ИМПЕРСКИЙ ИНСТИНКТ

“О национальной гордости великороссов”

В знаменитых военных афоризмах Козьмы Пруткова мы встречаем такую “полемику”. “Да будет целью солдатской амбиции точная подгонка амуниции”, пишет автор, на что его полковой командир замечает: ”Солдат имеет и другую амбицию – служение царю и Отчеству. Странно так ограничивать цель стремлений”.

“БЕЗ БОЖЕСТВА, БЕЗ ВДОХНОВЕНЬЯ…”

Подобно этому ограниченному служаке, российское политическое руководство последних лет было начисто лишено честолюбия, не имело никаких амбиций, никаких долгосрочных планов. “Цель стремлений” всех правительств, находившихся у власти вплоть до назначения Примакова, была сужена до предела: занять-перезанять, любой ценой договориться с МВФ, реструктурировать долги, залатать бюджетные дыры. Нам бы день простоять да ночь продержаться – таков был стиль жизни сменявших одна другую команд по решению оперативных вопросов под названием “правительство России”. Понимая, что их век у власти недолог и всецело зависит от переменчивого настроения “гаранта Конституции”, российские руководители действовали как временщики: после нас – хоть потоп. Ну если не потоп, так медленное погружение в трясину в качестве “оптимального” варианта. Так и жили – “без божества, без вдохновенья”.

Что это – идейная исчерпанность, духовная опустошенность, утрата пассионарности и политической воли, столь необходимой лидерам великих наций? Скорее, просто удобная жизненная позиция, позволяющая в обстановке кризиса, всеобщей апатии, безверия, жизни по полукриминальным “понятиям” решать какие-то свои, сугубо меркантильные проблемы.

ПРОМОТАВШИЙСЯ АРИСТОКРАТ

Что есть политическое руководство Россия сегодня? Мне приходит в голову такой образ: промотавшийся, спившийся, заложивший и перезаложивший все свое имущество аристократ, щеголяющий в потертом камзоле с чужого плеча, но при этом пытающийся схватиться за давно проигранную в кости шпагу при всяком намеке, что он не в состоянии купить Лувр.

Не допустим новых бомбардировок Ирака! Мы не дадим тронуть Косово! Это не пройдет! Вот и все!” – заявляет президент Ельцин.

Позвольте, как это вы, Борис Николаевич, не допустите?! Это после многолетней проамериканской политики вашего “дорогого Андрея” (Козырева), который раздарил, променял неизвестно на что интересы России в угоду своему кумиру – Соединенным Штатам Америки, присоединился к самым гибельным, самым невыгодным для России международным санкциям, предал наших традиционных союзников и за это удостоился персональной благодарности государственного секретаря Соединенных Штатов?

Это после вступления в НАТО таких традиционных столпов Варшавского Договора, как Польша и Чехия?

Это, наконец, после того как получение ежегодных кредитов от МВФ стало ритуальной частью нашего бюджетного процесса.

Разве непонятно, что кредитоваться у МВФ и проводить независимую внешнюю политику – две вещи несовместные.

Пора признать горькую истину: нет у России на сегодняшний день достаточных ресурсов для проведения самостоятельной внешней политики!

Нет и не может быть у России сегодня ни идеологических, ни политических союзников. А в одиночку ее голос на мировой арене “тоньше писка”, сколь бы ни утверждал наш министр иностранных дел, что без участия России не решается ни одна мировая проблема.

Уж если Азербайджан во все глаза смотрит в сторону Турции, уж если Грузия помышляет о выходе из СНГ, уж если Украина рвется в НАТО, то кому мы нужны в Африке, Латинской Америке или на Ближнем Востоке?

Нет у России “модели жизни”, которую мы могли бы предложить на экспорт – вот в чем беда! А у США есть! Через подконтрольный им МВФ они обращаются ко всем странам третьего мира: ”Друзья! Пишите либеральное законодательство для зарубежных инвесторов, обеспечивайте зарубежным компаниям режим наибольшего благоприятствования, сокращайте армию и государственный аппарат, во всем следуйте внешнеполитической линии Соединенных Штатов и наслаждайтесь жизнью по законам “свободного рынка”: что взрастет (в экономике) то и слава Богу! А если ничего не взрастет, подкинем гуманитарную помощь”.

Эта модель позволяет странам третьего мира если не жить, то хотя бы прозябать под знойным тропическим солнцем. А что можем предложить мы?

ВЕЛИЧИЕ – ВОПРЕКИ ВСЕМУ!

