Экранизация великого романа

«Тяжелый песок» – одна из самых значительных книг Анатолия Рыбакова (1911 – 1998). Роман впервые был опубликован в «застойные» времена и стал событием в литературной жизни страны. Экранизировать роман «Тяжелый песок» взялась авторская команда, работавшая над телероманом «Московская сага», который в свое время получил международное признание, став лауреатом крупнейшего Международного фестиваля телевизионных фильмов в Биаррице, где получил сразу три приза фестиваля. Наш корреспондент беседует с создателями киноромана «Тяжелый песок».

Антон БАРЩЕВСКИЙ, режиссёр-постановщик:

– Почему вы решили экранизировать роман Рыбакова киноромана «Тяжёлый песок»?

Много лет назад Анатолий Наумович сказал моему отцу, Дмитрию Барщевскому, что очень бы хотел увидеть экранизацию «Тяжёлого песка». В одном из последних своих писем он вновь обратился к отцу с просьбой снять этот фильм. И вот – свершилось.

– Как вам работалось с такой большой командой столь длительный срок?

– Кино, конечно, абсолютно командное дело. Наверное, мало существует сфер, в которых настолько важно значение каждого члена команды, потому что все усилия авторов и съемочной группы могут быть сведены на нет в том случае, если кто-то из членов команды где-то подводит. И в этой связи необычайно важно, особенно на таких долгосрочных проектах, которые снимаются больше года, а то и несколько лет, чтобы были одни и те же люди. Очень важно сохранить костяк команды на всём пути. В кино есть замечательный обычай: в первый съёмочный день об камеру разбивается тарелка, и каждый член группы берёт себе осколок. И очень важно, чтобы в последний съёмочный день эту тарелку можно было собрать из осколков воедино. Работа над фильмом далась нам всем очень тяжело. Это связано с тем, что мы относились к этой работе не просто как к съемкам телесериала, а как к съемкам кинофильма. По сути, 16-серийный телесериал – это 10 полнометражных художественных фильмов. Мы всё старались делать по максимуму, а по максимуму всегда сложно. Это отражалось и на работе с актерами, и на подходе к строительству декораций, и на внимании к историческому костюму и другим деталям той эпохи.

– Почему вы построили декорации не в Москве, а на Украине, в Черниговской области?

В конце 90х годов мой отец, который всегда мечтал экранизировать роман «Тяжёлый песок», встретился с писателем Анатолием Рыбаковым. Они подписали договор, и Рыбаков сказал отцу: «Дмитрий, я очень вам советую, снимайте в Щорсе, не где-нибудь, а именно в тех местах, где происходили описанные в романе события. Не потому что это моя родина, где я провёл многие годы своей жизни, а потому что эту историю нужно снимать на той земле, где всё это происходило. Это поможет будущему фильму, придаст ему достоверность и особую ауру». И действительно, приехав в Щорс, мы поняли, что это особенное место, которое будет помогать нам в будущей работе. Я имею в виду не только людей, но и особую атмосферу, ауру этого города и этой природы. И мы не жалеем, что снимали именно там, хотя с точки зрения экономической и организационной, это было очень тяжело: до ближайшего аэропорта, до ближайшей железнодорожной станции – более 3 часов езды, настрадались от этого и мы, и все актёры.

Одна из важнейших сцен картины и, пожалуй, самая первая массовая сцена фильма – это проводы на Первую Мировую войну. Для нас она особенно важна не только потому, что наши главные герои уходили на войну, но и потому, что она отражала взаимоотношения людей в маленьком местечке, в тот период. Притом, что где-то гремели погромы, во многих местечках разные народы жили одной большой семьей. И на вокзале новобранцев провожают вместе православный священник и раввин из синагоги. Так было на самом деле. Русские и евреи, белорусы и украинцы – все вместе, рискуя своей жизнью, шли защищать Россию.

– Но вы снимали не только на Украине, но и вывезли всю группу в Швейцарию?

Действие романа происходит в Базеле, именно туда мы приехали для того, чтобы снять швейцарские эпизоды. Я считаю, что нам удалось создать обстановку швейцарской жизни, которую мы бы не создали никогда, если бы снимали в декорациях. Ещё один важный аспект – это лица участников массовых сцен. Никогда не нашли бы мы ни на Мосфильме, ни на Ленфильме, такие типажи, как удалось снять в Базеле. Это те лица, которые нельзя ни сделать, ни загримировать. С ними нужно родиться и прожить в Европе, чтобы иметь тот взгляд и ту пластику. Поэтому, я надеюсь, мы смогли максимально достоверно передать атмосферу чудесного европейского города начала XX века.

Вы строго следовали историческим «справкам»?

