ПРОСТОЙ РУССКИЙ ИВАН В ГОДЫ РЕВОЛЮЦИИ

Окончание. Начало в № 8(87)

ПРОСТОЙ РУССКИЙ ИВАН В ГОДЫ РЕВОЛЮЦИИ

“В СТАРИНЕ РУССКОЙ ДАЖЕ НАИВНОСТЬ

ОБАЯТЕЛЬНА”

После революции 17-го года издатель Иван Сытин не эмигрировал, хоть и уговаривали его друзья-приятели. Уговаривавших с помощью весьма нелицеприятных соленых слов Сытин выгонял из квартиры: очень они его злили.

Но… “Русское слово” прикрыли, типографию и бумагу передали рабочим газетам. Еще в сентябре Ленин писал: “Посмотрите на “Русское слово”, “Новое время”, “Биржевку” и т.п. – вы увидите массу частных объявлений, которые дают громадный, и даже главный доход капиталистам, издающим эти газеты… Так торгуют ядом для народа”. Сытин “ядом для народа” не торговал. Потому решительно направился в Петроград, в Смольный.

Нет никакой записи его разговора с большевистским вождем, а рассказывают об этой встрече примерно так: в длинном коридоре второго этажа Сытину показали дверь в кабинет. Вышел молодой человек Николай Горбунов – сын сытинского старого друга, директора печатной фабрики. Он и проводил Сытина к Ленину.

– Здравствуйте, прошу садиться…

– А вы-то, Владимир Ильич, крепко ли сидите?

– Да, кажется, крепко! – рассмеялся Ленин.

– Я понимаю, власть Советская, народная. И против национализации возражать не приходится… Но со мной-то как поступите? Подлежу ли я национализации?

– Вас оставим в покое. Если вы не против нас, то и мы не против.

– Спасибо, Владимир Ильич, спасибо…

– Очень хорошо, что вы не отказываетесь работать с нами.

– Еще, кстати, у меня семья четырнадцать душ… Как бы меня большевики и насчет жилья не обидели.

– Не беспокойтесь, обижены не будете…

Действительно, И.Д. Сытин с семьей до 28-го года жил все в той же квартире. Только рядом уже не “Русское слово”, а “Известия депутатов трудящихся” находились. Несколько раз вызывали его на Лубянку в ВЧК, но оснований для обвинения не находилось.

Сытина даже прочили по совету Ленина на пост директора объединенного Государственного издательства. Давний его знакомый М. Горький пытался уговорить. Писатель Н.Д. Телешев, присутствовавший при этой беседе, вспоминал:

– Вы знаете, – отвечал Сытин, – я человек малограмотный, и в такое время, как наше, быть во главе такого дела мне не подобает.

Во главе Госкомиздата стал Вацлав Воровский. Сытин согласился быть ему помощником-консультантом. Потом Воровского сменил О.Ю. Шмидт. Издательское дело было задумано с размахом. Но как у нас нередко бывает, исполнить до конца замыслы не удалось.

ПОМОЖЕТ ЛИ ЕВРОПА?

По мандату ВСНХ Сытин приехал в Германию – чтобы договориться о покупке машин и бумаги. В Берлине стали к нему заходить знакомые писатели, книгоиздатели, бывшие банкиры. Хоть и самим неважно им жилось, уговаривали остаться в эмиграции.

– Оставайся здесь, будем издавать эмигрантское “Русское слово”.

– На кой черт! Для кого? Для пауков и паучков, что мечутся и грызутся между собой по заграницам? Благодарю покорно, я не сумасшедший.

Уговаривал бывший когда-то крупным банкиром Алексей Путилов:

– Скажите, Иван Дмитриевич, вам американцы предлагали часть вашего денежного капитала перевести в нью-йоркский банк?

– Было предложено.

– А вы как?

– Никак! Это не мои деньги. Я их нажил благодаря народу в России, русскому народу они и должны принадлежать.

Разошлись Сытин с Путиловым во взглядах.

Приходил книгоиздатель и книгопродавец немец Адольф Девриен. В начале века в Петербурге немало в его издательстве серьезных книг выходило. “Полное географическое описание нашего Отечества”, например. Лучшего подобного издания с тех пор не было. Жаловался, что на своей родине жить ему хуже, чем в России. Грустно было Сытину: ведь вне России оказалось немало талантливых и честных людей. Но он верил, что придет время, когда они вернутся.

Удалось ему вместе с немецкими инженерами подготовить проект возведения гидростанции и бумажной фабрики на водопадах реки Кеми. Приезжал в Россию представитель фирмы, осматривал местность. Все вроде бы подходяще: и мощная река, и леса вокруг – древесина для бумаги в изобилии. Но просчитав все, фирма почему-то заключила: строить невыгодно. Устроили Сытина на работу техноруком в тюремных типографиях и переплетных мастерских. Было ему за семьдесят, а работать хотелось.

МАЛИНОВЫЙ ЗВОН

Удалось ему организовать и нечто отрадное “для души”. Выглядело это примерно так. Пошел он к председателю ВЦИК М.И. Калинину.

– По какому делу? – спросил секретарь.

– Дело мое не личное, а общемосковской важности.

