И НА ОХОТНИКА НАШЕЛСЯ ОХОТНИК

В конце марта мы с моим давнишним приятелем Олегом, тоже заядлым рыболовом, вышли на станции Ладожское Озеро. Мы идем в гости к Морьё. Эта лесная красавица вытекает прозрачным, чистым ручьем из лесного озера, километров двадцать петляет по заболоченным черничным борам-зеленомошникам, затем в среднем течении проходит через систему заброшенных карьеров – Сокольи озера – и, наконец вырвавшись из лесных дебрей, уже достаточно полноводная и широкая, впадает в Ладогу. Как радостно бывает в погожий день, совершив тяжелый переход, тихо подобраться к берегу, раздвинуть кусты и вдруг увидеть глубокий омут с прозрачной водой, в котором под самым берегом невозмутимо разгуливают солидные окуни или неподвижно стоит щука. Весной по большой воде в реку заходит самая разная рыба, в том числе и налим. За ним-то мы и приехали сюда из города.

Вот наконец знакомый плес. Тихо, только где-то постукивает дятел да на перекатах едва слышно журчит вода – здесь сильное течение и лед встает только в суровые зимы.

Весь остаток дня готовимся к ночной рыбалке: я разбиваю палатку, заготавливаю дрова, а Олег ловит живцов. Уже в сумерках ставим донки, насадив на крючки навозных червей и куриные потроха.

Заметно похолодало. Сидим у костра уже в темноте. Смотрим на блики огня на черной воде, пьем чай. Звякнул колокольчик и смолк!.. Олег берет фонарь, а я плавно, чтобы не запутать, забираю леску. Вот он, первый небольшой налим! Черный, с мраморными пятнами на боках, ледяной на ощупь, он весь извивается.

Мы уже не чувствуем мороза, только подбрасываем в костер дрова да то и дело греем руки. Начался клев! Часам к двум ночи, поймав несколько некрупных рыбин, заползаем в палатку, забираемся в спальники и быстро засыпаем.

Встаем поздно, когда солнце уже заметно пригревает. Проверяем донки, оказывается: взял только один налим весом примерно полкилограмма.

Душа Олега явно не успокоилась, он берет спиннинг и уходит выше по течению – блеснить. Я между тем подготавливаю снасть для ловли щуки, насаживаю живца и забрасываю на глубину около двух метров. Никаких признаков поклевки.

Но вот поплавок притопился и мгновенно вынырнул. Подсечка! Живец цел, только на теле у него характерные порезы, словно сделанные бритвой, – это следы щучьих зубов.

Насадил новую плотвичку – никакого эффекта. И тут, когда я уже совсем было потерял терпение, вода рядом с поплавком чуть дрогнула и неожиданно показалась… усатая морда с зажатой в пасти щукой! С полминуты она внимательно рассматривала меня, а затем также бесшумно исчезла. Да, охотилась щука, но и на нее нашелся охотник.

Но нам пора в обратный путь… В тепле электрички я задремал. И сквозь полудрему все вспоминал притихший в лучах весеннего солнца лес, быстрые воды Морьё, любопытную морду выдры и налимов на белом снегу.

А. МИШИН


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

РАБОЧИЕ МЕСТА НЕ ГРИБЫ НА ПОЛЯНКЕ, САМИ СОБОЙ НЕ ВЫРАСТУТ
Красногорские уроки мужества
МОЛОДОЙ КАНДИДАТ
ВЕСНА – КРАСНА
ОХРАНУ ПРИРОДЫ ОРЕНБУРЖЬЯ – ПОД ОБЩЕСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ
Чтобы не болела спина
СОГЛАСИЕ – В ДОБРОТЕ
ИЗЫСКАННАЯ ПРОСТОТА
Анализ обстоятельств принятия решений от 17 августа
РЕДИСКА – ХОРОШЕМУ ЧЕЛОВЕКУ
ВОПРОСЫ НЕДЕЛИ:
Жучка и мурка – терапевты
ВЛАСТЬ МИФОТВОРЦЕВ
ОЧЕНЬ ЛИЧНОЕ О ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ
“Не счесть алмазов в каменных пещерах…”
УДАР КЛЫКА
“Там русский дух, там Русью пахнет…”
СТРОГАЯ АКАДЕМИЯ
ЛЮБИТЬ ПО-РУССКИ – 2
РУССКОЕ СОБРАНИЕ
БЛЕСК ИНТЕЛЛЕКТА НА ФОНЕ НИЩЕТЫ


««« »»»