И настанет царство истины?

Мистика дела Pussy Riot

Предлагаем читателям статью Николая ГУЛЬБИНСКОГО, написанную специально для нашего издания и ФБ-реплику Александра ТИМОФЕЕВСКОГО. Напоминаем, что мнение редакции никогда не совпадает с мнением авторов. Тексты иллюстрированы репортажными съемками «вакханалии в Биологическом музее» в начале 2008 года: та акция Надежды Толоконниковой и ее подруг не вызвала такого резонанса, как выступление в ХСС… возможно, потому, что никто не скрывал лиц.

Чудовищный приговор

Значит, вот он, этот самый,

Жалкий пасынок земной,

Что и кровью и осанной

Потягается со мной?

Неужели, неужели,

Столько лет и столько дней

Ты, сопящий в колыбели,

Будешь мукою моей?

И меня с тобою, пешка,

Время бросит на весы? -

И недобрая усмешка

Чуть раздвинула усы.

А.Галич.

17 августа 2012 года, вынесен приговор по делу участниц панк-группы Pussy Riot – Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич – два года лишения свободы каждой. Этот приговор чудовищен. Для всякого, кто знаком с действующим законодательством, очевидно, что их действия не подпадают под ч.2 ст.213 УК РФ – «Хулиганство»: участницы группы не совершали грубого нарушения общественного порядка и уже тем более не руководствовались мотивами религиозной ненависти – в крайнем случае, можно было применить ч.2 ст.5.26 Кодекса об административных правонарушениях: «Оскорбление религиозных чувств граждан либо осквернение почитаемых ими предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики – влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей».

Все! В РИА «Новости» состоялось обсуждение этого события с участием юристов, деятелей искусств и политиков. Депутат Алексей Митрофанов заявил, что за одну песню «Тахрир» девушкам надо было дать 15 лет за экстремизм, что всех несогласных власть будет давить танками. Что у некоторых людей во власти на уме, то у Митрофанова на языке.

Страшно. В этот день Россия окончательно перестала быть правовым государством. Вместо независимого суда у нас торжествует воля власть предержащих. В этот день Россия перестала быть светским государством. Отныне у нас могут осудить за нарушения постановлений средневековых церковных соборов, вроде Трулльского и Лаодикийского. Среди них есть и такое: «Никто из принадлежащих к священному чину, или из мирян, отнюдь не должен ясти опресноки, даваемые иудеями, или вступать в содружество с ними, ни в болезнях призывать их, и врачества принимать от них, ни в банях купно с ними мытися. Если же кто дерзнет сие творить: то клирик да будет извержен, а мирянин да будет отлучен». Следователь Ранченков, айда по баням и врачебным кабинетам – ловить тех, кто моется с иудеями и принимает у них врачебную помощь! Судья Сырова – судить вам не пересудить! В этот день стало ясно, что в России нет общественного мнения – власть не приняла во внимание мнения самых знаменитых юристов, включая даже представителя самой власти (правительства) в высших судах Михаила Барщевского и самого знаменитого деятеля Общественной палаты Анатолия Кучерены, которые убедительно доказывали, что в действиях панк-группы нет состава уголовного преступления.

В этот день Россия окончательно утратила здравый смысл – власть плюет даже на мнения мировых знаменитостей, вроде Пола Маккартни, не говоря уже о ведущих деятелях культуры собственной страны. Общественные явления, как правило, не нуждаются в гипотезе о потустороннем мире, и тот, кто без крайней нужды прибегает к подобного рода метафорам, рискует уподобиться Александру Проханову с его пышущими адским огнем передовицами в газете «Завтра». При том, что копия всегда хуже оригинала, такое сравнение будет не в пользу имитатора. И все же процесс по делу Pussy Riot можно считать исключением. Ибо в этом деле, несомненно, присутствует мистическая составляющая. И собственно именно она, а не правовая сторона дела порождает ту бурю страстей, которая сегодня бушует в общественном мнении. Мир сегодняшний России – это мир торжествующей лжи, подлости, предательства, стяжательства, лицемерия, двоемыслия. Это мир, где денег, проматываемых ежегодно в «куршевелях», вполне хватило бы на лечение детей, страдающих онкологическими заболеваниями, которых современная наука могла бы спасти.

