ТРУДНАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ ЭНЕРГЕТИКИ

НА ВОПРОСЫ РУКОВОДИТЕЛЯ ПРИМОРСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ СНПР П. АГАПОВА И КОРРЕСПОНДЕНТА А. ГЕЛЬБАХА ОТВЕЧАЕТ ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР АО “ДАЛЬЭНЕРГО” ВАСИЛИЙ ПОЛЕЩУК

– Как Вы оцениваете ситуацию в крае и шумную кампанию в прессе вокруг “Дальэнерго”?

– Помните строчку из басни Крылова: “Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать”. Я не ассоциирую себя с ягненком, но ситуация выглядит гротескно похожей. У нас все выступают за стабильное и надежное энергообеспечение. Но только сверхдешевое или, еще лучше, бесплатное. Мы же виновны в том, что буквально с первых дней работы начали борьбу за соответствие тарифа затратам на производство электроэнергии, за укрепление дисциплины платежей. Но воспринято и изображено в СМИ это было как борьба за неуемное повышение тарифа. Такое противоречие, когда кушать очень хочется, а платить за еду жалко или нечем, и лежит, по-моему, в основе конфликта.

– Василий Григорьевич, Вы сами признаете, что платить часто не только жалко, но и нечем. Значит, когда говорите о высоком тарифе и прекращении неплатежей, ставите невыполнимую задачу. Так что неудовольствие потребителей понятно…

– Понятно. Но, с моей точки зрения, оно должно направляться в несколько иное русло. Для улучшения ситуации есть один путь: кропотливый и грамотный поиск экономических решений, а не оголтелая критика энергетиков за “сверхвысокий” тариф. Ведь тариф складывается из стоимости топлива, затрат на его перевозку, из абонентной платы за ЛЭП, стоимости запчастей и т.д. К сожалению, резервы энергосистемы в снижении себестоимости производимой продукции практически исчерпаны. Мы до предела, даже рискованно сократили выделение средств на ремонтные работы, не в состоянии полностью рассчитываться с поставщиками топлива и самого необходимого оборудования, материалов. Дальнейшее сокращение расходов по этим статьям чревато вполне предсказуемыми последствиями: через два-три года от краевой энергетики останется одно название. Критики, правда, еще упрекают нас в том, что энергетики получают излишне высокую зарплату. Но это или по незнанию, или по неукротимой злобе. После всех ограничений, введенных в “Дальэнерго” в прошлом году (сокращение премий, четырехдневная рабочая неделя), мы едва ли входим в двадцатку наиболее высокооплачиваемых отраслевиков. Сокращать уже нечего. Но даже если завтра мы снизим зарплату еще в два раза, просто будем трудиться бесплатно, то энерготариф станет дешевле… всего на один – три процента.

Хочу со всей ответственностью заявить, что несостоятельны и утверждения краевых СМИ о распылении получаемых нами средств, отвлечении денег на строительство коттеджей, роскошную социальную базу. Такое могут говорить люди, имеющие тенденциозный взгляд на действительность. Социальная база “Дальэнерго” в последние два года сжалась, словно шагреневая кожа. Остался один профилакторий в Артеме, два оздоровительных центра для детей энергетиков, действующие летом. И это на трудовой коллектив, насчитывающий более 12 тысяч человек! Мы отказались от содержания ведомственных детсадов-яслей, жилых домов – нет денег. То же можно сказать и о различных подсобных хозяйствах, которые энергетики долгое время дотировали. Сейчас они влачат жалкое существование, а наши работники лишились возможности получать рыбу, другие продукты питания по щадящей цене. И это однозначно плохо, особенно, когда мы задерживаем заработную плату своему персоналу на четыре-пять месяцев.

В Приморье один из самых высоких энерготарифов в России. И в этой связи заманчиво выглядит постановка вопроса о его “усреднении” по всей стране. Исходя из этой логики нужно последовательно вводить средние цены на хлеб, мясо, рыбу и т.д. Везде и всем начислять среднюю зарплату. Это не так страшно и, возможно, неплохо, но… Мы это уже проходили.

