Золотой дуэт

Рубрики: [Музыка]  

Полвека назад они впервые вышли на сцену Большого театра и очень быстро стали лучшей парой мирового балета. Даже легендарная Марго Фонтейн и Рудольф Нуреев не смогли затмить выдающихся русских танцовщиков Екатерину МАКСИМОВУ и Владимира ВАСИЛЬЕВА. Знаменитый итальянский режиссер Франко Дзеффирелли, экранизируя “Травиату”, пригласил в свой фильм именно этот дуэт из Большого театра.

Когда на киностудии “Чинечитта” шли съемки танца Екатерины Максимовой и Владимира Васильева, весь персонал сбегался посмотреть на русское чудо. После каждого снятого дубля в павильоне раздавались громкие аплодисменты, перекрываемые криками: “Брависсимо!!!” Они танцевали не только всем своим телом, но каждой клеточкой его, пульсирующей ритмом, плясовым огнем и взрывчатой силой. Это не темперамент, разбрасываемый щедрой рукой, это умная, победная борьба классической виртуозной формы с бьющей, как лава, неуемной страстной энергией танца. В результате – тот виртуозно-художественный стиль, который стал визитной карточкой этого дуэта.

С удовольствием добавлю – золотого дуэта. И это дань не только полувековому юбилею их творческой и супружеской жизни. Это и оценка их профессионального мастерства. А еще – это выражение того весомого вклада в государственную казну СССР и России, который привнесли артисты за десятилетия службы в Большом, значительную часть времени находясь на гастролях за рубежами Родины. Государство платило им тогда копейки, а большую часть заработанной ими валюты клало себе в карман. На Западе они бы давно уже стали миллионерами со своими замками, яхтами, островами, а сегодня наши великие соотечественники – просто не нищие артисты…

Катя родилась в интеллигентной московской семье. Ее воспитанием в основном занималась мама – Татьяна Густавовна. Это она привела Катю в Московское хореографическое училище, которое находилось тогда на Пушечной улице, что рядом с Большим театром. Там же оказался и Володя Васильев, способный мальчик из рабочей семьи. Когда в училище он впервые увидел девочку с огромными глазами, сердце его учащенно забилось. С нетерпением он ждал начала занятий по дуэтному танцу, ведь он хотел танцевать только с Катей.

Так оно и случилось. С той поры они уже не расставались. Все годы на сцене они много танцевали вместе: “Щелкунчик”, “Спящая красавица”, “Каменный цветок”, “Жизель”, “Лебединое озеро”, “Ромео и Джульетта”, а высшим их достижением стало исполнение главных партий в балете Арама Хачатуряна “Спартак”. Максимова и Васильев доказали, что они не просто танцовщики редкой одаренности, а в буквальном смысле слова выдающееся явление в искусстве хореографии. Это – во-первых.

Во-вторых, они скромные, добрые, честные русские люди. Сердца их полны любви к миру. Это доказывает их отношение к товарищам по искусству, по театру, по работе за много лет. Они никогда не подписывали никаких писем-обличений: будь то Сахаров, Солженицын или Галич… Когда на Западе остались звезды советского балета Рудольф Нуреев, Михаил Барышников, Александр Годунов, дирижер Кирилл Кондрашин и надо было заклеймить невозвращенцев, Максимова и Васильев не поставили свои подписи на бумагах, подготовленных в ЦК КПСС. Васильеву это не могли простить как члену партии. Но и запретить выезжать на Запад с гастролями тоже не решались. Находясь в Европе или Америке, Максимова и Васильев не боялись общаться со своими бывшими соотечественниками. Рудольфу Нурееву он привозил подарки, которые ему передавали поклонники и родственники. Когда Вишневскую и Ростроповича лишили гражданства, Максимова и Васильев продолжали дружить и общаться с ними за рубежом.

Они были вне государственной политики. Их основополагающей политикой было искусство хореографии. И надо сказать, жестокое искусство, связанное с профессиональными травмами. Не обошли они и наших героев. А однажды случилось то, что могло поставить крест на их карьере. Оттанцевав в Ленинграде “Жизель” на сцене Театра оперы и балета имени С.М.Кирова, артисты ночью возвращались в Москву – днем у них был спектакль в Большом. Они спешили. Трасса была пуста. Вдруг на проезжую часть неожиданно выскочил лось. Васильев попытался избежать столкновения, резко взял вправо, и автомобиль с огромной скоростью врезался в дерево… Их обнаружили только утром. Доставили в ближайшую больницу. Три дня они находились без сознания. Лишь через несколько недель потерпевших доставили в Москву в Институт Склифосовского. Полгода они провели в клинике. Приговор врачей поверг артистов в ужас: “Вы не только танцевать, вы ходить сможете с трудом”. И все-таки Максимова с Васильевым победили. Через год после тяжелейших травм они танцевали ту же “Жизель” на сцене Большого театра.

