КАК ВЫЙТИ В “ВЫСШУЮ ЛИГУ”?

РОССИЙСКОМУ ОБЩЕСТВУ НЕОБХОДИМА

МОБИЛИЗАЦИЯ ВОКРУГ ИДЕИ НАЦИОНАЛЬНОГО

ВОЗРОЖДЕНИЯ. ЗАДАЧА ОППОЗИЦИИ –

СФОРМУЛИРОВАТЬ ЭТУ ИДЕЮ

На днях в телевизионных новостях промелькнули (именно промелькнули!) два эпизода. На самом деле две сенсации мирового значения.

Сенсация первая. Врачи-травматологи Саратовского ожогового центра разработали уникальную, не имеющую аналогов в мире методику спасения больных, у которых поражено от 60 до 90 % кожи. Раньше в таких случаях ставился диагноз: термическая травма, несовместимая с жизнью. Благодаря открытию российских ученых только за один год удалось вытащить с того света более 500 человек.

Сенсация вторая. Ученым-ядерщикам из подмосковной Дубны удалось синтезировать новый, 114-й элемент таблицы Менделеева. Дело в том, что все так называемые трансурановые элементы имеют предельно короткий срок жизни – сотые доли секунды. Поэтому во всем мире считалось, что дальнейшие попытки их синтеза – дело бесперспективное. И вдруг оказалось, что новый элемент живет целых 30 секунд. Открытие мирового значения, способное перевернуть многие привычные представления в теоретической физике.

Во всем мире авторов подобных открытий чествовали бы как национальных героев. О материальной стороне вопроса говорить было бы даже как-то неловко. В Соединенных Штатах ученый-химик, которому удалось синтезировать новое соединение, имеющее определенное значение для медицины, на полученные деньги построил виллу с бассейном, на дне которого – золотыми слитками! – выложил химическую формулу (довольно длинную и разветвленную!) синтезированного им соединения.

А у нас телевизионный комментатор, сообщивший об открытиях века, как-то очень буднично добавил, что ученые в Саратове и Дубне живут на зарплату 1000 руб., которую, впрочем, не всегда получают. Что запасы оборудования и лекарств, сделанные саратовскими медиками, возможно, позволят им как-то просуществовать до 2000 г. Что будет дальше – неизвестно. Скорее всего, прием больных придется прекратить.

…Известный идеолог и практик российских либеральных реформ Анатолий Чубайс глубокомысленно заметил, что для обеспечения реального бюджета (главного условия продолжения этих самых реформ!) Россия должна отказаться от претензии финансировать науку, медицину, культуру в сколь-нибудь значительных масштабах. Примерно то же самое говорят сегодня представители МВФ на переговорах с российским правительством относительно продолжения программы кредитования. Впрочем, по признанию самих же руководителей российского правительства, принятие условий МВФ неизбежно добьет не только науку, но и социальную сферу…

Давайте все-таки наконец зададим себе простой вопрос: для чего нам нужны “либеральные реформы”, которые обрекают ожоговых больных на верную гибель, ученых-ядерщиков на “челночные” скитания по барахолкам Турции, жителей городов Крайнего Севера и Дальнего Востока на существование без тепла и света? Во имя каких таких священных “либеральных принципов”, которыми мы никак не можем поступиться, мы обязаны приносить в жертву (как это не раз бывало в иные годы!) судьбы нынешнего поколения? Что все-таки важнее: жизнь больных или “первичный профицит бюджета”, мертвая догма или живые люди?

МЕЛКИЕ ЛЮДИ ДЛЯ МЕЛКИХ ДЕЛ

Одним из признаков глубочайшей нравственной деградации нашего общества стало засилье на страницах газет и телеэкранах людей, которых в любом приличном западном либеральном государстве, скорее всего, не допустили бы дальше выхода из ворот исправительно-трудовых учреждений. В лучшем случае они были бы обречены прозябать где-нибудь “в глухой провинции у моря”, подальше от полиции, прокуратуры и разгневанных сограждан. Не то у нас. Авторы “исторических решений” от 17 августа 1998 г. буквально не сходят со страниц газет и экранов телевизоров и не жалея сил объясняют нам, неразумным, как было бы прекрасно, если бы им дали порулить еще немножко.