В рыночной экономике, мне думается, более реален подход, когда лучше и глубже используются особенности региона, его ресурсы. Например, где-то дешевле хлеб и киловатт-час, а у нас ниже цена на рыбу, деловую древесину, меха. При этом, конечно же, нельзя забывать о работе по снижению себестоимости производимой энергии. В частности, очень перспективным представляется путь модернизации и реконструкции электростанций южного Приморья, перевод их на газо-мазутное топливо.

– Василий Григорьевич, Вы забыли упомянуть еще об одной перспективе. Это энергоугольные объединения. У всех на устах пример “ЛуТЭКа”, где кончились проблемы с обеспечением станции твердым топливом, где реально началось снижение себестоимости электроэнергии.

– Сама по себе идея создания энергоугольных компаний хороша. Но она имеет смысл только там, где электростанция и разрез тяготеют друг к другу технологически, тесно связаны территориально. Это Экибастуз, Хоронор, Лучегорск и т.д. Там легко создается единый технологический комплекс, сокращаются параллельные структуры, повышается заинтересованность работников в конечных результатах своего труда. Еще лучше, когда за такое объединение делают царский подарок, как “ЛуТЭКу”, – очень приличную дотацию на каждый выработанный киловатт-час.

Но, к сожалению, такое органичное объединение не везде возможно, а царские подарки вряд ли кому-нибудь еще достанутся.

– Тем не менее, Василий Григорьевич, сейчас просчитываются варианты и возможности создания энергоугольных объединений во многих регионах страны, в том числе и у нас в Приморье.

– Просчитывать варианты всегда полезно. Главное, делать такую работу объективно, а не подстраивать ее к заранее определенному результату. “ЛуТЭК” действительно решил проблему обеспечения углем Приморской ГРЭС. Там сейчас, если не ошибаюсь, запасы твердого топлива на складах приближаются к четверти миллиона тонн. Но, как это ни парадоксально, надежность работы ГРЭС от этих запасов не возросла. Наоборот, довольно часто мы фиксируем, что Приморская электростанция не в состоянии нести заданную нагрузку. И АО “Дальэнерго” вынуждено компенсировать нехватку электроэнергии за счет перетоков из-за пределов края либо повышая выработку на своих станциях.

Почему это происходит, надо изучать отдельно.

– Значит, Вы считаете эксперимент с “ЛуТЭКом” неудачным?

– Так категорично я бы вопрос не ставил. “ЛуТЭК” – это проблемное объединение, еще не выявившее всех своих плюсов и минусов. А мы очень торопимся объявить его панацеей, торопимся создать нечто подобное повсеместно. Например, упорно идут разговоры о создании “Владэнерго”, объединении ВТЭЦ-2 с Павловским угольным разрезом. А ведь здесь тоже не мешает кое-что просчитать.

У павловских углей низкая калорийность, они отличаются повышенной влажностью и не горят в топках без мазутной подсветки или существенной добавки более качественного угля Хоронорского разреза. Значит, объединение надо распространить до Хоронора? Но это за пределами Приморского края и здравого смысла.

– Я так понимаю, Василий Григорьевич, что Вы против новых энергоугольных объединений в Приморском крае?

– С этим не нужно торопиться. Ведь “ЛуТЭК” работает в исключительно благоприятных условиях. Высокая дотация на каждый киловатт-час, улучшенное снабжение оборудованием и материалами, наконец, заработная плата, которая выше, чем в “Дальэнерго” в полтора раза. А сможем ли мы создать такие же условия и на других объединениях? Уверен, что нет. Ведь их не предполагается выводить на оптовый рынок. Их содержание ляжет тяжким бременем на местные бюджеты. А что это означает, покажу на доступном примере.