Посмотрев на визитную карточку, всесоюзный староста принял вне очереди:

– С чем пожаловали, с какой докукой?

– Я вот о чем: церкви в Москве убывают. Даже кремлевские храмы заглохли, доступа нет. А ведь извечно порядок был, скажем, на Пасху: грянет колокол на Иване Великом – и вся пасхальная Москва затрезвонит.

– Да откуда же звонарей взять? Ведь дело-то это непростое – в колокола звонить.

– А они у меня все на учете. Вы староста всесоюзный, а я уж много лет как выбран в старосты церкви Пресвятой Богородицы на Путинках.

Религиозность просветительству ничуть не мешает.

…В страстную субботу пасхальной недели 1921 г. через Троицкие ворота вместе с Сытиным прошли в Кремль 25 звонарей. Небольшие группы людей собирались на Красной площади. А в одном из кремлевских теремов на квартире Демьяна Бедного ждали события Сытин, Горький и двое в шинелях с ромбами в петлицах (ВЧК не дремала). Ровно в двенадцать раздался звон огромного колокола Ивана Великого. За ним заголосили большие и малые колокола-подголоски. На кремлевский звон откликнулись колокола почти всех московских и пригородных храмов: дотошный Сытин их известил.

Внимая этому мощному и мелодичному звучанию, прохожие, извозчики, трамваи останавливались, невольно отрываясь от будней и мирской суеты. Даже неистовому атеисту Демьяну Бедному понравилось. Весело перекликались, сливаясь в общий весенний поток голоса трехсот церквей. Сытин был доволен, а хвалившим его говорил примерно так: “Если Москва ныне не услышит Ивана Великого, то больше ей никогда не слыхать. Много будет ломки… Не надо хулить содеянное руками предков наших. В старине русской даже наивность обаятельна”.

РОССИЯ – АМЕРИКА

В конце 23-го года его направили в США для организации художественной выставки и продажи картин. В составе делегации были художник К. Сомов, скульптор С. Коненков, искусствоведы И. Грабарь и С. Виноградов. В США ему многое понравилось. “Рабочая сила Америки по движению в работе и в беседе по вопросам труда и порядка ужасно похожа на русских”, – писал он. И вполне справедливо называл Америку младшей сестрой России. Но и то признавал, что младшая кое в чем обгоняет старшую. И тут его соблазняли остаться – книжным Фордом признавали.

Не остался, вместе с Грабарем и Трояновским вернулся в Москву (Сомов и Коненков предпочли США) и вскоре обращение к русским и американцам написал. На первый взгляд чудаческое (потому, наверное, много лет не опубликованное). Вот несколько строк из него: “Младшая сестра твоя – Америка сделала чудеса. Ты старшая сестра, а прокормить умело и сытно себя не можешь… Познай самого себя, человек маленький, сила твоя в единении необъятна, могущественна… А ты, брат американец, счастлив тем, что у тебя много хорошего, нового. Но, друг мой, у меня тоже большая драгоценность – моя страна ценна великой мудрой историей… Подходи, буду с тобой делиться”.

Сходная мысль была высказана еще в 1905 г. в редакционной статье “Русского слова”: “Мы ставим себе целью будить самосознание народа, раскрывать вечные заветы правды… Видится возможность мирного сближения всех племен и народов и постепенного перехода обостренной борьбы в тесное сотрудничество… На знамени нашей газеты: Братство, Мир, Свободный труд, Общее благо”.

В ноябре 1934 г. Иван Дмитриевич Сытин скончался. Похоронили вблизи речки Яузы, на Введенском кладбище. В 70-е на могиле поставили надгробие с барельефом (по тем временам поступок смелый – памятник буржую?!).

Конечно же, были у нас купцы, получавшие “первоначальный капитал” нечестными путями, а потом разухабисто тратившие “нажитое” на свои прихоти и блажь. О них и Сытин говорил и писал с презрением. Но были и честные, прогрессивные радетели отечества и русского народа. Их имена сохранятся в нашей памяти. Они достойный пример для подражания.

Юрий ЗАКРЕВСКИЙ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ГИАЦИНТЫ УКРАШАЮТ ЖИЗНЬ
ПООБЕДАЕМ ПО-ВЕЛИКОПОСТНОМУ
Рисовать ли сеточку на шее?
ВОПРОСЫ НЕДЕЛИ:
А НЕ СПЕТЬ ЛИ НАМ ПЕСНЮ?
Для процветания нужно немного: сено да корова
Друг бесценный
ВОЙНА НЕРВОВ
ГЕНЕРАЛЬСКИЕ КУЛАКИ
НАВСТРЕЧУ ПАРЛАМЕНТСКИМ ВЫБОРАМ
НОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СНПР
Своя рыба
ЗАБОТА О ЛЮДЯХ
МИФОЛОГИЯ НАРОДА – ЭТО ЕГО СУДЬБА
БАНКРОТСТВО КАК ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ХИРУРГИЯ
СТРОГАЯ АКАДЕМИЯ
БЛЕСК ИНТЕЛЛЕКТА НА ФОНЕ НИЩЕТЫ
“Россия не имеет достойного кандидата в президенты”,
Посади порей – заживешь бодрей
Будет ли Чечня управлять Россией?


««« »»»