Как влюблюсь, сразу ухожу в штопор!

Рубрики: [Музыка]  

Алена СВИРИДОВА поет, снимается в кино, пишет музыку к кинофильмам, пишет книги… И главное – даже при своем сумасшедшем графике ни на мгновение не берет тайм-аут ни в творчестве, ни в увлечениях. Все куда-то бежит, записывает, выступает, воспитывает (как идеальная мама), дружит, влюбляется. А с недавнего времени еще и – летит. Ведь последнее увлечение Алены – ни много ни мало исполнение фигур высшего пилотажа на Як-52.

– Алена, вы производите впечатление сильной и независимой женщины. Такими становятся или рождаются?

– Безусловно, рождаются. Может, кому-то больше нравится быть зависимой, выполнять чужие указания… Мне не нравится. Именно поэтому, я считаю, мне повезло: я занимаюсь профессией, которая мне позволяет делать то, что хочу, и не делать того, что не хочу. Это самое большое мое достижение в жизни.

– Тем не менее ученые утверждают, что многое закладывается в детстве, например, книгами.

– Самое сильное детское потрясение – от Жюля Верна. У нас дома было его полное собрание сочинений, и я классе во втором запоем перечитала все. А «Таинственный остров» стал не только любимой толстой книжкой, но и, можно сказать, руководством к действию. Сколько себя помню, я всегда искала приключений, обожала попадать в разные неожиданные ситуации.

– Алена Свиридова той поры была душой мальчишечьей компании?

– Да, потому что мне было с ними интереснее. С девочками я тоже играла, но с мальчишками было веселее. И потом, это же они научили меня играть на гитаре.

– Творческие увлечения сразу проявились? Стихи, музыка…

– Стихов точно не было. А вот музыкой – фортепьяно – я занималась в спецшколе с первого класса целых десять лет. Этот процесс был для меня такой… вечный. Как дышать. То есть, можно сказать, вне музыки я себя практически не помню. Как только научилась немножко играть, я стала подбирать различные песенки на слух, пыталась сочинять какие-то мелодии.

– О чем мечтали? Что-нибудь предвещало, что Алена Свиридова станет известной певицей?

– В юности ты еще не понимаешь, чего хочешь, непонятно чего – чего-то! Чего-то такого несбыточного. Я, конечно, хотела стать певицей, но мне казалось это настолько нереальным, что я даже никому об этом не говорила! Но, видно, судьба. Помню, в студенческие годы я уже давала какие-то концерты. У нас в Минске был очень известный ансамбль танца, и они меня брали с собой на гастроли.

– Скажите честно: когда вы сами почувствовали, что песни и сцена – ваше?

– Я не ставила для себя какую-то программу-максимум. Я просто пела свои песни, а потом, видимо, попала в струю, и чего-то вдруг так закрутилось. Мы стали записывать, выступать… Что-то почувствовала, наверное, когда вышел первый клип. До этого было непонятно, нужно это кому-нибудь или нет. Короче, тот мой поступок – из серии авантюр, которые иногда обязательно нужно совершать.

– Так вы авантюристка?

– Я считаю, что нужно всегда использовать все возможности. Сидеть дома на диване и что-то хотеть – абсолютно бессмысленно. Лично я хватаюсь за любые предложения. И честно говорю: чем предложение более дурацкое и дикое на первый взгляд, тем больше вероятность, что я тут же скажу «да».

– Можете озвучить список самых «дурацких» предложений, которые вы получали за последнее время?

– Боюсь, он будет слишком большой… Даже на нынешний проект, в котором я участвую, реакция у моих друзей и хороших знакомых одна. Все крутят пальцем у виска и вопрошают: «А зачем тебе это надо?!»

– Что за проект?

– Пилотирование самолетов, исполнение фигур высшего пилотажа…

– И вы там в качестве кого?

– В качестве пилота. Прошла обучение, теперь летаем на Як-52… И хотя с точки зрения здравого смысла мое новое занятие явно дурацкое – это и опасно, и нагрузки зашкаливают, и перегрузки… Но это – мое! Мне нравится.

– Вы пришли на эстраду во времена расцвета бандитского шоу-бизнеса… Вам приходилось сталкиваться с криминальной изнанкой?

– А как же?! На меня был даже совершен один наезд. (Хохочет.) После выхода первого клипа позвонили, сказали, что наши спонсоры – их должники. Потребовали денег. Помню, я так лихо разговаривала с ними по телефону, что ребята от моей наглости просто опешили. Помню, я сразу нашла себе защитников, они ездили на какие-то встречи, разборки… Я, честно говоря, все это всерьез не воспринимала. Мне было весело, как будто я играю в кино или в «казаков-разбойников». В итоге бандюки приехали, увидели, кто рядом со мной сидит, сказали: «Извините, мы были не правы». И уехали, даже не успев озвучить сумму претензий.

