И.О. ЛИ И.О. ИЛЬЮШЕНКО?

ЕВГЕНИЙ Ю.ДОДОЛЕВ.

Главный

Против лучшего репортера НТВ Елены Масюк прокуратора возбудила уголовное дело. Ей, замечу, в соответствии с гибким нашим УК, грозит тюрьма, а не строгий выговор с занесением в личное дело. Ей грозит то, что, увы, похоже, не грозит у нас матерым убийцам и опытным рэкетирам – до них руки прокурорские не доходят. До нее, телерепортера – дошли. Ее, высококвалифицированного профессионала – достали.

Формально – за то, что она, отправляясь на интервью со ставропольским национальным героем и любимцем подразделения “Альфа” Шамилем Басаевым, не прихватила с собой группу захвата.

Фактически же это уголовное дело – не более чем очередное ржавое звено в цепи, коей Власти №1, №2 и №3 пытаются приковать Власть №4 к параше.

До этого прокуратура достаточно лихо возбудила уголовные дела против:

В.Поэгли за его наезд (в “МК”) на Пашу-”Мерседеса”-”Гаденыша”-Грачева;

Д.Быкова и А.Никонова за выпуск “матерной” газеты “Мать” (им инкриминируется очень злостное хулиганство);

– “Кукол” того же НТВ за то, что создатели передачи проигнорировали и.о. генпрокурора Ильюшенко и не слепили его куклу тоже (это версия, замечу, ряда депутатов и газетчиков).

Ну а ПЕРВОЕ уголовное дело против журналиста за его ПРОФЕССИОНАЛЬНУЮ деятельность (никак не сопряженную с нарушениями УК РФ и прочих законов) было возбуждено прокуратурой против автора “Нового Взгляда” Ярослава Могутина еще осенью 1993 года и, похоже, только мастерство адвоката Генриха Падвы помогло тогда Ярославу избежать тюрьмы (он вынужден был попросить политического убежища в США, и крупнейшие мировые правозащитные организации выступили в его защиту, засыпав Президента Ельцина гневными и встревоженными нотами протеста).

Я помню Лену Масюк по работе в “Совсекретно”, с Поэгли вместе трудился в “МК”, а Никонов как печатался, так и продолжает печататься в “Новом Взгляде” (см. его последнее ауто-интервью в “НВ” № 28), поскольку способен порадовать достаточно забавными и нетривиальными суждениями.

Все преследуемые, если даже и не самые лучшие представители Профессии, то уж во всяком случае – из лучших.

Исключительно за счет таланта и ударного энтузиазма нынешней прокурорской мишени Е.М. было создано и запущено видеоприложение “СовСека”. Она сотрудничала со “Взглядом” в ту же, трудную для передачи пору, что и я. У нее в останкинской “молодежке” была репутация безотказной, смелой и не лезущей в кадр Рабочей Лошадки. На НТВ она, скажу еще раз, неподражаема в своем репортерском жанре. В Чечне Елена Масюк рисковала жизнью каждый из сотни проведенных там дней, была контужена…

Поэгли был единственным на той памятной планерке, кто попытался разобраться с боевиками “Памяти”, напавшими на его родную газету, не только как газетчик, но и как отважный мужчина. Вряд ли можно запугать его допросами, судами и разборками даже после того, как в этих же стенах взорвали его коллегу Диму Холодова. (Не буду упражняться в риторике, вопрошая, где убийцы, коих обещали найти еще до Нового Года… этого, 95-го года. У правоохранительных органов есть дела, как теперь известно, поважнее убийств и шантажа).

Никонов умудрился не только написать и издать скандальную “Х…евую книгу”, но и собрал столь внушительную подборку солидных и восторженных отзывов на нее (спектр отзывистов размашист – от руководителя ТВ-программы “Времечко” Левы Новоженова до директора Института культурологии Кирилла Разлогова), что они могли бы составить отдельный том уголовного дела, по которому ему ныне могут влепить лет пять общего режима как последнему баклану.

Ну не по понятиям это. Нет, не по понятиям.

“Новый Взгляд”, не претендуя на звание лучшей газеты, но оставаясь самой плюралистической и трендовой, оказался еще и самой мудрой из всех газет. В смысле способности пророчествовать. Потому что детальный сценарий нынешней атаки на журналистов был изложен на страницах “Нового Взгляда” еще год назад. Очевидно, что Власти не могут затевать Выборы, предварительно не приструнив распоясавшуюся прессу основательно и ядрено.

КТО-ТО ДОЛЖЕН СТАТЬ ПЕРВЫМ – приговаривали несчастному Могутину и строгие следователи, и обаятельная умница-судья.