Мы хотим видеть Россию великой. Вопреки всему! Хотим, и все тут, никому ничего не объясняя. Тот промотавшийся дворянин, о котором мы говорили, быть может, не желает поступать к кому-то в услужение. Просто потому, что дворянская гордость ему это не позволяет. И кто скажет, что он не прав?

Но тогда мы должны поразмышлять над вопросом: а как шли к своему имперскому величию Соединенные Штаты Америки? Точно ли это величие было достигнуто исключительно благодаря либеральной экономической политике, хорошему налоговому законодательству, устойчивой национальной валюте, т.е. всему тому, о чем пишут наши либералы?

Нет и еще раз нет! Величие Америки было достигнуто, прежде всего, в результате политической воли и поистине имперских, вселенских амбиций американского народа и его руководства.

Еще Гюстав Лебон отмечал, что в борьбе за мировое лидерство побеждает не столько интеллект, сколько воля. Как же этой воли не хватает сегодня нам и нашим лидерам!

В то время, когда триумф коммунизма во всем мире казался в Соединенных Штатах многим неизбежным, а сама Америка переживала глубочайший духовный кризис, вызванный сплошной цепью поражений во Вьетнаме, Лаосе, Камбодже, Анголе, Эфиопии, Иране, Никарагуа, президент Рейган буквально взывал к национальной гордости американцев. Он стремился вселить в них уверенность, что страна, выигравшая вторую мировую войну (любят американские лидеры слегка преувеличить!), отправившая астронавтов на Луну, выведшая на орбиту “Шаттл”, не имеет права проиграть гонку за мировое лидерство с “империей зла” – Советским Союзом.

И вскоре – о чудо! – американцы “отвоевали” Гренаду, затем – Никарагуа, а еще позднее вынудили пойти горбачевское руководство на беспрецедентные военные уступки: до краха “империи зла” оставалось совсем немного. А ведь еще накануне прихода Рейгана к власти американские “голуби” фактически предлагали идеологическую и политическую капитуляцию перед советским блоком (одно предложение о закрытии радиостанции “Свобода”, важнейшего идеологического оружия “холодной войны”, чего стоило!).

Современный биограф Рейгана Петер Леше отмечает, что борьба США с Советским Союзом была выиграна еще и потому, что пришедшее в 1985 г. к власти горбачевское руководство отказалось от великодержавных, “экспансионистских” амбиций и, начав бессистемные реформы, “приблизило конец Советского Союза и Варшавского Договора”.

“Рейган, – пишет Леше, – прикрепил эту победу на свой флаг, хотя она была в большей степени подарена Горбачевым, чем завоевана им”.

Все так, но была ли эта победа возможна без политической воли администрации Рональда Рейгана? Ни в коем случае!

“СТРАТЕГИЯ” ПОКАЯНИЯ

Французский король Генрих Третий любил, как известно, грешить, но любил и каяться. В то время как другие европейские монархи активно занимались переделом мира, этот “французский Гамлет” организовывал в Париже покаянные шествия, на которых он и его придворные в монашеских одеяниях бичевали друг друга розгами, били земные поклоны и читали самые мрачные псалмы. Не напоминают ли эти карнавальные шествия политику Михаила Горбачева, который, по сути дела, согласившись с рейгановским тезисом об “империи зла”, заставил наш народ бесконечно каяться? Не случайно фильм “Покаяние” стал своего рода символом “перестройки”. Навязанная “прорабами перестройки” практика бесконечного покаяния в подлинных и мнимых ошибках и преступлениях – вот важнейшая причина крушения СССР, ибо нельзя ничего построить, полагая, что наша история – самая кровавая, наши правители – самые преступные, наши люди – самые несчастные.

В свое время один из деятелей николаевской империи в ответ на проникнутые безысходным историческим пессимизмом размышления Чаадаева с солдатской прямотой заявил: ”Прошлое России было прекрасно, настоящее изумительно, а будущее превосходит все, что может представить человеческое воображение. Вот та позиция, с которой русский должен писать историю России!”

“Прорабы перестройки” взялись за неблагодарную задачу – очернить советское прошлое, измазать грязью советских героев, создать антисоветскую контркультуру. В результате мы прониклись неверием в собственные силы, мы не замечали собственных свершений, мы и в самом деле начали верить, что Соединенные Штаты – всемирный оплот прав человека, в то время как СССР – сплошной ГУЛАГ и “империя зла”.

Мы забыли, что именно под влиянием невиданных темпов экономического роста в СССР в 30-е гг. западный капитализм вынужден был пойти на коренную перестройку, положив в ее основу планирование, государственное регулирование, социальные гарантии для трудящихся.

