Легойда

Рубрики: [Мнение]  [Фейсбук]  

Господи, как же не хорошо выступает Владимир Легойда. “Церковь искренне желает раскаяния совершивших осквернение святого места, будучи убеждена, что это принесет пользу их душам. И поскольку цель наказания – исправление, то в случае если какие-то слова осужденных будут свидетельствовать о раскаянии, о переосмыслении ими содеянного, хотелось бы, чтобы это не было оставлено без внимания, и преступившие закон обрели возможность встать на путь исправления”. Это председатель синодального информационного отдела РПЦ говорит накануне суда, который рассмотрит кассационную жалобу по делу Pussy Riot.

Но “какие-то слова осужденных” уже прозвучали. И даже не “какие-то”. Они в самом начале процесса просили прощения у тех, кого невольно оскорбили. Это “было оставлено без внимания” – полностью, потому что в противном случае судья Сырова должна была их немедленно отпустить: если принять извинения и согласиться с тем, что Pussy Riot никого оскорблять не хотели, то уголовного преступления нет. Вообще нет. Административное имеется, а уголовное отсутствует. Собственно, это и должен разбирать кассационный суд – основания, по которым вынесен вердикт Сыровой. И Владимир Легойда говорит ему: “Все в порядке там с основаниями. Пока кощунницы не омоют слезами пол, они должны сидеть, и точка”. Вот, что в переводе на русский язык сказал председатель синодального информационного отдела РПЦ – со всем христианским милосердием, полагающимся ему по должности.

“РПЦ просит смягчить приговор Pussy Riot в случае их раскаяния” – так СМИ называют новость про заявление Легойды. Нет, мои милые. Правильный заголовок такой: “РПЦ просит считать приговор законным, потому что намерение оскорбить было”. Учитесь понимать сказанное.


Александр Тимофеевский


Оставьте комментарий



««« »»»