Так и хочется заметить им: успокойтесь, господа! Вы уже давно сидите в глубоком дефолте – политическом, идейном и нравственном!

Давно замечено: мелкие дела порождают мелких людей…

ВЕЧНЫЙ ДВИГАТЕЛЬ “ФИНАНСОВОЙ СТАБИЛИЗАЦИИ”

Но наряду с этим встречаются и вполне добросовестные и, я бы сказал, профессиональные объяснения случившегося. На вопрос, что же с нами произошло, нам предлагают довольно ясный и по-своему логичный ответ. Оказывается, целью правительства Черномырдина было снижение инфляции за счет так называемого неэмиссионного финансирования бюджета. Говоря совсем просто, правительство решило затыкать бюджетные дыры не за счет печатания ничем не обеспеченных денег (что, конечно же, плохо), а за счет создания рынка внутренних заимствований. С этой целью государство выпустило разного рода ценные бумаги (ГКО, ОФЗ, ОВВЗ), доходность по которым составляла в отдельные периоды до 300 % годовых. Это тоже вполне объяснимо. Риск, связанный с инвестированием в экономику, переживающую глубочайший спад, чрезвычайно велик, и привлечь инвесторов может только сверхдоходность государственных ценных бумаг. Введя так называемый валютный коридор и фактически зафиксировав курс рубля по отношению к доллару, государство тем самым обеспечило доходность ценных бумаг на уровне 300 % годовых в валюте.

Все это, говорят нам эксперты, закономерно привело к перетоку средств, в том числе и бюджетных, в спекулятивный сектор государственных ценных бумаг. В самом деле, кто же захочет инвестировать в умирающую промышленность, где при каком-то уж совершенно невероятном раскладе можно получить прибыль 10 % годовых, если инвестиции в государственные (не какая-нибудь частная лавочка типа “МММ”!) ценные бумаги приносят 300 %. В валюте! Такой доходности могут позавидовать подпольные торговцы оружием и колумбийские наркобароны!

Нетрудно было догадаться, что в результате такой политики реальный сектор экономики окончательно придет в упадок. Что и случилось. Как следствие – доходы в бюджет, поступающие с предприятий, резко упали. Что взять с нищих?!

Однако правительству удалось снизить и бюджетные расходы, главным образом за счет систематической невыплаты заработной платы, пенсий и социальных пособий, недофинансирования армии, пограничной службы, МВД, судов, практически полного отказа от субсидирования науки, культуры, медицины.

“Во имя чего такие жертвы?” – спросит неискушенный читатель.

Вот тут мы приближаемся к самому интересному. Правительство рассчитывало постепенно снижать доходность по своим ценным бумагам. С этой целью оно допустило на рынок государственных ценных бумаг нерезидентов, т.е. иностранные компании.

Снижение доходности государственных ценных бумаг в условиях низкой инфляции должно было по замыслу авторов программы постепенно привести к перетоку средств в реальный сектор, а как следствие – к бурному экономическому росту. Его результатом стало бы повышение собираемости налогов и постепенный возврат долга.

Действительно, на каком-то этапе обозначилась тенденция к снижению доходности по государственным ценным бумагам. Однако сам объем государственной задолженности стал приобретать угрожающие масштабы и превратился в дополнительный фактор риска для инвесторов, что вынуждало вновь повышать доходность. Простая житейская логика: уж если ссужать деньги тому, кто по уши залез в долги, то только на короткий срок и под сумасшедшие проценты!

К этому добавились последствия кризиса в Юго-Восточной Азии, вызвавшие массовый отток капиталов с так называемых “формирующихся рынков”.

Конечно, правительство Кириенко, по мнению экспертов, могло бы действовать более гибко. На каком-то этапе можно было провести масштабную реструктуризацию задолженности по государственным ценным бумагам и поэтапную девальвацию рубля. В этом случае удалось бы смягчить последствия кризиса, гораздо меньше проблем было бы с долгами, а рубль сегодня находился бы на отметке 10 – 11 руб. за доллар.

