Нишевая стратегия

Нишевая стратегия

Во второй половине 80-х годов – где-то в середине короткого промежутка между «перестройкой» и распадом СССР – мы с моим тогдашним соавтором принесли в «Политиздат» рукопись очередной книги, посвященной актуальным процессам в американской культуре (в том числе культуре политической). Нам ее вежливо «завернули» (то есть отвергли) со словами (цитирую по памяти): «Вы написали антиамериканскую книгу. Книга интересная и хорошая, но вы же понимаете, она теперь не ко времени».

Парадокс состоит в том, что ни в те годы, ни позднее я свои тексты, в том числе и опубликованную в начале 80-х книгу «От контркультуры к «неоконсерватизму», не воспринимал как антиамериканские или антирусские. Это был, как правило, анализ текущей ситуации в культуре и прогноз перспектив эволюции тех или иных ее компонентов и направлений (сейчас мы бы сказали – различных субкультур).

Было бы интересно найти ту отвергнутую рукопись и предложить ее издать сейчас. Почти уверен, что на сей раз отказ будет мотивирован тем, что она «слишком проамериканская» и вновь не соответствует текущей конъюнктуре. Машина контрпропаганды, разогнавшись в мировом масштабе, пытается раздавить не только отдельные деревья, но и лес. Ведь, по сути, спор вновь идет о мировом господстве.

Хотя за прошедшие 20 лет здесь многое изменилось, реликты прошлого доказали свою живучесть – как за океаном, так и в Европе. Вспомним, что первая ставка на глобализацию, еще до появления самого этого термина, была сделана немецкой классической философией, всецело озабоченной универсальными проблемами. Стоит ли удивляться, что в идеологической плоскости именно марксизм провозгласил лозунг мировой революции.

В 30-е годы, когда под эгидой Сталина официально объявили курс на построение социализма в отдельно взятой стране, флаг глобализации был подхвачен опять-таки Германией, принявшейся реально с оружием в руках осуществить мировое господство. Итоги Второй мировой и положили начало «биполярному» миру, каждая из половинок которого старательно выстраивала идеологическую и культурную базу для своей грядущей победы.

Тем временем экономическая и культурная глобализация шла своим чередом, не обращая особого внимания на границы – будь то даже США или СССР. Крушение социалистической системы вовсе не оказалось повсеместной победой рыночного либерализма. Планетарные процессы с разной скоростью захватывали различные участки земного шара, вынуждая культурные сообщества находить свои ниши, как во всемирной массовой культуре, так и в оппозиции к ней. Так, с одной стороны, по миру распространились итальянская кухня и боевые искусства Востока, а с другой – возникли движение антиглобалистов и религиозные фундаментализмы разных мастей.

Вынужденная нишевая стратегия обострила многие противоречия, заставляя народы отстаивать право не только на свою культурную самобытность (официально канонизированную в недавних программных документах ЮНЕСКО), но и на территорию, гарантом целостности которой, в соответствии с унаследованной от XIX века традицией, казалась и кажется государственность. В условиях повсеместного распространения транскультурализма ценой удержания (а то и расширения) реликтовых ниш стала опора на сильнейшего партнера в борьбе против «ненавистного» соседа или соседей. Парадокс состоит в том, что и «сильнейший» вынужден отстаивать свою нишу, гарантом (потери) которой и выступает призрак мирового господства – будь то политического, экономического или хотя бы энергетического, раз культурное заведомо невозможно.

Полная версия статьи опубликована в журнале “Компания” (www.ko.ru) №31 (524) за 2008 г. (главный редактор Евгений Ю.Додолев).


Кирилл Разлогов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Украли гитару
В пивную с детьми
Бижутерия, но какая!
Ей многое простится
Не прошло и сорока лет
Праздник души по имени Фуфа
Музыка диско зазвучит вновь
DVD-обзор
Продает особняк


««« »»»