Некоторые сцены фильма мы снимали, следуя строгой исторической правде и достоверности, некоторые сцены решали художественными средствами, пластически. Так, например, была придумана сцена входа немцев в Сновск. Не сохранилось хроники тех событий, но мы представили себе, как это могло быть, и постарались воссоздать это на экране.

Дмитрий БАРЩЕВСКИЙ, генеральный продюсер киноромана:

Еврейская тема, насколько фильм эмоционально окрашен с точки зрения этнических зарисовок, национальных деталей?

– Картина отражает умонастроения наших людей накануне Отечественной войны. О большевиках заслуженно сказано много плохого, но надо сказать и хорошее: тема национальности была снята. До начала войны никто не задумывался об этом, национальный вопрос не поднимался. 1937 год был абсолютно интернационален, никаких преимуществ никто не имел, репрессии коснулись всех. Национальный вопрос возник в конце войны. Как потом мне рассказывали родители, всё началось с тоста Сталина «За великий русский народ!»

Нам хотелось передать ощущение жизни советского народа, которое, в то время, было интернациональным. Конечно, в фильме есть этнический колорит, но мы не форсировали эту тему, на наш взгляд, это было бы надуманным. Советская жизнь была такой, все пели советские песни, не задумываясь, кто их автор и какой он национальности.

– Швейцарские сцены из фильма снимались действительно в Базеле. Весьма непросто было организовать съёмочный процесс там, но, тем не менее, Вы пошли на это. Почему?

– Если позволяют средства, которых, конечно, всегда не хватает, мы предпочитаем снимать настоящее. То, что мы снимали в Щорсе – завещание Рыбакова. Он сказал мне: «Дима, снимайте там. Снимайте в этих соснах, там, где родился и вырос я. Там, где всё это происходило на самом деле». И я пообещал. С точки зрения производственной и продюсерской – это полное безумие, этого делать не надо было. Но, кто знает, может быть, актёры лучше играют, атмосфера передаётся на экран.

Фашизм и еврейское сопротивление, насколько проще или сложнее снимать фильм, основанный на абсолютно реальных событиях, на нашей, совсем близкой истории?

– Я не знаю рационального ответа на этот вопрос. Один индийский писатель сказал: «Надо писать не чернилами, надо писать кровью. Но кровью не своего сердца – так лучше получается». В данном случае это было невозможно. Я бы сказал, что это вопрос даже не творчества, а долга, наших моральных убеждений, обязательств.

Весь мир знает историю варшавского гетто, об этом снято много фильмов. Но были и маленькие гетто, и там тоже были свои герои. Люди, выбор которых был однозначен: если погибнуть – то с оружием в руках, а не сойти в могилу безмолвно. Наш фильм о них.

– Почему вы поменялись ролями с сыном, ведь на «Московской саге» Антон – продюсер, а вы – режиссер-постановщик.?

– Когда мы начинали работать над фильмом, выяснилось, что Антон знает и понимает жизнь той среды гораздо лучше, чем я. Он много лет отдал работе со Спилбергом над темой Холокоста, и я считаю, что на экране это видно».

Дарья ВИОЛИНА, креативный продюсер картины:

– Мы приняли решение снимать «Тяжёлый песок» в Щорсе, городе, где родился и вырос Рыбаков, и в котором разворачиваются все события романа. Мы прожили там около года и с первых дней искали очевидцев тех печальных военных событий, но, увы, как нам сказали, таких в Щорсе не осталось. В городе, некогда считавшимся еврейским местечком, сегодня нет ни одного еврея. В первые два месяца немецкой оккупации было расстреляно 3 тысячи евреев. Те, кому посчастливилось выжить, уехали в эмиграцию позже, уже в 70-е годы.

Но можете себе представить, что за день до нашего отъезда из Щорса, когда съёмки там были полностью закончены, мне в руки попалась кассета с любительским фильмом о родном городе, снятом несколько лет назад учениками местной школы. В нём я увидела коротенькое интервью с женщиной, пережившей годы оккупации. В тот же час я бросилась её искать. Нам повезло – Тамара Степановна Борисова была жива, и поздним вечером мы постучались в дверь её ветхого домика (именно в нём она родилась в 1926 году).

Выходили мы с оператором глубоко за полночь, сняв многочасовое удивительное интервью с женщиной, чью мать-еврейку расстреляли у неё на глазах в 41-ом, а её саму, тогда пятнадцатилетнюю девочку, дважды вели на расстрел. Уцелела чудом: начальник полиции сочувствовал полукровкам, а у Тамары отец был украинец. Во всём городе спаслось пятеро детей-полукровок. До наших дней дожила одна Тамара Борисова. Кстати, её имя встречается на страницах романа Рыбакова. Он знал её историю и описал в «Тяжёлом песке».

