, был уже взрослым парнем. И стоял или рядом, или за спиной, ну, в общем, был участником или наблюдателем всех событий жизни моего отца. Особенно Америки, естественно. Я скорее смотрю на эти мемуары через призму себя, а не через призму того, что он написал про девушек, с которыми встречался 50 лет назад. То есть те прекрасные женщины, которые описаны в этих книжках, остались в далеком прошлом. Поэтому, в общем-то, моего отношения к этому недостаточно для того, чтобы даже его описать, если честно. А вообще чтение очень, очень поучительное, на мой взгляд. И в той части, которая женщин не касается, она весьма, мне кажется, информативна. А судить отца, согласитесь, тяжело.

– А мама ваша как-то комментировала?

– Да, мама не очень довольна была.

 

II. Восток = тело толстое

– Кстати, о маме вашей. Я совершенно солидарен с вашим тезисом о том, что Россия – это страна восточная. И совершенно разделяю, без всякого стёба и без всякой иронии, тезис о том, что многоженство на самом деле было бы выходом из очень многих ситуаций. И, в частности, в контексте биографии вашего родителя. Вы, когда делали эти заявления про двоеженство, имели в виду то, что называется «шуткой юмора?»

– Да. С определенной серьезной оглядкой на то, что я вижу перед собой. Я не хотел сказать то, что, например, в среднеазиатских странах, которые раньше были частью Советского Союза, таких, как Казахстан или Узбекистан, приняли охотно многоженство или двоеженство. Нет. И, естественно, первые жены все чудовищно против этого. Но идея эта летает среди мужчин. Я, как мужчина, очень сочувственно отношусь к этой идее. Но понимаю, что вряд ли я буду понят сильным полом. Потому что я считаю, что сильный пол сегодня – это уже женщины. И еще чуть-чуть, так они станут совсем сильным полом. Мне кажется, что феминизм и женская эмансипация – самый первый и самый опасный и необратимый шаг к очень сложной ситуации, в которой сегодня оказалась белая раса…

СПРАВКА. Наталья Утевлевна Аринбасарова

Мать Егора Андреевича – Наталья Утевлевна Аринбасарова. В 1964 году, когда ей было 18 лет, снялась в главной роли в фильме Андрея Кончаловского по роману Чингиза Айтматова «Первый учитель». За эту роль получила главный приз Венецианского кинофестиваля «Золотой кубок Вольпи» 1966 года, обойдя Джейн Фонду с фильмом Роже Вадима «Добыча». Тогда же вышла замуж за Андрея Кончаловского и родила сына Егора. Уже будучи звездой, поступила во ВГИК (мастерская Сергея Герасимова и Тамары Макаровой) и окончила его в 1971 году. Брак распался в 1969 году – Кончаловский хотел уехать за границу и женился на иностранке – Вивиан Годе. Второй брак (1970) – с художником-постановщиком и живописцем Николаем Двигубским, который работал в фильмах Кончаловского. От этого брака родилась дочь Екатерина (1974), ныне тоже кинорежиссёр и писательница. Но в 1980 году снова развод – Двигубский уезжает обратно во Францию. Третий брак (1982) – с кинорежиссёром Эльдором Уразбаевым, который в 1977 году снимал её на «Казахфильме» в фильме «Транссибирский экспресс» по сценарию Александра Адабашьяна и братьев Михалковых. В 1999 году Наталья диктует дочери свои мемуары, в итоге вышла книга воспоминаний «Лунные дороги».

– Ой, как я вас понимаю. Ой, как я солидарен с вами. Золотые слова.

– …и все эти игры, сексизм и прочее, все разговоры вокруг этого – это не естественно для человека. Многие женщины, особенно управленцы высшего звена, вряд ли меня поймут. Но с этого началась закат западной цивилизации. Который мы видим.

– Ну, вы говорите о либеральной идее в большей степени. О закате либеральной идеи, нежели о закате западной цивилизации, как таковой.

– Нет. О том, что мы понимали долгое время под настоящей демократией…

– На самом деле вы идеологически с родителем со своим расходитесь, как мне представляется. Вы как-то сказали, что вы в Казахстане ощущаете себя казахом, а в России ощущаете себя русским. Обычно ровно наоборот. Обычно люди в вашей ситуации, я имею в виду с таким этническим замесом, в России ощущают себя азиатом, а в Азии русским. Вам так не кажется?

