БЛИНЫ

Это было давно. Это было месяца четыре назад.

Сидели мы в душистую южную ночь на берегу Арно.

Компания была смешанная – русско-итальянская.

– Вот приезжайте к нам ранней весной, – сказали итальянцы, – когда все цветет. У вас еще снег лежит в конце февраля, а у нас какая красота!

– Ну, в феврале у нас тоже хорошо. У нас в феврале масленица.

– Масленица. Блины едим.

– А что же это такое – блины?

Мы переглянулись. Ну как этим шарманщикам объяснить, что такое блин!

– Блин – это очень вкусно, – объяснила я.

Но они не поняли.

– С маслом, – сказала я еще точнее.

– Со сметаной, – вставил русский из нашей компании.

Но вышло еще хуже. Они и блина себе не уяснили, да еще вдобавок и сметану не поняли.

– Блины, это – когда масленица! – толково сказала одна из наших дам.

– Блины… в них главное – икра, – объяснила другая.

– Это рыба! – догадался наконец один из итальянцев.

– Какая же рыба, когда их пекут! – рассмеялась дама.

– А разве рыбу не пекут?

– Пекут-то пекут, да у рыбы совсем другое тело. Рыбное тело. А у блина – мучное.

– Со сметаной, – опять вставил русский.

– Блинов очень много едят, – продолжала дама. – Съедят штук двадцать. Потом хворают.

– Ядовитые? – спросили итальянцы и сделали круглые глаза. – Из растительного царства?

– Нет, из муки. Мука ведь не растет? Мука в лавке.

Мы замолчали и чувствовали, как между нами и милыми итальянцами, полчаса назад восторгавшимися нашей родиной, легла глубокая темная пропасть взаимного недоверия и непонимания.

Они переглянулись, перешепнулись.

Жутко стало.

– Знаете что, господа, нехорошо у нас как-то насчет блинов выходит. Они нас за каких-то вралей считают.

Положение было не из приятных.

Но между нами был человек основательный, серьезный – учитель математики. Он посмотрел строго на нас, строго на итальянцев и сказал отчетливо и внятно:

– Сейчас я возьму на себя честь объяснить вам, что такое блин. Для получения этого последнего берется окружность в три вершка в диаметре. Пи-эр квадрат заполняется массой из муки с молоком и дрожжами. Затем все это сооружение подвергается медленному действию огня, отделенного от него железной средой. Чтобы сделать влияние огня на пи-эр квадрат менее интенсивным, железная среда покрывается олеиновыми и стеариновыми кислотами, то есть так называемым маслом. Полученная путем нагревания компактная тягуче-упругая смесь вводится затем через пищевод в организм человека, что в большом количестве вредно.

Учитель замолчал и окинул всех торжествующим взглядом.

Итальянцы пошептались и спросили робко:

– А с какою целью вы все это делаете?

Учитель вскинул брови, удивляясь вопросу, и ответил строго:

– Чтобы весело было!


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ТРЫНЦЫ-БРЫНЦЫ, ПЕКИТЕ БЛИНЦЫ,
Детовщина
ЗАКОН ПОЛИТИЧЕСКОГО РАВНОВЕСИЯ: ЧЕМ ВЫШЕ ПОДДЕРЖКА МАСС, ТЕМ СИЛЬНЕЕ НЕНАВИСТЬ ОЛИГАРХИИ
Письмо Гомеру
МИР СЕГОДНЯ И СУДЬБА РОССИИ
МОЖНО ЛИ ТРИСТА ЛЕТ НАСТУПАТЬ НА ГРАБЛИ?
В России предлагается установить “единый европейский порядок”
Сладчайшая Арина
ПРАВЫЙ ХРЕН НЕ СЛАЩЕ ЛЕВОЙ РЕДЬКИ
ТРЕХСЛОЙНОЕ ОБЩЕСТВО
ЧТО ПОДЖИДАЕТ ВАС В ЛИФТЕ
ПРАВО НА НАУКУ
Отношение к заявлению всех ветвей власти
МАРШ ПРОТЕСТА НА КОСТЫЛЯХ
ЗАГАДКИ КИТАЙСКИХ ИНВЕСТИЦИЙ
За кого проголосуют барнаульцы
К ПРЕДСТОЯЩИМ ПАРЛАМЕНТСКИМ ВЫБОРАМ
МЕСЯЦ, ТЫ МЕСЯЦ, ПОДУЙ НА ОПАРУ


««« »»»