Волнующая история её жизни сама по себе могла стать основой отдельного фильма, нет возможности описать здесь всё, скажу только, что когда мы уже выключили камеру и прощались с этой тяжело больной и живущей в бедственных условиях женщиной, я спросила: «Чем мы можем Вам помочь? Лекарства, врачи, деньги, давайте проведём тепло в дом. Скажите, что нужно, мы всё сделаем». Она задумалась и ответила: «Исполните мою мечту. С 1945 года я добиваюсь разрешения оградить то место в нашем сосновом бору, где погребены сотни расстрелянных евреев, белорусских партизан, и русских, и украинских». Теперь там зона отдыха, жарят шашлыки, гуляют дети. В этой могиле и моя мать. Мне 82 года, я хочу уйти из жизни, зная, что там будет хотя бы ограда, о памятнике и не мечтаю. Больше мне ничего не надо…» Я пообещала.

И вот 7 июля 2007 года наша съёмочная группа вновь приехала в Щорс. Теперь, чтобы открыть Памятник всем жертвам той страшной войны. На нём православный крест соседствует с шестиконечной звездой Давида. Это памятник всем жертвам независимо от их национальности».

Роман «Тяжёлый песок» заканчивается словами:

«Всё простится. Невинно пролитая кровь – никогда».

Наталья ВИОЛИНА, автор сценария и диалогов киноромана:

– В чем для вас привлекательность экранизации? Почему вы второй раз берётесь за экранизацию?

– Вы знаете, я с детства не любила писать изложения, всегда любила сочинять. До этого все сценарии, мной написанные, были оригинальными. Первый опыт экранизации был связан с «Московской сагой». Я была в упоении от романа, мне безумно захотелось увидеть его на экране. Наверное, экранизация – это частичное перекладывание ответственности на автора, ты перестаёшь быть единственным и последним отвечающим за успех или неуспех. Это тоже правда. Но когда ты имеешь дело с апробированным романом, имевшим успех у читателя, есть надежда, что это произведение и на телеэкране найдёт отклик у зрителя.

– Далеко ли вы ушли от первоисточника?

– Я старалась сохранить не букву, а дух произведения. Судить, насколько это получилось, зрителю, но я стремилась к этому. В кино личность актёра, утвержденного на роль, оказывает гигантское влияние не только на выстраивание характера героев, но даже на сюжет, на развитие характеров, коллизий. После утверждения на роль того или иного актёра, начинаешь подстраиваться под него, это тянет за собой какие-то изменения, иные повороты сюжета. Поэтому кинолитература неизбежно уходит от литературы на бумаге.

Так, например, героиня Ларисы Удовиченко – полячка, не очень значимый персонаж в романе, но в сочетании с этой актрисой нам показалось интересным обогатить её образ, её судьбу. Поэтому в фильме развита история одинокой женщины, которая проживает долгую жизнь от кокетливой, молодой прелестницы до глубоко пожилой, сознательно идущей на смерть женщины.

Роль Зины исполнила актриса Анна Горшкова, которая со своим партнером Валерием Закутским создали такую замечательную пару, что нам захотелось более подробно рассказать историю их трагической любви.

Актриса Марина Швыдкая 20 лет назад ушла из кино в телевидение. И вернулась в профессию, снявшись в «Московской саге». В «Тяжёлом песке» её героиня – замечательная русская, интеллигентная женщина, ленинградка, которой предстоит погибнуть, спасая еврейскую девочку.

Ольга Будина всегда играла женщин-кис: пленительных, желанных, нежных. В «Тяжёлом песке» впервые в жизни она играет отрицательную героиню: жёсткую советскую женщину, решительную и твёрдую в действиях. Диапазон в этом образе огромен: от одинокой, ледяной функционерки до чувственной женщины, с тоской покидающей этот мир, в котором она нашла любовь. Эта роль была продумана и скорректирована специально для неё и Оля, как нам кажется, справилась с ней превосходно.

Были роли, на которые чрезвычайно трудно было найти актёров. Что касается роли Авраама Рахленко – это огромная «глыба» в романе, имеющая своеобразное, ни с чем не сравнимое значение. Это должен быть еврей-ремесленник, с одной стороны твёрдый, где-то даже грубый, такой биндюжник, с другой стороны, человек, воспитавший дочь, заменивший ей мать. Решительный, основательный и внушающий уважение односельчанам, идущих к нему за правдой и за советом, и, в то же время, чуткий, не знающий как вести себя с дочкой, влюбившейся и плачущей ночами в подушку. Юрий Цурило создал весьма убедительный образ только своим присутствием в кадре, не очень много драматических сцен с его участием, но жесты, взгляды, пластика, использованные умело, могут сказать иногда больше, чем слова.

