Сергей Горобченко: «Проходящих ролей для меня нет»

Рубрики: [Интервью]  [Кино]  

НЕ ЖАЛЕЕТ ЛИ, ЧТО ПРИШЛОСЬ БРОСИТЬ ЛЕНКОМ ИЗ-ЗА СЪЕМОК В «БУМЕРЕ»

— Съемки «Бумера» проходили ночью, а днем я играл в театре, поэтому на сон времени почти не оставалось. Из-за недосыпания и усталости моя работа в театре стала хромать, я не мог выкладываться на все сто в спектаклях. Пришлось выбирать. Кино — это мое, проходящих ролей для меня нет даже в сериалах, которые так любят критиковать.

О «БУМЕРЕ»

— Это был знаковый фильм, и он прошелся по нашим судьбам достаточно серьезно, можно сказать, проехался… Тогда никто даже мечтать не мог, что возможен такой успех. Мы работали с полной самоотдачей, не думая о деньгах. Все получилось легко, сложились дружеские отношения с коллегами, особенно с Максимом Коноваловым (Килла). И вот спустя 10 лет мы встретились на съемочной площадке фильма «Братство десанта», где снова сыграли друзей.

О СЕМЬЕ

- У Максима трое детей, у меня — четверо. Жена и дети — смысл моей жизни. Я пришел к тому, что залог гармонии в семье — честные отношения между супругами. Муж и жена должны знать друг о друге все, если это вообще возможно и позволительно. Во всяком случае, я стремлюсь к этому на 100 процентов. Любовь можно сохранить только в честном партнерстве. Это непросто, ведь одну женщину любить очень сложно. Но нужно стремиться к тому, чтобы любимая была единственной, и тогда всем будет только лучше.

ОБ ОТЦОВСТВЕ

— И горжусь этим. Четверо пацанов — шутка ли? Старшему сыну Глебу (от первого брака с актрисой Александрой Флоринской) исполнилось 15 лет, Александр и Петр ходят в детский сад, а младший (ему всего годик) дома с мамой.

Не знаю, пойдем ли мы с супругой дальше в плане детей. Все-таки родить — это еще не все, нужно же воспитать и самому напитаться этим вниманием, любовью. Дети желают знать, чем живут родители. И любовь между родителем и ребенком должна быть подкреплена ежедневным вниманием и общением. Нужно постоянно над этим работать. Старший сын учится сейчас за границей, уже полтора года. И я тяжело переживаю разлуку с ним, даже ежедневные телефонные разговоры не спасают. Когда встречаемся, не можем наговориться, наверстываем упущенное. Родителям следует быть рядом с детьми.

КАК УДАЕТСЯ СОВМЕСТИТЬ РАБОТУ И ВОСПИТАНИЕ ДЕТЕЙ?

— Стараюсь строить свой съемочный день так, чтобы больше бывать дома. Вот и работу в сериале «Братство десанта» я выбрал еще и потому, что она дала мне возможность не только реализоваться как актеру, но и вернуться в родной Питер. Это моя вторая родина, ведь предки из Питера. Деда в 1935 году репрессировали, сослали на Урал на разработку шахт. Реабилитировали в 1989-м. Петербург — мой город во всех смыслах, даже климат подходит. Моя семья вернулась в Питер, правда, не все. Многие родственники занимаются серьезными делами, рулят шахтной индустрией.

НЕ РВЕТСЯ ЛИ НА СЦЕНУ ЕГО ЖЕНА?

— Она с не очень большим перерывом родила троих детей. Их воспитание сейчас для Полины на первом месте. Это ее добровольная и искренняя позиция. Она всю себя отдает семье и буквально светится от счастья. Несмотря на то, что мальчишки еще маленькие, Полина уже начала работать. В фильме «Желтый в городе» нам даже удалось сняться вместе. Есть женщина, которая помогает нам по дому. Слава Богу, имеются и мама, и бабушка — дети находятся под постоянным присмотром.

ОБ УВЛЕЧЕНИИ ПЕНИЕМ

— Петь я начал еще в США. Пришлось зарабатывать, исполнял песни в русском ресторане. Однажды в ресторан пришел Ричард Гир, и хотя это был не мой рабочий день, я попросил у менеджера разрешения спеть. Он был категорически против, но я все равно взял гитару и обратился к Гиру: «Я с уважением отношусь к вашему творчеству и потому хочу спеть одну песню». И запел «Клен ты мой опавший». Наверное, я сделал это хорошо, потому что Гир встал, пожал мне руку, сказал: «Спасибо». Но больше наши пути не пересекались.

ПОЧЕМУ У НЕГО НЕ СЛОЖИЛОСЬ В ГОЛЛИВУДЕ?

— Тогда многие удивлялись моему поступку: с чего вдруг поехал в Америку, кому я там нужен? По большому счету, это был побег. Видимо, сработал комплекс советского провинциального человека. Я не был готов к вниманию, к тому, что меня узнают на улицах, просят автографы. Казалось, что там все получится. Несколько лет существовал на два континента, что очень утомляло. В конечном итоге я женился второй раз, сделав окончательный выбор. Сейчас Америка для меня закрыта.
Чтобы жить в Америке, нужно быть американцем. Необходимо начинать там подъем с самой первой ступеньки. Тогда одолеешь всю лестницу. Но я же прошел ее тут. Зачем все повторять, терять время? Снова 10 лет доказывать, что я чего-то стою. А что потом, через 10 лет? Решил, нужно жить сейчас, получать удовольствие, мечтать, строить планы. Бывает, покупаешь какую-то вещь и думаешь: надену потом. Но к чему она завтра? То, что делаешь сейчас — это и есть настоящее. Вот мы с супругой Полиной, когда расписывались, быстро все сделали. Собрались 15 человек друзей и родственников — и так все хорошо получилось. Говорил ей, свадьбу потом закатим, повенчаемся… Но, оказывается, наши эмоции важны были только в тот момент.
Сейчас, в 41 год, у меня другие ценности, во главе которых жена и дети. Думаю о работе, чтобы их обеспечивать, гармонии с собой и окружающим миром, настоящей дружбе…

ЧТО ПОМОГЛО СЫГРАТЬ ЖИГОЛО?

— Не скажу, что горжусь фильмом «Московский жиголо», тем не менее картина понравилась зрителям. Работа получилась искренней и очень реалистичной, без пошлости и грубости. Пришлось освоить профессию стриптизера. Это непросто, при том, что кое-какая танцевальная практика у меня была. Занимался с хореографом. Сложнее оказалось передать отношение моего героя к миру, к женщине, которую играла Олеся Судзиловская. Интересно, что взрослые люди, прошедшие многое в жизни, в том числе мои друзья, любят смотреть этот фильм.

(«Факты и комментарии», 22.01.12)


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий



««« »»»