Русский берег Надежды

Рубрики: [Музыка]  

Когда я впервые услышал ее голос, на меня словно столбняк напал. Красивая, истинно русская женщина так спела “Прощание славянки”, что я был готов тут же пойти воевать за Русь-матушку. Но познав “природу” и характер горбачевской “перестройки” и ельцинской “демократизации”, понял, что мое Отечество сможет спасти от гибели только наша самобытная культура, яркой представительницей которой является заслуженная артистка России Надежда КРЫГИНА.

Надежды Крыгина родилась под счастливой звездой. Она появилась на свет на родине самой певчей русской птицы – курского соловья. Ей повезло – именно там, в деревенской жизни, в народной музыке, в изумительной природе, окружавшей ее, она познала красоту русской песни и черпала силы для творчества, ставшего смыслом ее жизни.

– Надежда Евгеньевна, как пришло желание стать певицей?

– В деревне народная песня окружала нас с рождения, процветала особая атмосфера любви к народному творчеству. На нашей улице всегда было очень весело, звучала гармошка или баян, по вечерам устраивали танцы, много пели. Когда подросла, мне показалось, что у меня есть голос, поэтому поехала в Москву поступать в музыкальное училище имени Ипполитова-Иванова.

– И как встретила Москва юную курянку?

– Помню, с трудом отыскала училище. Пришла на отборочное прослушивание. Трясусь, как листок осиновый. В зале сидит строгая комиссия, и вот мой будущий педагог по вокалу Николай Михайлович Тарасенко спрашивает: “Ну-с, так что, голубушка, вы нам приготовили?” Я бойко так отвечаю: “Хочу песню петь “Я на горку шла”. “Ну-с, а в какой тональности петь будем?” А мне в Курске перед отъездом подсказали и даже на бумажке написали: “фа-мажор”. Записочку по пути я, конечно, потеряла. Стою перед комиссией на грани обморока. Но вдруг меня как озарило! И я выпалила: “В фи-ми-жоре”. Все так и грохнули. Тарасенко потом долго надо мной подшучивал: “Ну-с, Фимижор, повторим арпеджио…”

– Как вы считаете, кто вы по натуре?

– Как мне кажется, я оптимист. Никогда не забуду, как в стенах музыкального училища старалась “истребить” в себе деревенское начало. Хотелось предстать перед людьми городской – мне казалось, так будет меньше проблем. Но слава Богу, ничего из этого не получилось. Несмотря на то, что я уже четверть века живу в Москве, во мне сильны деревенские корни. Теперь-то я понимаю, что глупая была.

– Расскажите, пожалуйста, о вашей работе в ансамбле “Россияночка”.

– С первых же месяцев учебы меня позвала в “Россияночку” (ансамбль был образован в 1981 году) замечательная певица и педагог Римма Масленникова. Это был самобытный, многообещающий “девчоночий” коллектив, где пели Надя Кадышева, Элла Момонова, я и другие артистки. Закончив успешно училище, я поступила в Институт им. Гнесиных в класс Ларисы Сухановой и совмещала учебу с работой в ансамбле. Около девяти лет мы выступали вместе, проехали с гастролями от Калининграда до Владивостока, полмира объехали с концертами.

– И все-таки вы оставили ансамбль?

– Да, захотелось сделать сольную карьеру. И это мне удалось. Со временем я стала лауреатом первой премии конкурса “Голоса России” в Смоленске, лауреатом премии имени Лидии Руслановой, а потом получила звание заслуженной артистки России.

– Удается побывать в родных местах?

– Когда меня одолевает хандра, еду на родину. Уже само ощущение того, что ты дома, в родных местах, придает силы. Я научилась водить машину и теперь без проблем преодолеваю 650 километров от московского подъезда до моего крыльца в Курской области. Единственное, о чем я переживаю, что мои папа и мама уже пожилые люди.

– А как в вашем репертуаре появились песни великой русской певицы Надежды Плевицкой?

– Как-то прослушивая редкие фольклорные записи в родной Гнесинке, я встретила имя певицы – тезки, да к тому же землячки. Голос Плевицкой потряс меня. И решили мы с музыкантами расшифровать материал, чтобы включить ее песни в свой репертуар. До нас никто ничего подобного не делал. Песню “Белялицы” Плевицкая, например, записала в США под рояльный аккомпанемент Сергея Рахманинова. А как мне быть? Решила петь а capella. И когда мы приехали в Пристенский район Курской области с концертом, и я завела песню под собственное притопывание, ползала подхватило эту озорную и игривую мелодию: признали! Потом я записала целый диск песен из репертуара Надежды Васильевны. А в 1994 году состоялся первый концерт в Москве в ее честь. В настоящее время благодаря Международному фонду славянской письменности и культуры проходит ежегодный фестиваль русской народной песни “Солнце России” памяти Плевицкой.

– Существует какая-нибудь история возникновения названия вашего нынешнего ансамбля?

– Лет десять назад мы приехали на творческий вечер в город Муром. После концерта вышли на крутой берег Оки полюбоваться окрестностями – такое раздолье, такая красота открылись перед нами, что дух захватило. И название коллектива – “Русский берег” – родилось как-то само собой. В ансамбле нашем замечательные музыканты: баянист – народный артист России Анатолий Вергополо, балалаечник – лауреат международного конкурса Ярослав Попцов, партию второй балалайки и гитары исполняет лауреат международного конкурса Денис Жуков и, наконец, наш виртуоз и человек-оркестр, заслуженный артист России Виктор Фендриков (баян, гармошка, контрабас, рожки, жалейки…). Руководитель “Русского берега” Дмитрий Дмитриенко – блестящий баянист и аранжировщик.

***

Надежда Крыгина постоянно в пути. Только что вернулась из Франции, а на днях улетает в длительное турне в Латинскую Америку, потом – Япония, где к русскому народному творчеству совершенно особое и трогательное отношение. Но где бы ни выступала певица, куда бы ни занесла ее беспокойная гастрольная жизнь, она всегда стремится домой, к русскому берегу.

Владимир ВАХРАМОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Чужая жизнь
DVD-обзор
Профессиональная воровка
Тренирует футболистов
Склонна к писательству
Проклятие Голливуда
Самая неприбыльная
Нон-стоп попурри
По обложке встречают


««« »»»