Новая администрация Владивостока в отличие от прежней с большим пониманием относится к неплатежам в энергетике. И Юрий Михайлович Копылов заявил, что признает и готов постепенно гасить долги за потребленную городом энергию, осуществлять текущие платежи в полном объеме. Мы посчитали, что только компенсация по теплообеспечению жилого фонда Владивостока выливается ежемесячно в 30 миллионов рублей. А если прибавить другие наши затраты, то сумма возрастет до 80 миллионов. Способен город найти такие деньги? Нет. Следовательно, для его надежного энергообеспечения нужны дотации, либо решение о том, чтобы потребители оплачивали энергетические услуги стопроцентно. Пока стабильность поддерживается только возможностями маневра в единой энергосистеме, частью которой является “Дальэнерго”. Поэтому спешить с различными реструктуризациями в энергетике, созданием объединений нельзя из чувства самосохранения.

– Единая энергосистема, по Вашему мнению, – это гарант стабильности? Но ведь не секрет, что по “Дальэнерго” открыта процедура банкротства, что в коллективах предпринимались такие акции протеста, как голодовки, забастовки. Скорее, надо говорить о возможности социального взрыва, чем о стабильности…

– Да, стабильность очень хрупкая, достигается огромным напряжением сил, с большими трудностями. Но факт в том, что она есть. А подорвать ее действительно чрезвычайно просто. Одним-двумя непродуманными решениями.

Я знаю, что некоторые коллеги считают меня недостаточно решительным в вопросах подбора и смены кадров, консервативным в технико-экономических преобразованиях. Поверьте, предложениями по революционным изменениям в энергосистеме у меня забиты ящики стола. И я очень благодарен людям, которые их разработали, отдали мне для внедрения. Возможно, это не бросается в глаза, но многие из этих предложений я уже использую в работе. Только стараюсь это делать, если можно так выразиться, плавно, без излишних потрясений.

Потому что резкость сегодня энергосистеме противопоказана, в том числе и в смене кадров. Да, мы работаем стабильно, но с великим внутренним напряжением. Сегодня приходится принимать сверхнепопулярные решения, например направлять предназначенные на зарплату деньги на покупку топлива. Чтобы не заморозить Владивосток, чтобы сохранить энергоснабжение Приморья на необходимом уровне.

Мне часто приходится убеждать и лидеров нашего “Электропрофсоюза”, и трудовые коллективы в том, что надо еще чуть-чуть потерпеть, не выступать с акциями протеста. И я очень рад, что нахожу поддержку и понимание многих ведущих специалистов, коллективов.

Поэтому я уверен, если не будут мешать, если не будут ставить во внешнее управление АО “Дальэнерго” людей случайных, мы сможем удержать стабильность. Конечно, для этого нужна и поддержка. Сегодня у меня, как у большинства жителей России, многие надежды связаны с правительством Евгения Максимовича Примакова. Оно проявляет реальную заботу о топливообеспечении энергетики, постепенно ликвидирует долги федеральных структур за потребленную энергию, мешает проведению ускоренного банкротства субъектов естественных монополий, к каковым относимся и мы. Верю, “Дальэнерго” выживает и будет работать надежно. А приморцы всегда будут со светом и в тепле.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ВОПРОСЫ НЕДЕЛИ:
МЫ ГРЕЗИМ, ЗНАЧИТ, СУЩЕСТВУЕМ
СТРАСТИ ПО ВЛАСТИ
Орловские “Военные вести”
МИФОЛОГИЯ БАКСА
КРАСОТА ТРЕБУЕТ ЖЕРТВ, А ТАКЖЕ УКСУСА, ЧЕСНОКА И СОЛИ
СПАСИБО ЗА ПОМОЩЬ!
ВОЕННЫЙ ПРОКУРОР НАТАША
МЕСЯЦ ПЕРВОЙ КАПЕЛИ
ДЛЯ МИЛЫХ ДАМ САЛАТ ПОДАМ
МЕСЯЦЕСЛОВ
“МАЛЬЧИК МОИСЕЙ ВЫВОДИЛ РАБОВ ИЗ ЕГИПТА…”
РАБЫНЯ, БОГИНЯ, БАБОЧКА…
ИМПЕРСКИЙ ИНСТИНКТ
Я САМА – ПРО ЭТО. НЕ КРАСНЕЯ


««« »»»