– Насколько проще или сложнее с этической и эмоциональной точки зрения писать трагическую историю, происходившую ещё совсем недавно?

– Это ближайшее прошлое, то прошлое, которое осязаемо ещё нашими поколениями. Живы участники, непосредственные свидетели тех событий. Именно эти люди внутренне стали собирательным прообразом наших героев. Пускай не точной биографической копией, не деталями судьбы, но, безусловно, её духом. Конечно, с этой точки зрения, легче писать о том, что было недавно и опираться на свои представления о тех людях, которых ты знал и можешь вообразить, какими они были в молодости. С другой стороны, при работе над подобным материалом важна некая дистанция, точно выбранное расстояние: не слишком далеко, но и не слишком близко, не лицом к лицу. У моей мамы невероятная, потрясающая биография, безусловно, заслуживающая романной формы, и я мечтала когда-нибудь это написать, перенести её на экран. Я сделала несколько попыток, и, Вы знаете, мне это не удалось. Я не нашла меру подробности, сопереживания, меру собственным слезам. Когда речь идёт о людях не самых близких, но о людях, среди которых ты провёл жизнь, то всё-таки расстояние между вами позволяет их описывать.

Реальная история – это ведь не виртуальная субстанция, это совокупность ушедших человеческих жизней, из этого слагается история, она живая. Особенно, когда речь идёт о таких вещах, как война, Холокост. Это не просто история ушедших, а история уничтоженных, погубленных, сгоревших жизней. Когда ты к этому прикасаешься, ты как бы невольно тревожишь могилы. Встаёт вопрос: ради чего? Мы делали это – во имя памяти. Прикоснувшись к этому, мы ответственны перед людьми, которых потревожили, потревожили для того, чтобы их жизни не пропали впустую, даром. Потому что, если об этом рассказывать, вспоминать, это будет передаваться из поколения в поколение, сохраняться веками, и их жизни продлеваются памятью.

Авторам картины «Тяжелый песок» удалось собрать уникальный звездный ансамбль. В фильме сыграли Ольга Будина, Владимир Вдовиченков, Михаил Ефремов, Александр Лазарев-мл., Ирина Лачина, Андрей Смирнов, Юрий Соломин, Лариса Удовиченко, Дмитрий Харатьян и многие другие.

Главные герои, еврейская красавица Рахиль и её возлюбленный немец Яков, проживут на экране более тридцати лет и во всех возрастах их роли воплотят Ирина Лачина и Александр Арсентьев. А их дочь, без памяти влюбившуюся в летчика, героя Советского Союза (Дмитрий Харатьян) сыграла Нелли Уварова, утвержденная на эту роль еще в 2001 году до «рождения» Кати Пушкаревой в сериале «Не родись красивой». Как призналась Нелли, это были ее самые первые кинопробы.

В детстве я всегда ждала каникул, чтобы посмотреть «Гардемарины, вперед!». Мне очень нравился Дима в этом фильме, но тогда я и представить себе не могла, что когда-то и сама стану его возлюбленной на экране… Думаю, детская любовь помогла мне сыграть особенно достоверно!

И самое неожиданное, что в роли итальянской певицы дебютировала Флоранс Хворостовская – супруга Дмитрия Хворостовского. Флоранс давно мечтала испытать себя в ипостаси драматической киногероини, и, наконец, ей это удалось. Госпожа Хворостовская всегда выезжает на гастроли вместе с семьей, и в этот раз певица не изменила своим традициям и приехала на съемки в украинский городок Щорс вместе с мамой и трехлетним сыном. Для воплощения своей давней мечты Флоранс преодолела тысячи километров и великолепно справилась с ролью, выучив ее на русском языке (родной язык итальянский).

Фильм тонко, с удивительной достоверностью передает все грани драматических событий ХХ столетия. Авторам киноромана представляется особенно важным именно сегодня экранизировать «Тяжелый песок» для того, чтобы предостеречь будущее от повторения ошибок. Жанр фильма – мелодрама, семейная сага. Этот фильм о любви, которая сильнее смерти. Жизненные коллизии его героев близки и понятны каждому, и поэтому не имеют национальных пределов. В период расовых войн, жестокости и национальной нетерпимости самое подходящее время для создания фильма об интернационализме и толерантности. Долгожданная премьера киноромана состоится в октябре на Первом канале.

Нелли БЕГАНОВА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Граф Монте-Кристо запел
Американец в Эрмитаже
Марк Элмонд в театре Эстрады
Из архива – на свет божий
Открылся музей Прокофьева
DVD-обзор
Экранизация великого романа
Талант рождается в провинции
Лена Васильева – романс в массы?


««« »»»