Мы забыли, что именно в СССР впервые в истории человечества была предпринята попытка создания социально мобильного, справедливого общества, в котором людьми руководило чувство долга, в котором (пусть далеко не всегда!) честь воздавалась по талантам и заслугам, в котором человек был выше денег.

Наши руководители не поняли, что в ошибках надо не только каяться, а прежде всего, исправлять их. Они упустили из виду те уроки, которые извлекли американцы из войны во Вьетнаме, и не сумели использовать их, когда оказались в аналогичной ситуации после поражения в войне в Афганистане.

Но главное, руководство страны не осознало, что ничто так не деморализует нацию, как бесконечное покаяние.

ЦЕНА ВЕЛИЧИЯ

История Соединенных Штатов – это отнюдь не сверкающий путь на вершину холма всеобщего счастья и процветания. В истории этой страны много такого, чем не следовало бы гордиться.

Разве не белые переселенцы уничтожили коренное население Северной Америки, руководствуясь принципом: хороший индеец – мертвый индеец? И разве не ютятся до сегодняшнего дня остатки индейских племен в специальных резервациях?

Разве не в США государственная политика дискриминации по расовому признаку продолжалось до конца 60-х гг. нашего столетия?

Разве не США первыми в мире решились на боевое применение ядерного оружия, стерев с лица земли мирные японские города?

Разве не они до последнего поддерживали свирепого никарагуанского диктатора Анастасио Сомосу, который уничтожил 300 тыс. собственных сограждан – 10 % населения страны? Разве не они с упорством, достойным лучшего применения, пытались спасти этого “сукиного сына” (выражение президента Рузвельта), когда один никарагуанский патриот разрядил в него свой револьвер?

Разве не они позволили своему ставленнику на Гаити Франсуа Дювалье буквально до основания разграбить страну, доведя большинство ее граждан до последней степени нищеты и бесправия? А сколько их было, этих “их сукиных сынов”, на всех континентах, которые отправляли эскадроны смерти для уничтожения собственных народов, благословляли пытки и убийства “при попытке к бегству” с полного одобрения американского госдепа?

Разве не в “самой демократической стране мира” развернулась массовая истерия “охоты за ведьмами” эпохи маккартизма?

Разве не американцы с позором ушли из Вьетнама, Лаоса, Камбоджи после проигранной жестокой и многолетней войны, в ходе которой в “лучших традициях” дивизий СС сжигались целые деревни вместе с мирными жителями?

Разве не американский бомбардировщик сбросил бомбу с лазерным наведением, которая уничтожила 280 женщин и детей в багдадском бомбоубежище?

Разве не американцы организовали по всему миру бесконечную череду военных переворотов, свержений и убийств законно избранных президентов, разве не они присвоили себе право на военные интервенции в те страны, которые, с их точки зрения, являются “неправильными”, и ковровые бомбардировки их территорий.

И разве не подходят все эти акции под определение “империя зла”?

Имперское величие Соединенных Штатов обреталось дорогой и кровавой ценой, и не было преграды, перед которой остановились бы американские лидеры на пути к заветной цели.

Великие цели амбициозных и волевых американских лидеров порождали не только великие свершения, но и великие преступления. У двухсотлетней войны за американское величие были свои пророки, свои фанатики, свои герои и мученики, свои злодеи, свои савонаролы и торквемады. На одной либеральной экономической политике в мировых делах далеко не уехать. Во всяком случае, великой империей уж точно не стать.

Только великая нация, осознающая свое мировое предназначение, может позволить себе не сносить историю бульдозером и не переименовывать улицы с приходом каждого нового президента.

Советское руководство, уныло и монотонно обличавшее “агрессивную сущность американского империализма”, по-настоящему не смогло осознать грозящих нам вызовов и опасностей со стороны Соединенных Штатов. А ведь опасность была, это не миф советской пропаганды! “Вероятный стратегический противник” и в самом деле показал себя коварным, жестоким, агрессивным. Сегодня он угрожает “томагавками” всему миру. Следующими жертвами агрессивных акций устрашения после Ливии, Сербии, Ирака будем мы.

Не откажись в свое время советское руководство от “имперских амбиций”, быть может, не было бы сегодня так много крови и слез в горячих точках развернувшихся по всему миру военных конфликтов.