– Нет. У меня как раз именно так, как есть. Я вырос в Москве. Я москвич. И служил в армии под Москвой. Потом я уехал, воспитывался в англосаксонской среде, такой протестантской. Англиканской даже, не протестантской. Но когда я оказывался в Казахстане не просто так на каком-нибудь фестивале есть бешбармак и пить водку, а связанный обязательствами и на достаточно продолжительное время, то какие-то достаточно мало формулируемые мною аспекты начали во мне пробуждаться. И какие-то вещи мне показались гораздо более близкими, чем следовало бы, скажем так.

– То есть вы себя позиционируете как человека восточного менталитета? Восточного образа мысли?

– Да. Скорее я человек восточного менталитета, чем западного. Тем более, что, в общем-то, очень серьезное разочарование в западной идее во мне присутствует.

– Когда появились эти разочарования?

– Вы знаете, эти разочарования появились тогда, когда я переехал из Англии в Россию и встретился с экспатами здесь. Потому что, прожив 6-7 лет в академической среде, я считал, что знаю англичан. А на самом деле знал я академиков, философов, историков, искусствоведов… И студентов, соответственно. Для меня было ужасным откровением, что на самом деле англичане взятки берут с большим удовольствием. Причем, коррумпируются они гораздо быстрей, чем русские, оказавшись в России. И так далее. Встретив много представителей рекламного бизнеса из туманного Альбиона, я понял, что, в общем-то, среди них негодяев столько же, сколько и среди нашего брата, условно говоря. Но, конечно, если серьезно, я считаю, что вообще капиталистический мир нас обманул. Нас, советских людей. То есть, они нам продавали идею, которая на самом деле оказалась червивой в конечном итоге. И червивость этой идеи мы еще до конца не почувствовали.

– Что значит капиталистический мир? Нас обманула наша собственная элита. Частью коей вы, собственно, тоже являетесь.

– Послушайте. Ну, элита, да, обманула. Ради Бога. При этом, например, говорят, что несправедливо разделили нефть. Ладно. Но забывают про то, что все квартиры отдали населению в принципе в собственность. А разделить честно природные ресурсы – это трудно на самом деле, я думаю. Особенно при желании быстро десоциализировать. Но, тем не менее, если нашу элиту немножечко забыть, то та идея, к которой стремились мы все, начиная с шестидесятников и заканчивая, безусловно, Перестройкой, эта идея не стоила выеденного яйца. И я себя чувствую обманутым человеком. Как советский человек, как комсомолец, как сержант Советской армии. Я считаю, что меня обманул капиталистический мир. И что зря мы разрушили социализм. Можно было потихонечку, дозированно делать социализму инъекции капитализма, как это делалось в Китае. Поэтому меня Китай интересует.

 

III. Кончаловский vs Депардье

Понятно. Очень удобно. Я перед нашей встречей в Фейсбуке попросил подсказать мне какие-нибудь вопросы. И вот Даша Завгородняя из «Комсомольской правды» сказала, что я непременно должен спросить о вашей заяве по поводу Депардье. Вы сказали, что Депардье уже отработанный материал. Что он за сто тысяч евро выезжает и в Бишкек, и в Кострому. В презумпции того, что Бишкек и Кострома – это где-то запредельно далеко.

– Я не сказал, что он отработанный материал. Я хочу сказать, что Депардье замечательный артист. И я очень люблю то кино, на которое мы в детстве ходили. Где он с Пьером Ришаром и так далее. Но я абсолютно убежден в том, что беспредельная стоимость корпоративов, будь эти корпоративы в Костроме или в Бишкеке, развращает. Ну, в Бишкеке нет, потому что в Бишкеке-то он как раз не бывал. Он гостит в странах, богатых углеводородами. Депардье уже не актер, а маркетинговый инструмент, сто тысяч евро – и он ваш, это так. Вот под этим я подписываюсь. Первое, что ты видишь, приезжая в страны бывшего Советского Союза, это большую фотографию Депардье с какой-нибудь сковородкой или банкой и так далее. Это все замечательно. Кстати, посмотрите сегодня на афиши, кино- театральные афиши, которые сейчас висят. Вся эта старая гвардия: Пьер Ришар есть. Ален Делон есть. В наших кинцах появляются. И Депардье тоже. Просто, на мой лично взгляд, после такой беспардонной засвеченности в рекламе, естественно, ценность Депардье даже как ностальгического персонажа из моей юности, конечно, затирается очень сильно.

– Вот это очень странно мне слышать от режиссера Кончаловского. Которого я помню на рекламных билбордах. Я про вас говорю. Да и ваш папа тоже рекламировал пищевые добавки. А Депардье вы на свалку истории отправили?