– Какие у вас сегодня отношения с шоу-бизнесом?

– Никаких.

– Вы там «белая ворона» или «бедная овечка»?

– Я как княжество Монако. Ни во что не вмешиваюсь и живу своей жизнью самостоятельной. Самостийно и незалежно.

– Если без ложной скромности, в чем, по-вашему, фишка Алены Свиридовой как творческой единицы? Чем вы отличаетесь от ваших коллег «по цеху»?

– Это не я, а критики должны решать… Я себя, скорее, позиционирую как бренд: есть такая Алена Свиридова – девушка, обладающая определенными способностями и вкусом, своим взглядом на мир и, соответственно, определенной подачей этого всего. И если вы звучите на той же волне, значит, будете слушать ее песни, читать то, что она пишет, вам будут интересны ее интервью. Не могу похвастаться, что у меня поклонников бешено много, масса. Но они есть, и я ими дорожу.

– Олег Янковский когда-то сказал, что в нашей стране нужно быть либо очень богатым, либо очень знаменитым. Вы с этим согласны?

– На самом деле хорошо быть и богатым, и знаменитым. Это лучше, чем бедным и никому не нужным.

– Популярность изменила вашу жизнь?

– Мне она не мешает, а помогает. Потому что отношение ко мне всегда уважительное и радостное.

– Какую музыку вы любите и какую не любите? Есть жесткие пристрастия?

– Нет. Я пробую везде и все – и в музыке, и в еде… Не люблю, пожалуй, только оголтелую попсу – это когда без капли таланта и души сделано. К счастью, всегда есть возможность воспользоваться волшебной кнопкой «выкл.» Услышишь пару нот и – жмешь.

– Многие исполнители тщательно следят за своим имиджем, придумывают всякие пиар-ходы, то шокируют, то эпатируют. А вы что делаете для поддержания интереса к творчеству?

– Я искренне восхищаюсь теми людьми, которые что-то такое могут придумать и что-то при этом воплотить. Мне это недоступно. Я даже не представляю, что мне такое можно специально придумать, чтобы кого-то удивить.

– Алена, какие качества должны быть в мужчине, чтобы вы потеряли голову?

– Безусловно, чувство юмора, ум, обаяние… А еще ценю какую-то невзрослость, спонтанность, когда человек способен что-то придумать вдруг и сразу это сделать. Часто с возрастом люди теряют удовольствие от спонтанных поступков, нестандартных решений, их интересы ограничиваются посиделками с друзьями, выпиванием за столом и ля-ля-ля-ля-ля… Поэтому, когда попадаются соратники, с которыми можно полетать, понырять, побегать, пойти, например, в парк и поиграть в бадминтон, меня это очень радует.

– Вы способны влюбиться настолько, чтобы умчаться на край света, не прийти на собственный концерт?

– Нет, концерт – это святое, даже мертвая, но приду по-любому. А вот, например, не прийти на съемки – случалось пару раз по романтической причине. Было так хорошо и так не хотелось уходить, что звонила и сообщала загробным голосом: «Кажется, я умираю. Прошу извинить, но сегодня никак…»

– То есть вы – влюбчивая натура?

– О! Если меня настигает это чувство, то моментально. А вот год присматриваться, оценивать, а потом мирно влюбляться – это 100 процентов не про  меня. Я сразу ухожу в «штопор».

– Считается, что мужчина – до конца жизни ребенок и играет в свои «игры» – машины, охоты, рыбалки… А вы во что играете?

– Я играю в те же игры, что и мужчины. Кроме охоты. Охота мне не нравится: я считаю, это неравный бой. Еще ладно, если бы ходили с ножом, один на один. А когда с оптическим прицелом сидят в кустах, а тут еще 25 человек гонят специально откормленного кабана…

– А еще во что играете?

– Машины, самолеты, нырялка… Что еще? Сейчас хочу прыгнуть с парашютом… Все, что я делаю, в том или ином виде игра для меня. Даже то, что я пишу песни. Рисовать, бегать в парке, играть в театре. Это игра! Я не воспринимаю свое бытие как стремление положить на алтарь свою жизнь – нет, абсолютно. Я иду развлекаться. И если при этом развлекаю публику, тем более, если могу «уговорить» ее задуматься или погрустить, я счастлива.