Непреходящая уверенность американских лидеров в мировом предназначении Соединенных Штатов – основа имперского величия. В этом аспекте мышление американцев поразительно напоминает мышление граждан Римской империи, о котором писал Вергилий:

Смогут другие создать изваянья живые из бронзы

Или обличье мужей повторить во мраморе лучше,

Тяжбы лучше вести и движения неба искусней

Вычислят иль назовут восходящие звезды – не спорю.

Римлянин! Ты научись народами править державно -

В этом искусство твое, – налагать условия мира,

Милость покорным являть и смирять войною надменных…

Стремясь реализовать концепцию однополюсного мира, на деле реализовывая концепцию “золотого миллиарда”, Америка загоняет в угол все страны, за исключением Европы и Японии, в том числе и мусульманский мир, и тем самым способствует его сплочению. Одновременно с проникновением на Ближний Восток ядерных технологий возрастает угроза ядерного терроризма. Разговоры о выходе США из Договора по ПРО далеко не случайны. Америка готовится создать “космический щит” для того, чтобы защититься от потенциальной угрозы со стороны мусульманского мира и одновременно направить экспансию агрессивного исламского фундаментализма в сторону России (это хорошо заметно на примере афганских талибов).

Россия “космическим щитом” не обладает и вряд ли будет в состоянии его создать в ближайшее время. Однополюсный мир во главе с Соединенными Штатами, таким образом, чреват угрозой региональных конфликтов с применением ядерного оружия, способных перерасти в мировую ядерную войну.

В этих условиях объективная миссия России – стать одним из центров двух-трехполюсного мира. Только Россия показала себя державой, способной на равных соревноваться с Америкой. Ни одна другая страна в ХХ в. такой способности не продемонстрировала.

Но для этого нужны ум, воля и амбиции российского руководства.

ТРИ ОПЛОТА ЛИБЕРАЛЬНОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ

Не будем преуменьшать грозящих нам опасностей. На пути к национальному величию – пожелай мы вступить на него – нас ожидало бы бешеное сопротивление изнутри. И не только со стороны “либеральных реформаторов”, это мы наблюдаем уже сегодня.

Главнейший оплот продолжения псевдолиберальной политики – действующий президент, повязанный кровью (после октября 93-го) с российским псевдолиберализмом и его наиболее “выдающимися” представителями.

Ельцин – “собака на сене”. Он сам никуда не зовет и никуда не ведет, но попробуй высунуться кто-то другой! Он как турецкий янычар, размахивающий саблей над бочкой с нечистотами, в которой сидят осужденные на позор преступники. Взмах сабли – и все головы скрываются под мутной жижей. Не обладая ни в малейшей степени задатками национального лидера, Ельцин делает все возможное, чтобы такой лидер не выдвинулся при его жизни. Наглядная демонстрация этого факта – зловещий трагифарс – последняя встреча Ельцина и Примакова, в ходе которой президент требовал от премьера чуть ли не на крови поклясться в отсутствии у него президентских амбиций!

Власть делает все возможное, чтобы погасить в народе здоровый национализм, который, как отмечал еще Иван Ильин, есть “вера в духовную силу своего народа, вера в его духовное призвание”.

Почему же мы отдаем этот важнейший ресурс на откуп Макашову и Баркашову, способным только в очередной раз скомпрометировать идею национального возрождения?

Еще один (и крепчайший!) оплот противодействия национальному возрождению России – многие современные электронные СМИ, которые, несмотря на некоторый отход правительства от крайностей псевдолиберализма, продолжают оставаться певцами либеральной идеи. И дело здесь даже не в том, что на сегодняшний день журналисты – одна из самых высокооплачиваемых категорий населения. Просто для них “либеральные реформы” в их российском исполнении стали той средой, в которой они только и могут реализовать свои “наполеоновские” амбиции. Когда и где еще возможно, чтобы ведущий первого, государственного, телеканала (Доренко) бросал политический вызов премьеру своей страны: или он, или я?! При каких иных обстоятельствах смог бы ведущий второго (тоже государственного!) канала (Сванидзе), преодолевая какие-то свои застарелые комплексы, в каком-то некрофильском экстазе втаптывать в грязь трагическое и героическое прошлое нашей страны, сравнивая коммунистов с монголами (чем так не повезло это нации?), а комсомол с гитлерюгендом?

Да за такую возможность можно сражаться до последней капли крови!

Журналисты электронных СМИ могут не любить Гайдара, Чубайса, Авена, Коха, Березовского, но как им не любить созданную этими господами атмосферу всеобщей безответственности и вседозволенности, в которой только и могут развернуться во всем блеске молодые и амбициозные “журналистские дарования”!