– Депардье плевать, захочу я его снимать или нет. Дело не в этом. Дело в том, что я же все-таки режиссер. Есть режиссеры, которые вообще считают: если актер появляется в рекламном ролике, все, до свидания, больше никогда я не буду тебя снимать. Это, конечно, too much немножко. Что касается Жерара Депардье, то в Казахстане его очень любят. И здесь вопрос не в том.

– Хорошо, а где его не любят, кроме как в пределах Бульварного кольца? Мне казалось, что Депардье любимец всего мира.

– Да он и мой любимец. Я его тоже очень люблю.

– Вы сказали, что вы его не стали бы снимать как режиссер.

– Но это не мешает мне его любить. Любить, как часть моей юности. Любить, как прекрасного актера. Но сегодня, на мой лично взгляд, он испортил себе реноме именно в Восточной Европе, даже не в Восточной Европе, а в бывшем Советском Союзе, в СНГ. На мой взгляд, он себе малину по это самое потоптал очень сильно. С точки зрения кино. Но ему не нужно это кино. Ему лучше приехать на один вечер, сняться на билборд и уехать. Чем оставаться за те же деньги на неделю. Понимаете?

– То есть вы его не считаете творческим человеком? И считаете его человеком денег? Человеком, который работает и живет ради Момоны, ради заработков?

– Но вообще-то он сам об этом недвусмысленно заявляет, переезжая в Бельгию из Франции, не желая расставаться с деньгами. Правда ведь?

– А вы считаете, что он не прав по большому счету? Когда государство отнимает три четверти не сворованных, а честно заработанных денег?

– Нет, подождите. Давайте не путать две вещи. Я считаю, что он прав. Но это не делает его человеком, любящим деньги меньше, чем он их любит. Правда ведь?

– Ладно. Кто такой вообще Депардье, чтобы мы про него так много говорили. Вот я, когда в Фейсбуке объявил, что буду с вами беседовать, фотографию разместил. И выяснилось, что эта фотография Ивана Голова. Он передал вам привет. А вы вообще любите сниматься? Я имею в виду не в кино…

– Нет, я не очень люблю. Я люблю не сниматься. А я люблю, когда меня снимают.

– Вы имеете в виду репортерскую съемку? Чтобы вроде как не позируете.

– Да, совершенно верно. А постановочное фото… мне кажется, что я зажимаюсь немножечко.

– Мне кажется, вы такой раскованный человек.

– Но постановочную фотографию я не очень люблю.

– Скажите, пожалуйста, а почему в Википедии особо отмечено, как о значимом факте, что ваша супруга снималась в «Плейбое»? Это какое-то имело значение в вашей биографии?

Любо́вь Никола́евна Толка́лина

Жена Егора Кончаловского Любовь Николаевна Толкалина. Съемка для «Playboy» 2001 год

– Нет. Я, если честно, не был сторонником того, чтобы она снималась в «Плейбое». Абсолютно не был.

– Она с вами советовалась?

– Да, советовалась. Но это мне не было неприятно настолько, чтобы поднимать это как какой-то важный вопрос. Это были 90-е годы. За или против я этой фотосессии? Ну я, в общем, против. Но недостаточно активно для того, чтобы делать из этого какой-то особый случай, понимаете.

– Раз уж мы говорим о девушках. Кем будет ваша дочь?

– Ой, я не знаю. Я честно вам скажу, у меня нет планов по этому поводу. Мне кажется, что пытаться тренировать ребенка одиннадцати лет под конкретную какую-то профессию опасно и ошибочно.

– Нет, но у нее мама известная актриса. Папа – режиссер с мировым именем.

– Мой папа режиссер с мировым именем.

– Фамилию Кончаловский во всяком случае знают все.

– Мы идем вообще по другому пути. Мы пытаемся как можно больше дать ребенку в плане различных занятий. Она занимается музыкой, живописью и так далее. Все у нее получается так себе. Кроме рисования. Но я знаю людей, которые прекрасно рисовали в юности и в молодости, а художники из них получились очень скромные и средние. Поэтому рано говорить, кем она станет. Но мы пытаемся действительно расширить ее кругозор, понимаете, изо всех сил. Вот я, между прочим, не знал, кем я буду. А мне было не 11, мне было 22. Я уже к тому времени прошел советскую армию, здоровый лоб. И в школе плохо учился. Поэтому я не очень-то на самом деле переживаю по этому поводу. И еще не собираюсь переживать лет восемь.