Оставаясь ведущими артистами балета, они поступили на балетмейстерский факультет ГИТИСа. В то время я учился в том же институте на параллельном курсе другого факультета – театроведческого. Мы с восхищением смотрели на этих студентов: народные артисты СССР – Вячеслав Гордеев, Валерий Ковтун, Михаил Лавровский, Марис Лиепа, Надежда Павлова, Людмила Семеняка, Татьяна Таякина; народные артисты РСФСР – Борис Акимов, Александр Богатырев, Элеонора Власова, Сергей Радченко, Нина Семизорова, Вадим Тедеев, Лариса Трембовельская, Тиит Хярм… Тот еще курс! Но, конечно же, самыми звездными были Максимова и Васильев. И в то же время – никакой звездности. Так же, как и мы, они сдавали политэкономию и научный коммунизм, а еще запросто могли одолжить червонец до стипендии…

Васильев ставит “Икара”, где сам танцует главного героя, а Максимова исполняет партию Эолы. Затем следуют балеты “Макбет”, “Эти чудовищные звуки” и “Анюта”, где будет блистать Екатерина Максимова. Закончив ГИТИС, супружеская пара придет в родной институт уже педагогами. Наберет курс, а вскоре Васильев возглавит кафедру хореографии балетмейстерского факультета. Когда с поста главного балетмейстера Большого театра снимут Юрия Григоровича, на его должность будет назначен Владимир Викторович. Но с самого начала у Васильева не сложатся отношения с тогдашним министром культуры Михаилом Швыдким.

– Владимир Викторович, и все-таки вас “ушли” из Большого?

– Господин Швыдкой, как мне рассказывали, очень постарался для этого. Ну не нравился ему Васильев.

По-моему, министр из него не получился. Это не Екатерина Фурцева. Хотя она и не заканчивала ГИТИС, но для культуры сделала немало.

– Вам виднее.

– Если вас снова пригласят возглавить балетную труппу, согласитесь?

– В одну реку два раза не входят. К тому же Юрий Григорович уже восстанавливает свои прошлые постановки. А какой-то новый оригинальный балетный спектакль я мог бы поставить.

Вместе с Екатериной Сергеевной вы сыграли драматические роли в телефильме “Жиголо и Жиголетта” и делали это блестяще. Максимова снималась в фильмах-балетах “Галатея” и “Старое танго”, за которые удостоилась призов на престижных киносмотрах. Нет желания сыграть на сцене или снять фильм?

– Драматический актер – это совершенно другая творческая профессия. Все, что касается пластической линии образа, нам с Екатериной Сергеевной, естественно, сделать несложно. А вот сценической речи надо учиться специально. Что касается кино… Я бы с удовольствием снял фильм-балет по пьесе А.Арбузова “Старомодная комедия”. Там всего два действующих лица – прекрасные роли для Максимовой и меня. Вот только найти деньги на этот проект сегодня проблематично. Миллионы с удовольствием вкладывают в бандитские сериалы. Красота, любовь и доброта стали ненужными экрану. А каким интересным мог бы быть, например, проект “Старосветских помещиков”. Вот бы кто-нибудь согласился спонсировать эти проекты.

***

Пятидесятилетие творческой деятельности великого дуэта отмечали не на сцене Большого театра, а в Перми на Открытом X конкурсе артистов балета России “Арабеск-2008”. Возможно, это и к лучшему. Основная сцена первого театра страны закрыта в связи с ремонтом. А на Новой сцене отмечать юбилей артистам такого ранга просто не солидно. Даже Галина Вишневская свое 80-летие праздновала в Концертном зале имени П.И.Чайковского (для этого, правда, были и другие причины). А пермякам повезло. Екатерина Максимова и Владимир Васильев, бессменный председатель жюри и художественный руководитель “Арабеска”, подарили жителям города такой великолепный праздник! А съехались на него друзья юбиляров и лауреаты “Арабеска” разных лет, танцующие в различных театрах многих стран нашей планеты.

Накануне конкурса и юбилейных торжеств в Центральном выставочном зале Перми открылась выставка живописи Владимира Васильева “Я продолжаю жизни бег…” Поводы и сюжеты 68 картин (столько лет исполнилось Васильеву) многообразны, но в целом вернисаж посвящен жизни во всех ее проявлениях.

Живопись, пожалуй, – мое самое постоянное увлечение в настоящее время, – признался Владимир Викторович. – Когда я у мольберта, отключаюсь полностью. Без “этюдной дозы” я жить сейчас не могу.

И хотя Васильев не считает себя профессиональным живописцем, он, несомненно, им является. Как художник он уже состоялся – более десятка его персональных выставок – довольно яркое тому подтверждение. Просто Васильев – Художник от Бога. И дело даже не в том, что весь мир его называет “настоящим гением танца” и “выдающимся феноменом в истории балета”… Его художественная мысль всегда духовно богата, изобретательна и полетна. Отнюдь не случайно Галина Уланова однажды заметила, что, представляя себе Васильева, она “всегда видела его летящим”. Умение летать, как это ни удивительно, прослеживается не только в танце, но и в живописи, и в поэзии Васильева. Здесь все взаимосвязано:

И вновь взлететь, и обуздать и смерти страх,

И жизни робость.

И петь в полете, и плясать, и пить любовь…

Юбилей на берегах Камы остался в прошлом. Наши герои вернулись в Москву. Рабочие будни подданных Терпсихоры: балетный класс (в качестве педагогов-репетиторов), участие в создании новых спектаклей, мастер-классы, а у Васильева еще живопись и поэзия. Жизнь продолжается. И это прекрасно!


Владимир Вахрамов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Осенняя мозаика
Юбилейный диск «Нэнси»
DVD-обзор
Бог троицу любит
Стоцкая «Делает вид…»
Причуды формы
Рыцарь песни


««« »»»