Эти люди – деятели либеральных СМИ – по самому своему “либеральному” мироощущению на дух не переносят такие слова, как “порядок”, ”дисциплина”, ”планирование”, ”государственный контроль”. А ведь именно с этих слов начинал свое правление президент Рузвельт, который вывел Америку из самого глубокого за всю ее историю кризиса. Стоило премьеру Примакову только заявить (на словах) о необходимости навести государственный порядок в сфере экономики, тут же либеральные СМИ вынесли свой суровый и не подлежащий обжалованию приговор: правительство в России коммунистическое и “кагэбистское”!

СЕРЕДИНЫ НЕТ!

В деле восстановления России в качестве мировой державы мы можем полагаться только на самих себя, только на наши внутренние ресурсы. Кризис, поразивший все сферы российской общественной жизни, несравненно более тяжел, чем американская “великая депрессия”. И выход из него будет более сложным и более авторитарным.

Вопрос стоит сегодня о выживании России. Либо Россия найдет в себе силы развиваться как самостоятельное, независимое государство, либо мы утратим свою государственность, ибо даже среди так называемых развивающихся стран для нас уже нет места. Последствия окажутся катастрофическими. И для России, и для всего мира.

Нужны воля, амбиции лидеров, нужна всеобщая готовность ”победить или умереть”. Тот самый дух, который так наглядно проявился в мышлении деятелей администрации Рональда Рейгана с их искренней верой, что “лучше быть мертвым, чем красным”, и что “есть вещи поважнее мира”. Это дух легионеров Римской империи, которые под знаменами своего императора шли навстречу варварам в холод и мрак и знали, что не вернутся, для которых, как писал Эдуард Гиббон, “золотой орел, блестевший во главе легиона, был предметом искреннего благоговения, и покинуть его в минуту опасности считалось бесчестьем и позором”.

Нужна непреклонная решимость в духе стремления “пробежать за 10 лет” вековое расстояние, отделявшее СССР от развитых стран, о которой в начале 30-х гг. говорил Сталин.

Но не нужно войн, не нужно репрессий, не нужно “железного занавеса”. Исторический опыт показывает: мы можем и должны обойтись без этого!

Да, Россия всегда была империей. А имперское правление – правление жесткое, суровое, не знающее сомнений, жалости и снисхождения. На Западе политика – игра, в России – рок, судьба, жизнь; в этом, возможно, наше главное отличие от Запада, главная причина того, почему так плохо прививается “игровой” западный парламентаризм на нашей почве.

Да, Россия никогда не обладала той внутренней свободой, которая с момента возникновения была присуща Соединенным Штатам. Ее пространства и огромная протяженность сухопутной границы диктовали ей “первую из несвобод” – всеобщую воинскую повинность (это отмечал еще Иван Солоневич). Но при этом имперское величие России, в отличие от Соединенных Штатов, не базировалось ни на уничтожении других народов, ни на их порабощении.

И сегодня мы никого не собираемся порабощать, уничтожать, завоевывать. Амбиции России не направлены против других народов. Россия устремляет свой взор не за моря и океаны, а на саму себя. Где тот человеческий, нравственный, духовный потенциал, который способен переломить роковой ход событий, поставивший одну из величайших мировых империй на грань распада? Ведь вопрос стоит сегодня так: либо мы, говоря словами канцлера Горчакова, сможем “сосредоточиться”, либо просто исчезнем с политической карты мира. Середины тут нет.

Мартин ШАККУМ

президент Фонда “Реформа”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ТРУДНАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ ЭНЕРГЕТИКИ
МЫ ГРЕЗИМ, ЗНАЧИТ, СУЩЕСТВУЕМ
СТРАСТИ ПО ВЛАСТИ
Орловские “Военные вести”
МИФОЛОГИЯ БАКСА
КРАСОТА ТРЕБУЕТ ЖЕРТВ, А ТАКЖЕ УКСУСА, ЧЕСНОКА И СОЛИ
СПАСИБО ЗА ПОМОЩЬ!
ВОЕННЫЙ ПРОКУРОР НАТАША
МЕСЯЦ ПЕРВОЙ КАПЕЛИ
ДЛЯ МИЛЫХ ДАМ САЛАТ ПОДАМ
МЕСЯЦЕСЛОВ
“МАЛЬЧИК МОИСЕЙ ВЫВОДИЛ РАБОВ ИЗ ЕГИПТА…”
РАБЫНЯ, БОГИНЯ, БАБОЧКА…
ВОПРОСЫ НЕДЕЛИ:
Я САМА – ПРО ЭТО. НЕ КРАСНЕЯ


««« »»»