Кончаловские. Егор, Мария, Любовь

Кончаловские. Егор, Мария, Любовь

– У меня такой вопрос, который мне не посоветовали задать, но который я не задать не могу. Вы ведь по паспорту Михалков, а не Кончаловский?

– Да. Совершенно верно.

– Но ведь уже есть режиссер Кончаловский. У вас не было мысли взять псевдоним или, не знаю, через дефис писаться – Михалков-Кончаловский, чтобы, читая «режиссер Кончаловский», все понимали о ком речь…

– Мои фильмы подписаны «Михалков-Кончаловский». Это, во-первых. Во-вторых, мне очень часто задавали раньше вопрос, мешает или помогает мне фамилия в кино. Фамилия и мешает, и помогает, безусловно. И, может быть, даже больше мешает. Но, когда я себе задаю вопрос, хотел бы я носить другую фамилию – я имею в виду не Михалков и не Кончаловский, какую-то иную, другую – я бы не хотел. То есть, я готов мириться с теми неудобствами, с которыми мне, о Боже мой, достались вместе с фамилией Михалков или псевдонимом Кончаловский. Отец сознательно потихоньку сдрифтовал с Михалкова на Кончаловский, чтобы можно было с меньшей проблемой свалить из Советского Союза. Наш дед, Сергей Владимирович Михалков был депутатом Верховного Совета СССР. Автор гимна СССР и так далее. И иметь сына-эмигранта, уехавшего на Запад, наверное, для автора гимна было не очень хорошо. Поэтому на Западе отец стал подписываться Кончаловский. Меня стали звать Кончаловским вслед за ним. Мне было, в общем, все равно. Слава богу, нет проблем. Поэтому идеи взять псевдоним у меня никогда не было. Я не хотел. Это и так псевдоним – Кончаловский. Я никогда не получу «Золотого Орла», потому что мой дядя Никита Михалков. Я никогда не получу «Нику», потому что мой дядя Никита Михалков. Но ничего, я переживу и без того, и без другого.

 

IV. Степан & Егор: просто братья

– Вы родились в один год со Степаном Михалковым, вашим двоюродным братом… Вы общаетесь?

Егор Кончаловский со Степаном Михалковым и Леонидом Ярмольником

Егор Кончаловский со Степаном Михалковым и Леонидом Ярмольником

– Да, мы очень общаемся. Вообще выросли вместе со Степаном. И забавно было то, что, когда нам было лет 14, мы могли вот так передавать трубу от одного другому, и его мама Настя Вертинская или моя мама не понимали, кто говорит в данную минуту: Егор или Степан. У нас были абсолютно одинаковые голоса. Хотя он беленький, а я черненький. Я не знаю, может быть, Сергей Михалков написал как раз про нас: «утром рано два барана, один черный, другой белый…». Он мне близок. Из всех моих братьев, которых у меня, я не знаю, сколько до конца, если честно. Но со Степаном мы вместе выросли. И потому что мы ровесники, мы вместе хулиганили и вместе попадали в милицию…

СПРАВКА. Степан Никитич Михалков

Степан Никитич Михалков – сын актрисы Анастасии Вертинской и режиссера Никиты Михалкова. Окончив Московскую художественную школу, Степан отслужил срочную на Дальнем Востоке. По возвращении из армии поступил в Институт иностранных языков, но проучился там всего три года. В 1991 году закончил Московскую киношколу и в том же году с Федором Бондарчуком создал одну из первых в России профессиональных студий по производству музыкальных видеоклипов и рекламных роликов «Art Pictures Group». Режиссёр, основатель и организатор фестиваля видеоклипов «Поколение». Снялся в фильмах «Автостоп» (1990) и «Стреляющие ангелы» (1993).

– Расскажите, как вы попали в милицию вместе?

– Мы кинули пакет с молоком с седьмого этажа из Степиной квартиры. И попали по голове гаишнику.

– Сколько лет вам было?

– Лет 14. Со Степаном у меня очень много связано. Единственно, может быть, из моих сестер мне ближе всех Катя, моя сводная сестра, мамина дочь. А из братьев, как я уже говорил – двоюродный брат Степан, но мы всегда слово «двоюродный» отбрасывали. Мы просто братья.


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

2 комментария

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Редкие цветные фото Beatles
Книга про фильмы ужасов
Споют на вручении «Щита и розы»
Памятник Игорю Талькову
Продолжит «Гарри Поттера»
Красивость ради красивости
ФБ-Взгляд
Бал монстров
Неистовый Лимонов. Большой поход на Кремль
В духе русских балов
Сара Брайтман полетит в космос
Йоханссон вернется на Бродвей


««« »»»