– Признайтесь: вам свойственны такие женские народные слабости, как…

– Конечно! Например, шопинг – это для меня святое. Очень люблю покушать, поспать, в ванной поваляться с книжечкой, журнальчиком, почистить перья, масочки поделать. Еще шмотки в шкафу поперекладывать, посмотреть, что с чем сочетается, потом поперемерить все по десять раз…

– А вредные привычки? Можете со свойственной только вам самокритичностью назвать главный в списке ваших недостатков?

– Авторитарность! Я сразу беру командование в свои руки, даже когда меня не просят об этом. «Это так, это сюда…» Останавливаю себя иногда: «Ты же девушка, а  не прапорщик…»

– Главное хорошее качество?

– Позитивность. У меня позитивное мышление. Я к жизни отношусь легко! Даже если злюсь, а злюсь я редко, очень быстро отхожу. Находиться в состоянии неудовлетворенности или обиды мне вообще несвойственно. Я не склонна впадать в какие-то затяжные депрессии. Да, иногда, бывает не очень… Но недолго.

– У вас двое мальчиков. Дети унаследовали что-нибудь от вас?

– В младшем сыне моего, наверное, больше. У Гриши уже сейчас буйная фантазия и есть явные артистические наклонности, причем актерские, как ни странно. Обожает менять костюмы, изображать различных персонажей из мультиков и… рвется играть на музыкальных инструментах. Ему – четыре, и скоро буду его отдавать учиться музыке. Думаю, что это будет НАШ человек. И вообще мне повезло с детьми, они оба у меня такие – дружки. Я всем советую сейчас: рожайте как можно больше!

– А в личной жизни, если не секрет, перемен нет?

– У меня прекрасные дети, а по поводу всего остального я дала себе зарок: никогда больше ни о чем не говорить. Чтобы не сглазить. Потому что есть такая особенность, я заметила, когда человек счастлив, у него язык развязывается. Но как только начинаешь заливаться соловьем, как все распрекрасно, так тут же все становится ужасно. И поэтому я теперь буду, как зеницу ока, охранять свою личную жизнь и свое личное пространство. Так что отныне буду молчать, как партизан на допросе. Так и напишите. (Смеется.)

– Судя по всему, жизнь у вас бурная. Есть собственный рецепт, как восстанавливаться после стрессов? Что лично вам больше всего помогает?

– Сон! Когда скапливается недосып, у меня реально портится настроение, ухудшается самочувствие и я смотрю на мир мрачно. Но я знаю, что это не мир стал хуже – просто мне нужно выспаться.

– Чем вы еще любите заниматься, кроме музыки? Макс фон Сюдов разводит ослов. А Алена Свиридова…

– Разводит «козлов»! (Хохочет.) Между прочим, да – коллекционирую некоторые редкие экземпляры. И замечу я вам, их в нашем мире достаточно, можно собрать богатую коллекцию. Какие еще у меня «тайные» увлечения? Занимаюсь спиритизмом.

– А много времени уходит на поддержание физической формы? Или это при вашей фигуре неактуально?

– За мою конституцию надо большое спасибо сказать моим родителям. Я много ем, и на ночь – и ничего. А занятия спортом? Мне вообще нравится любая физическая нагрузка. У меня много энергии, и нужно ее тратить, что я и делаю.

– В быту вы какая – спокойный, рассудительный, мудрый человек? Или наоборот – если не в настроении, все трепещите!

– Да нет, и на работе, и дома я не люблю никаких «трепетаний». Просто все действия должны быть направлены на результат. Не надо лишних действий! А что может быть в быту? Я же не тяну на себе весь дом. У меня есть домработница, есть няня. Я вообще считаю, что в быту нет причин напрягаться. Тем более что некоторые вещи доставляют мне удовольствие – я люблю ходить на рынок, покупать продукты, люблю вкусно готовить. Это же кайф!

– Есть список нематериальных ценностей, без которых ваша жизнь потеряла бы смысл?

– Без чего не могу? Больше всего на свете мне не хотелось бы утратить интерес к жизни. Слишком много еще есть для меня непознанного, неоткрытого. Хочу, чтобы она шла как захватывающий многосерийный фильм, где после каждой серии появляется титр «продолжение следует»!

– Каких еще неожиданностей нам ждать от Алены Свиридовой?

– Неожиданное как раз хорошо тем, что ты его не ожидаешь. И никто не ожидает. Мир огромен, и возможностей масса… Надеюсь, все возможности, которые я так люблю, ко мне придут. Так и напишите: я открыта для любых предложений. Любых! И постараюсь не ударить в грязь лицом.

Андрей КОЛОБАЕВ.

Полная версия статьи опубликована в журнале “Крестьянка”  №11-2008.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Изба и ранчо
Звезда и ее обрамление
Просто гений
Зажигать – так зажигать!
В роли Нежной Королевы


««« »»»