Канны: противоречивые итоги

Не успел закончиться Каннский кинофестиваль, как восторги критиков и экспертов по поводу высокого уровня программы сменились всеобщим недовольством.

Хотя, честно говоря, решение жюри было на 100% предсказуемым. Даже картина, вызвавшая всеобщее негодование, – «Реалити» Маттео Гарроне четко вписывалась в традицию поддержки членами (а в данном случае председателем) жюри «своей» национальной кинематографии. Президент Каннского МКФ Жиль Жакоб, который дал мне интервью незадолго до фестиваля, как раз приводил в пример итальянцев, говоря о том, что он старается никогда не включать в жюри представителей стран, откуда отобраны конкурсные картины, так как итальянцы, ‒ сказал он, ‒ не могут вернуться на родину, не дав премию «своему» фильму. Вот и Нанни Моретти нарвался, как и Маттео Гарроне во время вручения приза, на всеобщее недовольство, хотя, повторяю, такое решение было вполне предсказуемо. Так, Гран-при жюри уехал в Италию.

«Золотая пальмовая ветвь» была предсказуема по другой причине. Дело в том, что Михаэль Ханеке ‒ австрийский режиссер, уже лауреат «Золотой пальмовой ветви» два года назад за фильм «Белая лента», представил новый шедевр – картину «Любовь», посвященную старению и умиранию с двумя абсолютными звездами французского кино ‒ Жаном-Луи Трентиньяном и Эммануэль Рива. Даже в небольшой роли дочери снялась еще одна звезда Изабель Юппер. Картина была настолько совершенна, что с первого показа все ей предрекали победу, и вопрос был в том, не создадут ли для этого специальный приз к 65-летию Каннского фестиваля, чтобы освободить место для другой пальмовой ветви, но этого не произошло. Что же касается того, почему Рива и Трентиньян не получили параллельно призы за лучшее исполнение ролей, то здесь тайна приоткрылась на заключительной пресс-конференции жюри, когда Нанни Моретти сказал, что по регламенту фестиваля три основных премии – «Золотая пальмовая ветвь», Гран-при и приз за режиссуру не могут комбинироваться с премиями за актерские работы. 
Победа фильма «Любовь» сводит на нет претензии целого ряда критиков, в частности обозревателя «Российской газеты» Валерия Кичина, о недооценке французского кино. Картина эта хоть и поставлена австрийским режиссером, но чисто французская ‒ на французском языке, с французскими актерами и французской тематикой.

Конечно, жаль, что две другие французские ленты – «Ржавчина и кость» Жака Одиара и «Святые моторы» Леоса Каракса остались без премии. По словам Нанни Моретти, три фильма разделили жюри на противоположные лагеря. Помимо картины Каракса, это был фильм Ульриха Зайдля «Рай: любовь», который мне кажется одним из самых ярких произведений фестиваля, хотя я сразу понимал, что в силу провокационности сюжета – сексуальный туризм немецких матрон в Кению – премия ему не светит, и картина «После тьмы свет» мексиканца Карлоса Рейгадаса. Он и получил приз за режиссуру.

Художественное решение его картины было, безусловно, ярким и впечатляющим, хотя иногда и шокирующим, как в эпизодах, где мужчина отрывал себе голову или появлялся голый красный черт с чемоданчиком. Расшифровкой подобных сцен упорно занималась критика, как и теми кадрами, где значительная часть изображения была с двойным контуром, как бы не в фокусе, что тоже вызывало разночтения. С моей точки зрения, последний прием был доказательством взгляда с точки зрения дьявола, другие мои коллеги считали, что это общая стилизация изобразительного решения. Режиссер на подобные вопросы отвечал, как ему свойственно, ‒ наивно и неопределенно. Так, по поводу финального эпизода игры на зеленом поле, он пояснил, что просто любит футбол.

Меня эта премия обрадовала. Если проанализировать ситуацию на фестивале, то окажется, что картина Каракса больше понравилась молодежи и оттолкнула старшее поколение, тогда как ленту Рейгадаса, скорее наоборот, не приняли молодые. Зрелые киноведы и критики отнеслись к ней со значительно большим интересом. В соответствии с общей логикой старения фестиваля победили аксакалы ‒ Каракса забыли, а Рейгадас был увенчан наградой, которая тоже вызвала дискуссии.

Если кандидатура Мадса Миккельсена на лучшую мужскую роль в датском фильме «Охота» практически не вызвала разногласий, то хороших женских ролей было много. Многие предполагали, что этот приз получит Марион Котийяр, сыгравшая героиню картины Одиара, которая осталась без ног и все же психологически справилась со своим недугом.

Однако здесь выиграл треугольник, на сей раз не ограниченный регламентом фестиваля: целых три приза получила картина «По ту сторону холмов» румына Кристиана Мунджу ‒ приз за лучший сценарий и два – за лучшее исполнение женских ролей молодым актрисам Кристине Флутур и Космине Стратан. Лента Мунджу – яркий антиклерикальный памфлет в духе XVIII века, хотя действие происходит относительно недавно. Рассказывается история о том, как в небольшом православном женском монастыре настоятель мужчина пытается совершить экзорцизм ‒ обряд изгнания дьявола, в результате чего на кресте погибает молодая женщина, повинная лишь в том, что она приехала забрать из монастыря свою подругу по детскому дому (где их связывала, по-видимому, интимная близость). Нужно сказать, что картина эта сразу приглянулась западной интеллигенции и некоторым нашим критикам своей бескомпромиссностью, хотя и была безбожно затянута.

Многим понравилась также картина Кена Лоуча, получившая Приз жюри. «Доля ангелов» – неожиданная для этого режиссера молодежная комедия на своеобразном жаргоне (потребовались даже английские титры). Подлинным героем этого фильма стал шотландский виски.

Таким образом, сюрпризов не было, но, тем не менее, недовольство критиков и публики дало о себе знать. Одним из вопросов, который прозвучал на финальной пресс-конференции, был вопрос о том, почему жюри проигнорировало все семь американских конкурсных картин. На этот вопрос, думаю, я отвечу в следующей статье.

А пока отмечу, что нам повезло значительно больше. Фильм «В тумане» Сергея Лозницы по повести Василя Быкова получил Международный приз критики – одну из самых уважаемых наград международных кинофестивалей и очень высокие оценки по подборке журнала «Скрин». Эта философская драма о безысходности некоторых непредсказуемых ситуаций выиграла от бесстрастности изложения длинными планами и почти документальной достоверности пейзажей и центральных образов – белорусских партизан и их жертвы, которая безуспешно пытается их же спасти.

Ну а главный приз конкурса студенческих фильмов достался вгиковке Таисии Игуменцевой за драматическую комедию «Дорога на». Обилие нецензурной лексики, за которую ей снизили оценку за диплом во ВГИКе до четверки, не смутило международное жюри «Синефондасьон».


Кирилл Разлогов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Пенсионеры продолжат похождения
Натали Портман снимется в вестерне
Нанотехнологии – основная тема
Предложил написать сценарий
Три фильма, три континента
Фэйсбук-колонка
Больше нет денег
Коротко
Врач торгует стихами
Колдун ищет свой путь
Написанные кровью
Вровень с колокольнями
DVD-обзор
Лучшая Золушка мирового экрана
Новый пост Ивана Демидова
Переписка с читателями
Фелтон займется музыкой
Издает автобиографию
Круглая дата Григория Лепса
Фрэнк Тернер собирает группу
Каникулы старичков


««« »»»