Правительство и ЦБ между тем предпочли удерживать курс рубля любой ценой – через повышение процентных ставок и иностранные займы, которые, как известно, выдаются и возвращаются в валюте. В результате 4,8 млрд долл., полученные накануне 17 августа от МВФ, ушли в “топку” “поддержания курса рубля” всего за четыре недели. Финал печален: рубль девальвирован, инфляция раскручена, долг невыплачен, доверие западных инвесторов утрачено.

Введя 90-дневный мораторий на выплату внешнего долга для коммерческих банков, правительство позволило им вывести из-под удара свои активы. И не просто вывести, но и спрятать их по оффшорным зонам. Из всех вариантов действий правительство и ЦБ выбрали для страны наихудший. Вместо “управляемого кризиса” случился обвал. Правда, “почему-то” чрезвычайно выгодный для олигархов.

Жаль, конечно, говорят нам, но ведь еще немного и предложенная схема “финансовой стабилизации” заработала бы… Ошиблись, с кем не бывает…

Мне эти объяснения напоминают неловкие оправдания средневековых изобретателей вечного двигателя. Им тоже до определенного времени удавалось дурить могущественных монархов и доверчивую публику, объясняя, что еще чуть-чуть – и он заработает! В лучшем случае такие “изобретатели” оканчивали свою жизнь в темнице, в худшем – на эшафоте.

Давайте наконец уясним для себя раз и навсегда, почему схемы, подобные вышеизложенным, не работают в принципе.

Можно ли в условиях системного реформирования экономики позволить себе такую роскошь, как заимствование средств под высокие проценты на текущее потребление? Да ни в коем случае! Если и допустимы какие-то займы, то лишь под конкретные государственные программы развития высокотехнологичных отраслей экономики, способные принести прибыль, достаточную для выплаты долга и погашения процентов по нему.

Когда нам говорят, что занимать можно было по-другому, под более низкие проценты и т.п., логично поставить вопрос: в чем вообще была необходимость заимствований? Ведь сегодня тот же г-н Маслюков признает: мы берем средства МВФ не на текущее потребление (как г-н Чубайс), а на то, чтобы расплатиться по долгам с тем же МВФ.

Если сегодня в условиях нищего бюджета в 20 млрд долл. (из которого примерно 10 млрд предстоит неминуемо отдать в виде процентов по долгам) мы, в принципе, способны жить без займов на текущее потребление, почему мы были не в состоянии жить без них пять лет назад, когда доходная часть бюджета составляла примерно 60 млрд долл.?

Но, может быть, мы построили на взятые деньги суперсовременные предприятия, которые уже в этом году завалят мировые рынки конкурентоспособной продукцией? Нет. Все проедено и разворовано!

Нет, это не ошибки и не просчеты. Это сознательная и преступная политика. Ее цель – обеспечить сверхдоходы олигархов за счет будущих поколений, за счет лишения страны каких-либо перспектив развития.

Задуманное снижение доходности по государственным ценным бумагам за счет допуска нерезидентов также было неосуществимо в принципе. Серьезные западные инвесторы никогда не станут вкладывать средства в нестабильную, “падающую” экономику, где правила игры меняются чуть ли не ежедневно. Если уж кто-то и решается рискнуть, то только под сверхвысокую доходность. Средства, которые вкладываются в этом случае, на Западе называют “мусорные деньги”: пропадут так пропадут – это игра. Как только доходность перестает быть сверхдоходностью, “инвесторы” уходят с рынка.

ТРИ “ЛИГИ” МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ

Давайте совершим над собой интеллектуальное насилие и предположим, что обещанный либеральными реформаторами бурный рост все же начался.

Вот здесь и возникает сакраментальный вопрос, на который никто не дает ответа: рост чего?