Это мир, где в бюджете страны не хватает средств на снос ветхого и аварийного жилья и капитальный ремонт многоквартирных домов, но при этом денег более чем достаточно для строительства дворцов и особняков российской «элиты» во Флориде, на Кипре, на Лазурном берегу и на Costa del Sol. Причем значительную часть этих «домовладельцев» составляют чиновники, силовики и «спецслужбисты». Представляете, что произошло бы, если бы сотрудник SIS или Ми-5 в Великобритании приобрел элитную недвижимость в Эмиратах? Думаю, в тот же миг, как об этом стало известно, он был бы арестован и уже через час давал бы признательные показания о том, кто именно и за что давал ему взятки или шпионом какого государства он является. А вот наши стражи «экономической безопасности» и борцы с «тлетворным влиянием» себя в тратах не ограничивают – и получают от государства награды и повышения по службе.

Это мир, где возводятся великолепные резиденции князей государства и Церкви и при этом вырубаются редкие деревья, сооружаются вертолетные площадки, подводятся линии электропередач, а вокруг на многие километры нет ни приличных дорог, ни нормальных больниц, ни клубов, ни спортивных залов, словом, говоря бюрократическим языком, никакой транспортной и социальной инфраструктуры.

Это мир, где чиновники остервенело расстреливают с вертолетов из автоматического оружия «краснокнижных» животных, потому что это люди, которым ни за что не стыдно и никого не жалко. Точнее, это уже не люди и не животные даже… Это мир, где депутаты дружно принимают законы, смысл которых прямо противоположен тем, которые они принимали всего несколько месяцев назад, и при этом не считают нужным давать никаких объяснений. Это мир, в котором бывший московский мэр объясняет, что его жена – «очень мощный бизнесмен» – была бы еще богаче, если бы он не был мэром. Это мир, где предстоятель Церкви, монах, давший обет нестяжания, приезжает в великой душевной скорби из роскошной квартиры, засыпанной «нанопылью», на «молитвенное стояние» в бронированном «мерседесе» в сопровождении агентов ФСО и бестрепетно заявляет, что он верит в силу молитвы, в то время как сидящие в тюрьме за исполнение направленной против него песни молодые женщины верят в силу денег, при том, что эти женщины – нищие идеалистки, а он сам – активный и циничный стяжатель земных благ. Это мир, где жена первого вице-премьера только на одной финансовой сделке с олигархами зарабатывает 100 миллионов долларов, а работница на военном складе в Ульяновске, вынужденная перетаскивать ржавые снаряды голыми руками, – 7 тысяч рублей в месяц. Это мир, где «хозяева жизни» искренне полагают, что они у власти навсегда и что какие-то чудо-технологии обеспечат им вечную жизнь на этом свете. Они даже не догадываются, что это мечта тех, кто продал свою душу Дьяволу.

И все делают вид, что все это – правильно, что так и надо, что это мир – лучший из возможных, а кто не успел – тот опоздал. А где-то за кулисами всего этого стоит Демиург, Отец лжи, Князь мира сего и снисходительно улыбается: «Люди как люди… Да ведь это всегда так было». Действительно, всегда… Так было при Нероне и при Калигуле, при Карле I и Людовике XVI, при Николае II, причисленном ныне к лику святых, тоже так было. Но было и другое. Были попытки изменить это мир. Попытки безумные, отчаянные, мощные, вдохновляющие…

Закованные в латы «железнобокие» Оливера Кромвеля сметают с полей сражений Марстон-Мура и Нейзби кавалеров принца Руперта.

Председатель Верховного суда справедливости Джон Брэдшоу бросает королю Карлу неслыханные слова обвинения в государственной измене. И вот уже сам король, стоя на эшафоте, на леденящем ветру пытается объяснить собравшемуся народу, что его благо отнюдь не заключается в соучастии в управлении государством, это право ему никак не принадлежит – никто, кроме стоящих совсем рядом, его не услышит. «Remember!» – и вот голова «тирана и изменника» скатывается на эшафот – это ли не торжество справедливости! Путь проложен – и по этому скорбному пути двинутся и «король-коротышка» Людовик XVI, и его супруга – легкомысленная «австриячка» Мария-Антуанетта, и «святой» Николай II вместе со своим многочисленным семейством и верными слугами – их трагическая гибель станет символом краха старого мира – мира лжи, обмана, насилия. Мира Дьявола.

Но пройдет совсем немного времени и в старых королевских дворцах поселятся Кромвель, Наполеон, Сталин; куда обильнее, чем во времена «старого режима» польется кровь – и вновь выйдут на арену новые хозяева жизни, и вместе с ними – ложь, несправедливость, насилие. И вновь снисходительная улыбка все того же знакомого персонажа из-за кулис – «ну ведь это всегда так было».

И все же – и в этом, наверное, наше спасение, среди этого гнусного мира по какой-то страной прихоти судьбы возникают люди, которые страстно желают, чтобы был другой мир, устроенный как-то иначе.

