Профессия: балетмейстер

Конечно, выучиться на хореографа можно: есть институты и факультеты, где готовят балетмейстеров-постановщиков. Но как вы понимаете, далеко не каждого сочинителя танцев можно назвать именно этим словом. А вот Рудольф БАРСЕГЯН – как говорится, балетмейстер от Бога.

Это я почувствовал, когда впервые посмотрел его «Горский танец». В хореографическом рисунке эпической танцевальной фрески Барсегян соединил пластику многих народов Кавказа. В наше время, когда искорки межнациональных противоречий могут вспыхнуть пожаром кровопролитных войн, он талантливо и ярко продемонстрировал на сцене незыблемость человеческих взаимоотношений, добрых и разумных. От могучего, слаженного танца, где в едином порыве плясали армяне, грузины, осетины, дагестанцы, так и веяло мужской силой и красотой.

Наблюдая за Рудольфом Вердиевичем, я понял, что труд балетмейстера – как говорится, «товар штучный». Если у музыкантов, режиссеров, исполнителей в качестве «помощников» есть музыкальная партитура, тексты пьес, то хореограф должен все придумать сам. А магией сочинительства обладает далеко не каждый постановщик, тем более в жанре народно-сценического танца. Ушли великие мастера, создавшие изумительные по красоте и совершенству народные танцы, – П.Вирский, В.Вронский, И.Моисеев, Н.Надеждина, Н.Рамишвили, И.Сухишвили, Т.Ткаченко, Т.Устинова… Но одним из последователей этих корифеев несомненно является Рудольф Барсегян, для которого народный танец стал главным делом и смыслом жизни.

* * *

Верди Барсегян, отец нашего героя, был уважаемый в Степанакерте человек. В 1941-м он добровольно ушел на фронт, матери пришлось пойти работать ткачихой на шелковый комбинат. Жилось очень трудно, но главным было то, что муж с войны вернулся живым, и подросшие шестеро детей с восторгом разглядывали боевые ордена и медали на гимнастерке отца. Потом появились на свет еще два сына, жизнь стала потихоньку налаживаться…

Младший Рудик с удовольствием занимался в школьной художественной самодеятельности. Незаурядные данные танцовщика, необычайную гибкость и пластичность заметил в пареньке выдающийся музыкант Сергей Хачатурян. Из танцевального кружка в Доме пионеров города Степанакерта Рудольф шагнул в солисты популярного в СССР ансамбля песни и пляски Нагорного Карабаха. А ведь он учился в восьмом классе, ему было всего пятнадцать лет. В дни летних каникул он гастролировал с ансамблем по всему Союзу. Затем служба в армии. Именно с Дальневосточного военного округа началась биография профессионального балетмейстера-постановщика Барсегяна. Он принял предложение работать во Владивостоке. Улетая из родного города, Рудольф обещал передать письмо и небольшой презент директора и художественного руководителя Государственного ансамбля песни и пляски Нагорного Карабаха начальнику и художественному руководителю Ансамбля песни и пляски Московского военного округа (МВО), народному артисту СССР Сурену Баблоеву. Прилетев в Москву, Рудольф отправился в Дом офицеров МВО. Встретил его в приемной суровый старшина Петр Шаболтай, нынешний генеральный директор и художественный руководитель Кремлевского Дворца. Дружба их с тех пор продолжается по сей день. Сурен Исаакович, прочитав письмо, заинтересовался молодым балетмейстером, а к концу беседы было решено, что Барсегян остается в Москве и не следующее утро приходит в балетный класс ансамбля. Очень быстро новый работник зарекомендовал себя балетмейстером не только высокопрофессиональным, но и с собственным художественным видением. В 1979 году не стало Баблоева, но четыре года работы в его коллективе помогли Рудольфу по-настоящему овладеть мастерством хореографии.

Сегодня в послужном списке балетмейстера-постановщика Барсегяна работа в таких прославленных коллективах, как Дальневосточный ансамбль «Вихрь», Ансамбль песни и пляски Тихоокеанского флота, Ансамбль песни и пляски ракетных войск. В настоящее время он ставит танцы в известном на весь мир Ансамбле песни и пляски Российской Армии имени А.Александрова.

Барсегян сожалеет, что его собственные дети не пошли по его стопам, но надеется, может быть, во внуках родится такая же любовь к танцу, как у него… Отметив шестидесятилетие, Рудольф Вердиевич на покой уходить не собирается, он полон творческих планов, интересных хореографических задумок. Наш такой непростой мир он видит через танцы, наполненные светом, добром и любовью.

ОТ РЕДАКЦИИ. Этот материал – последний из тех, что написал для «МП» В.Вахрамов. Находить интересных и талантливых людей, которые честно и самоотверженно служат своему делу, тоже надо уметь. Владимир умел. Ему вообще везло на встречу с незаурядными представителями отечественной культуры, в чем читатели могли убедиться на протяжении всей его журналистской деятельности.


Владимир Вахрамов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Не дает снять «Волгу-Волгу»
Налог за бездетность
Свет пролился
«Евровидение-2013» пройдет в Мальмё
История картечи
Коротко
Останутся без отпуска
Нудным быть немодно
Внук Пугачевой – клипмейкер
Федор Павлов-Андреевич: enfant terrible
Жизнь скучна без любовных историй
Найджел Кеннеди в Москве
Самый ранний автограф
Гости из Питера


««« »»»