В отсутствии вразумительного ответа на этот вопрос и даже самой его постановки – сама суть мышления наших либеральных реформаторов, мышления, в основе которого – модели МВФ, предназначенные для стран “третьего мира”. Они, “как дети малые”, готовы радоваться росту чего угодно – хоть числа дорогих ресторанов, хоть производства водки, хоть выпуска никому не нужных автопокрышек.

Между тем вопрос о качестве роста – важнейший в мировой экономике. Сколько бы мы ни говорили о ее глобальном единстве, мир четко поделен на три “лиги”.

Первая “лига” – Соединенные Штаты Америки, страны Западной Европы и Япония. Здесь уже давно достигнут некий “общественный договор”: каждый гражданин, будь он трижды лентяем или идиотом, в принципе имеет право на достойную жизнь. Ценой каких трудов и жертв был этот договор достигнут – отдельный вопрос, и мы его здесь не касаемся.

“Цена” нынешней достойной жизни – 2 – 3 тыс. долл. в месяц.

Но что именно должны производить предприятия, чтобы обеспечить своим рабочим и специалистам такие заработки? Соответствующую прибыль в наше время дает выпуск высокотехнологичной продукции, основанной на последних достижениях мировой науки: компьютеров новейших поколений, самолетов, вертолетов, современных лекарств.

В основе производства наукоемкой, высокотехнологичной продукции лежит научное знание. Например, американским ученым удалось установить факт зависимости состояния раковой опухоли от развития создаваемых ею питающих ее кровеносных сосудов. Остановка развития этих сосудов приводит к гибели самой опухоли. Созданные на основе знания этой зависимости противораковые препараты можно будет продавать по любой цене – ведь никто другой этим знанием не обладает! А какие деньги пожалеет за свое спасение мультимиллионер, который с точки зрения сегодняшней медицины обречен на мучительную смерть?

Оказалось, что научное знание – самый дорогой в мире товар. А потому права Маргарет Тэтчер: ”Государство, которое не вкладывает средств в развитие науки – обречено”. Как будто специально сказано для г-на Чубайса, полагающего, что на развитие науки у России денег нет.

Вторая лига – так называемые развивающиеся страны. Экономика этих стран развивается по тому самому принципу, что усиленно исповедуют наши либеральные реформаторы: что сможет (или что позволят) вырасти, то и вырастет. Это относится в первую очередь к странам Юго-Восточной Азии и Латинской Америки.

Там, где удается создать благоприятную макроэкономическую среду, действительно начинается какой-нибудь рост. Так было в свое время в Чили, Аргентине, Мексике, совсем еще недавно в Бразилии. Роль государства состоит преимущественно в создании благоприятной макроэкономической среды для какой угодно (кроме теневой!) экономической деятельности и обеспечении твердых “правил игры” для всех субъектов экономической деятельности. В этом случае экономическая модель в наибольшей степени приближается к классическим либеральным схемам!

Но и здесь государство весьма жестко контролирует некоторые аспекты экономической жизни, например деятельность вновь приватизированных предприятий. Не выполнил новый собственник заранее оговоренных условий, не обеспечил повышения эффективности и технологического обновления – верни собственность!

Экономический рост “развивающихся” стран, основанный на либеральной модели, никогда не бывает стабильным и долговременным: Мексика, Южная Корея, Индонезия, Бразилия – тому наглядный пример. Да и такой рост возможен лишь в условиях “наибольшего благоприятствования” и подстраховки со стороны МВФ, равно как и в условиях очень благоприятного климата, не требующего гигантских инвестиций в содержание инфраструктуры.

Возникают “два мира, две системы”: мир богатства и процветания – США, Западная Европа и Япония со средним доходом на душу населения 2 – 3 тыс. долл. и так называемые развивающиеся страны, где экономика нестабильна, а уровень жизни подавляющего большинства граждан невысок.

Между ними – пропасть, которая никогда не будет преодолена. Таков сложившийся мировой порядок.

Роль МВФ как раз и заключается в том, чтобы этот порядок сохранился навсегда!