Однако настораживает совсем другое. То, что любая власть в любой стране будет стараться манипулировать СМИ, как, впрочем, и всякой формой воздействия на массовое сознание, – закономерно. Но вот наша пресса, лишенная корпоративного чувства, рискует превратиться в некий обезличенный лживый придаток власти (коим и являлась в “застойные” годы), если различные ее представители не сумеют вовремя преодолеть внутреннего (возможно, вполне обоснованного) антагонизма по отношению друг к другу.

Ведь даже после убийства лучшего из отечественных журналистов Владислава Листьева нашлись злорадствующие его коллеги! А солидарная радость работников пишущей машинки по поводу “сдутия” единственной кремлевской (в смысле резонанса) газеты товарища Третьякова? Переживал ли кто-либо из коллег-конкурентов по поводу недавней агонии или кончины не самых худших из изданий (“Столицы”, “Недели”, “Курантов”, “Независимой”, “Новой ежедневной”)? Что-то не очень дружно вступались они и за “МК”, когда на дерзкую гусевскую газету серьезно и основательно наезжала прокуратура.

Радоваться тому, что у соседа дача сгорела – довольно тупо, когда огонь подбирается к собственному дому. Важно не пропустить момент, когда, по уму, следует забыть о зависти, злорадстве и прочих, вполне, конечно, человеческих эмоциях и объединить усилия во имя спасения того ремесла, которое все, называющие себя журналистами, так или иначе себе выбрали.

А пока тов. Ильюшенко в действиях своих безнаказанно последователен и вполне разумен: ему не грозит открытие второго фронта, а свою-то линию он рано или поздно догнет.

Я убежден, – говорит и.о. – что дело с “Куклами” не последнее уголовное дело, которое нам пришлось возбудить против СМИ.

Да-а… Не любит Ильюшенко репортеров. Ему-то есть за что их не любить: начиная от обиженных НТВшников и заканчивая респектабельными “Известиями”, журналисты в один голос уверяют – и.о. совсем не те обязанности исполняет, какие предписаны ему Законом и, как говорят его же собственные коллеги, имеет к тому же массу оснований сидеть в тюрьме, совершив проступки куда серьезнее, чем перепечатки фривольных фрагментов русской классической литературы в таблоиде “Мать” (об этом неделю назад беседовал в “До и после” Владимир Молчанов с одним из “провинившихся”). За деталями отсылаю читателя к высказываниям авторитетных следователей Б.Погорелова, М.Слинько, Б.Уварова.

Что же касается наступления на Прессу, так все эти дела (уголовные, подчеркну, то есть чреватые конкретным лагерным сроком, а не штрафами) – суть цветочки. Ягодки, увы, пока лишь вызревают. И дело здесь, опять же, отнюдь не в конкретном Ильюшенко, а в общей тенденции, которую он персонифицирует. Исполнять такие обязанности всегда найдется кому. “Свято место пусто не бывает”. Соратники нынешнего и.о. (по скандально опозорившейся “Межведомственной комиссии по борьбе с преступностью и коррупцией”) А.Макаров и Д.Якубовский – известно где, а сам генпрокурор пока на коне. “Каждый мошенник рассчитывает на плохую память того, кто должен быть обманут” (Ю.Фучик). Но, повторюсь, пока есть Обязанности – будут и всевозможные и.о.

Главное – не выбить того или иного проходимца из высокого седла, а, объединив усилия, спасти профессию, которая (при всех недостатках отдельных ее представителей) имеет право на существование.

Впрочем, “никакие рассуждения не в состоянии указать человеку путь, которого он не хочет видеть”, отметил еще Р.Роллан.

Все. Теперь – действительно все.

Главное – объединив усилия, спасти профессию


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Эпопея Е.К.: Много-много поволоки, мало-мало явных слез
АЛЛА СУРИКОВА: МОСКОВСКИЕ КАНИКУЛЫ В СОЧИ
ШАГ ПО ЖУХЛЫМ ЛИСТЬЯМ
В МОСКВЕ ЗАВЕРШИЛСЯ КОНКУРС КОНТРАБАСИСТОВ
“АКУЛЫ КАПИТАЛИЗМА” РЯДОМ С “УГОЛКОМ ДУРОВА”
Здравствуйте!
“ОРФАРИОН” ВЫСТУПИЛ В МУЗЕЕ “ОСТАНКИНО”
ШИПИЛОВ ТЕРЗАЕТ МИКРОФОН В “ТРЭФЕ”


««« »»»