Они верят, что пребывание во власти не обязательно означает неслыханное личное обогащение.

Что для счастливой жизни не обязательно огораживать свой дворец пятиметровым забором, да и дворец-то в сущности не нужен.

Что значение человека не измеряется ни стоимостью часов, ни длиной яхты. А, скорее, умом, талантом, великодушием.

Что вера – это любовь, надежда и прощение, а не неистовый рев толпы: «Распни его!».

Но как достучаться до сердец тех, кто полагает, что в этом мире все устроено правильно, или, во всяком случае, то, что было, то и есть, то и будет?

Можно, конечно, написать статью, которую прочитает 100 человек. Можно, при наличии таланта, поставить спектакль, который посмотрят 10 тысяч человек. Или, при наличии огромного таланта, фильм, который посмотрит миллион.

А можно своими скромными силами устроить акцию, которую устроили Pussy Riot.

У этих молодых женщин были свои предшественники.

Странный мечтатель Джерард Уинстэнли, явившийся среди звона сабель, грома пушек, дымных пожарищ, крови и слез гражданской войны пред сиятельные очи Главнокомандующего армией Англии и Ирландии генерала лорда Ферфакса. Не снимая шляпы – «все мы создания Божии» – он попытался объяснить генералу, что путь к счастью человечества лежит через свободное пользование землей, хорошие законы и – еще – лекции по естественным наукам вместо церковных проповедей. Генерал отмахнулся, прогнал видение, еще один сон наяву в бесконечной череде снов и видений грядущего конца света…

Шарль Фурье, каждый вечер ожидавший, что к нему в дверь постучит меценат, желающий пожертвовать деньги на строительство дворцов-фаланстеров, где каждый будет заниматься делом по вкусу и не будет ничем ограничен в своих сексуальных фантазиях. Никто не пришел…

Софья Перовская, отправляющаяся «в народ» – «от ликующих, праздно болтающих, обагряющих руки в крови, уведи меня в стан погибающих – за великое дело любви»…

И, прежде других, Он, нищий проповедник из Галилеи – «в награду за слова спасенья, он слышал крики исступления: «Распни его, распни его!»…

Мир разделился. «Кто не со мной – тот против меня».

Никто из нас не безгрешен, все мы в той или иной степени живем по правилам этого мира: лжем, лицемерим, стяжаем. И умираем для жизни вечной.

Но все же в большинстве из нас совесть еще не умерла, и тот, в ком она еще хоть как-то живет, так или иначе выступает в защиту Pussy Riot. Выступает порой робко, стыдливо, с оговорками.

Одни прибавляют при этом, что акция этих девиц, конечно же, подпадает под Кодекс об административных правонарушениях, но никак не тянет на уголовное преследование.

Другие утверждают, что их перфоманс бездарен с художественной точки зрения, но сажать за такое в тюрьму – средневековье и мракобесие.

Третьи отмечают, что такого состава преступления, как «подрыв вековых устоев» не может быть в природе, поскольку устои – это метафора.

Четвертые – просто взывают к христианской любви и милосердию.

Но где-то в глубине души, убежден, все эти люди понимают оправданность бунта «пуссек» против лживого, несправедливого и жестокого мира.

Те же, кто окончательно закоснели в этом мире, утвердились во лжи, подлости и двоемыслии, заключили вековечный союз с Князем мира сего и продали ему свою душу, более всего требуют показательной расправы.

Все эти «эксперты» и «адвокаты», разоблачающие масонские заговоры и апеллирующие ко временам «процессов ведьм» и кровавых безумств Ивана Грозного.

Все эти апологеты «нового Средневековья», которые всегда наступает вслед за любой революцией, но более всего – контрреволюцией, типа той, что случилось у нас в 90-е годы. Когда культ разума и науки оказался подмененным культом лжи, стяжательства, невежества, наглости и мракобесия.

Все эти «эксперты» и «политики», находящиеся на окормлении у действующей власти.

Своим инквизиционным неистовством эти деятели заглушают последние писки собственной совести и окончательно утверждаются в качестве служителей Князя мира сего.

Это их выбор, и они в нем тверды…

И настанет царство истины?

Оно никогда не настанет!


Николай Гульбинский


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Фальшивые детки и главное правило 
«Пианобой» не только порхает
Разное
Начал вещание телеканал «Москва. Доверие»
DVD-обзор
Да, «Блестящая» Ковальчук поёт
Это все о нем
Софи Лорен Vs Джейн Мэнсфилд
Акционизм совриска
Акустический концерт Градского
Коротко


««« »»»