Третья “лига” мировой экономики – это “отсталые” страны, главным образом Африканского континента. Это мир беспросветной нищеты, массовых эпидемий, племенной резни, где хваленые “права человека” не ставят ни в грош…

Нищета третьей “лиги” и прозябание второй – необходимые условия для процветания первой. Пора бы уж это понять нашим “либералам”!

“А мы-то в какой лиге?” – спросит читатель. Вот в том-то и вопрос!

МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ

Россия, которая рассматривается Соединенными Штатами в качестве геостратегического противника номер один, никогда не получит даже того “режима наибольшего благоприятствования”, которым пользуются “развивающиеся” страны.

Удары по мирным городам Ирака, военные приготовления НАТО в Косове, введение санкций против российских организаций по обвинению в сотрудничестве с Ираном и, наконец, объявленная президентом Клинтоном готовность вернуться к рейгановской программе “звездных войн” окончательно показали: Россия как самостоятельная держава Западу не нужна! И никто не будет “спасать” нас в случае кризисов, аналогичных мексиканскому и южнокорейскому! И никакие сладкоречивые рассказы г-жи Олбрайт о ее совместных песнопениях с “другом Примаковым” не способны эту истину опровергнуть.

Россия, как это ни парадоксально, не может оказаться даже во второй “лиге”. Наша страна не привлекательна для иностранных инвестиций. Наше сырье, за исключением нескольких позиций, дорогое и невысокого качества. Наш суровой климат требует огромных затрат на содержание жилого фонда, систем жизнеобеспечения, промышленной инфраструктуры. Мы не сможем выдержать конкуренцию с “развивающимися” странами даже по таким позициям, как сборка недорогих компьютеров, производство бытовой техники, одежды и т.п.

Россия, таким образом, буквально обречена либо прорываться в первую “лигу”, в число технологически развитых стран, либо сгинуть в небытие.

Но каким образом? Прежде всего необходимо серьезно задуматься над происходящим. Хватит же, в самом деле, пребывать в сладком сне достигнутого “единства” между властью и оппозицией! Да, России необходима передышка в изматывающей политической борьбе и эту передышку правительство Примакова обеспечило! Но дальше-то что?

Вот здесь-то и проявилось идейное банкротство нашей оппозиции. Читаешь ответ Ю.Д. Маслюкова на запрос депутатов Государственной Думы относительно итогов приватизации и диву даешься: так и кажется, что рукой коммунистического вице-премьера водила тень незабвенного Анатолия Борисовича. Все, оказывается, у нас о’кей: произошло разгосударствление, создан класс собственников, фондовый рынок… А что до многократного падения производства, так то детали.

Мы можем полагаться только на собственные силы и ресурсы. Никто нам ничего не даст! Магистральный путь может быть только один. Его сформулировал еще в 1981 г. известный французский исследователь Жан-Жак Серван-Шрейбер в своем нашумевшем труде “Всемирный вызов”. Этот путь лежит не на пути классической индустриализации (на нее у нас не хватит никаких средств!), а на пути скорейшего внедрения новейших достижений технологической революции, в прорыве к постиндустриальному, информационному обществу.

Для России этот путь по определению не может быть либеральным.

Либеральная политика – это открытая политика. Проводя ее, мы пускаем свои ресурсы, свои капиталы, в свободное плавание по бурным водам мирового рынка. А капиталы не знают границ. И плывут они туда, где ситуация стабильна, где нет безумных рисков, где развита система страхования и т.д., т.е. на Запад. А те западные лжеинвесторы, которые приходят к нам играть на спекулятивный рынок, на деле осуществляют вывод наших ресурсов на Запад. Ни малейшей пользы для экономики от таких “инвестиций” нет и быть не может.

ПОРА СОСРЕДОТОЧИТЬСЯ

Либерализм для России – это старая утопия на новый лад, даже большая утопия, чем коммунистическая. У этой утопии есть свои лидеры – циничные типа Чубайса и вроде бы искренние, такие, как Явлинский. Они еще долго будут рассказывать нам о прелестях “реального бюджета”, снижении налогового давления, разделе естественных монополий и тому подобной бредятине, которую мы стоически воспринимаем последние семь лет.

Никто и ничто не позволит нам сразу зажить, “как на Западе”. Нет у нас бюджета в 2 трлн долл., как в США, нет у нас дармового сырья из стран “третьего мира”, не едут к нам со всех концов света лучшие профессионалы. Ничего этого нет и в обозримом будущем не предвидится.

Новый курс должен быть жестким, он подразумевает определенную “закрытость”, но не идеологическую и информационную, а закрытость для бесконтрольного передвижения товарных и финансовых потоков. Более того, чем глубже мы погружаемся в болото кризиса, тем более жесткими и авторитарными будут пути выхода из него. Чем дольше будет длиться “либеральный” кураж, тем тяжелее будет похмелье.

Дело не в том, что кому-то хочется закрыться от хорошего. Подобно тому как человек с подавленным иммунитетом, попадая после тяжелой болезни из стерильной больничной палаты в обычную среду, может умереть от безобидного гриппа, российская экономика при вхождении в мировой рынок необычайно подвержена всем его “болезням”, причем в самой тяжелой форме. Они будут приходить к нам то с Востока, то с Запада, то из стран Азии, то из Латинской Америки. Для нас играть на равных по правилам мирового рынка – примерно то же самое, как если бы футболисты российской второй лиги решили на равных участвовать в чемпионате Италии! Для того чтобы играть на равных на мировых рынках, необходимы развитое товарное производство, закрывающее все основные потребности страны, экспортно ориентированный сектор наукоемкой продукции, стабильная национальная валюта и развитая банковская система и система страхования. Ничего этого у нас пока не сложилось.

Мы можем полагаться только на качественный рост за счет внутренних ресурсов, таких, как труд, организованность, патриотизм, базирующийся на национальной идеологии развития. Ничего иного мы не придумаем. До правил мирового рынка нам еще предстоит дорасти. Простой пример: если кто-то желает поступить в Оксфорд или Гарвард, он должен в совершенстве выучить язык, воспитать в себе хорошие манеры, запастись деньгами на обучение, но главное, обрести соответствующий уровень знаний, позволяющий не чувствовать там себя белой вороной.

Недопустимо, чтобы этот подготовительный этап затянулся на десятилетия. Мы живем в реальном масштабе времени в условиях информационного общества. Мы не можем, подобно древним империям, рушиться, возрождаться, снова рушиться и снова возрождаться. Сегодня тот, кто не двигается вперед ускоренными темпами, неизбежно оказывается отброшенным далеко назад.

У нас нет альтернативы. Либо раствориться в мировом сообществе, либо сосредоточиться, обеспечить внутренний рост и только через него – постепенный переход к открытости и свободе. Но для этого нужна мобилизация вокруг идеи национального возрождения. Задача оппозиции – сформулировать эту идею. Мелкая идея рынка любой ценой породила мелких правителей России. Великая идея национального возрождения неизбежно сплотит и мобилизует нацию, вызовет к жизни подлинных национальных лидеров. Ведь великие и благие дела всегда сплачивают людей.

Мартин ШАККУМ,

президент Фонда “Реформа”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

АХ, ОБМАНУТЬ МЕНЯ НЕТРУДНО
Господин Шохин выше подозрений?
ПАРТИЙНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ И ИЗБИРАТЕЛЬНЫЕ КАМПАНИИ
Договор с Украиной: Ваши аргументы «за» и «против»?
РУССКАЯ ИДЕЯ
Диагноз: коррупция
ОБРАЗОВАНИЕ ПО-МИНИСТЕРСКИ
СТАРЫЕ ПЕСНИ О ПРИВАТИЗАЦИИ
ГУД БАЙ, АМЕРИКА?
ЗА МАМУ, ЗА ПАПУ…
НА ВКУС И ЦВЕТ ТОВАРИЩЕЙ НЕТ
ПОЛИТИЧЕСКАЯ НЕОРГАНИЗОВАННОСТЬ ЛЮДЕЙ ПРИВОДИТ К БЕЗОТВЕТСТВЕННОСТИ ВЛАСТИ –
КОШКА


««« »»»