ПОСЛЕДНИЙ ГЕРОЙ КУБЫ

1 ЯНВАРЯ 1999 Г. КУБИНСКИЙ НАРОД ПРАЗДНУЕТ 40-Ю ГОДОВЩИНУ ПОБЕДЫ РЕВОЛЮЦИИ

Николай ГУЛЬБИНСКИЙ

ПОСЛЕДНИЙ ГЕРОЙ КУБЫ

В мире должно существовать некоторое количество достоинства, так же как и некоторое количество света. Если есть много людей без достоинства, всегда найдутся другие, с достоинством многих людей. И они бесстрашно поднимаются против тех, кто отнимает у народов свободу, а значит, и достоинство. В этих людях воплощаются тысячи, весь народ, само человеческое достоинство.

Хосе Марти

Драматические события, которые переживает сегодня Республика Куба, благодатнейший по своим природным и климатическим условиям остров Карибского бассейна, говоря словами Габриеля Гарсии Маркеса, можно было бы назвать “осенью патриарха”. Осень – период одряхления, оцепенения, упадка. От былого величия революции остались тени. Самая загадочная и трагическая из них – тень престарелого главнокомандующего – лидера кубинской революции Фиделя Кастро. Блестящий выпускник иезуитского колледжа, он в полной мере реализовал знаменитую формулу ордена: цель оправдывает средства. Цель – власть. Абсолютная власть. Цель достигнута. Но что дальше?

Абсолютная власть развращает абсолютно. Фидель Кастро хорошо усвоил тезис известного испанского иезуита Хуана Мариана, который в своей книге “De Rege et Regis Institutione” утвреждал, что, когда правитель узурпирует власть и правит, как тиран, законно его убийство любым человеком, открыто или с помощью обмана. Узурпировав власть, Фидель Кастро, естественно, опасался, что кто-нибудь из его свободолюбивых единомышленников заглянет ненароком в ученый трактат испанского иезуита. И они, эти единомышленники, исчезали бесследно, один за другим…

Скорее всего, диктатора не сметет волна народного гнева – уставший от нищеты, горя, репрессий и многолетней американской блокады народ “подал в отставку”. Фидель останется в одиночестве до самой смерти – в окружении бюрократов нового поколения, которые пришли заменить собой героических “команданте” первых лет революции. Одни, как, например, Уберт Матос, были представлены агентами американского империализма и долгие годы провели в заключении. Другие последовали примеру Че Гевары и предпочли не участвовать в строительстве “социализма по-советски”, а покинуть страну, с тем чтобы продолжить битву за мировую революцию, и… сложили головы – кто в Боливии, кто в Никарагуа, кто в Сальвадоре. Третьи, подобно Камилу Сьенфуэгосу, погибли при загадочных обстоятельствах.

Последним актом кровавой драмы борьбы за власть среди победителей стал показательный судебный процесс-фарс, организованный Фиделем и Раулем Кастро над легендарным “команданте”, героем Кубы, дивизионным генералом Арнальдо Очоа по фантастическому обвинению в причастности к международной наркомафии.

Арнальдо Очоа родился в семье бедного крестьянина в провинции Орьенте. Именно в этой провинции, как отмечал в своей знаменитой речи на суде Фидель Кастро, “более 30 лет длилась борьба за независимость, а ее жители больше всех пролили крови и принесли жертв, они более всех проявили героизм. В Орьенте до сих пор чувствуется атмосфера той славной эпопеи, и на рассвете, когда поют петухи, словно горн, сзывающий солдат, и над крутыми горами поднимается солнце, кажется, что снова встает день Яра или Байре”.

В возрасте 18 лет Арнальдо Очоа вступил в повстанческую армию, где сражался против войск Фульхенсио Батисты под командованием легендарного “команданте” Камило Сьенфуэгоса в составе колонны имени Антонио Масео. К моменту победы революции 1 января 1959 г. Арнальдо – капитан революционной армии, неоднократно награжденный за отвагу. В 1965 г. Арнальдо Очоа отправляется раздувать пожар мировой революции в Венесуэлу, где сражается в составе партизанских формирований Фабрисио Охеды и Эрнесто Мануита. Решительные действия венесуэльских сил по борьбе с терроризмом под руководством министра внутренних дел Карлоса Андреса Переса вынуждают его покинуть страну – мировой пожар не разгорался, несмотря на всю кровь и все жертвы…

После непродолжительного пребывания в Гаване Арнальдо Очоа направляют в Москву, где он совершенствует свои военные познания в Академии им. Фрунзе. В 1976 г. он получает назначение в Анголу командовать контингентом кубинских войск в составе 12 тыс. человек – в то время в Анголе полным ходом шла гражданская война. Затем – в Эфиопию, где он отличился в сражении при Огадене против войск Сомали.

По возвращении на родину дивизионный генерал Арнальдо Очоа, член ЦК Компартии Кубы, депутат Национальной ассамблеи, становится одним из заместителей министра обороны.

В 1983 г. – новая “международная миссия”, на этот раз в Никарагуа, где находившиеся у власти сандинисты готовились повести страну по пути “социализма советской модели”. Этого не произошло лишь благодаря жесткой позиции президента США Рональда Рейгана, заявившего о непреклонной готовности “отбросить коммунизм на последних рубежах Свободы”. Массированное давление со стороны США привело к власти в Никарагуа проамериканский режим.

1 января 1984 г. генерал Очоа получает высшую правительственную награду – звание “Герой Республики Куба”, а также орден Максимо Гомеса. В Резолюции № 251 Государственного совета Кубы говорилось, что эти награды присуждены ему за “участие в различных международных миссиях и проявленное при этом самопожертование, равно как и за честность, бескорыстие, нравственную чистоту, стремление к подвигу и самосовершенствованию”.

Фидель Кастро приветствовал награжденного героя такими словами: ”Жизнь товарища Арнальдо Очоа – это живой пример того, как человек самого скромного происхождения может стать подлинным лидером, сохранив при этом простоту и скромность, благодаря чему массы уважают его, любят его, восхищаются им”.

На фоне поблекшей славы “лидера кубинской революции” Фиделя Кастро звезда нового “команданте” всходила слишком уж стремительно. Он пользовался искренней, неподдельной любовью в армии и среди простого народа, в то время как о Фиделе люди все чаще отзывались с горькой иронией…

В 1987 г. Очоа – вновь в Анголе во главе военной миссии. А затем – возвращение на Кубу и… внезапный арест 12 июня 1989 г.: суд чести, показательный процесс и смертный приговор по обвинению в причастности к международной наркомафии.

Огромный зал театра министерства обороны, в котором проходило заседание военного трибунала, был заполнен публикой – родственники подсудимых, журналисты, иностранные дипломаты. Одетый в джинсы и клетчатую холщовую рубашку генерал Арнальдо Очоа напряженно вслушивался в странные слова своего бывшего адъютанта – капитана Хорхе Мартинеса.

– В мае 1988 года, – ровным и монотонным голосом говорил Мартинес, – я отправился в колумбийский город Медельин с поддельным паспортом. Там я встретился с “кокаиновым бароном” Пабло Эскобаром Гавирия. Эскобар сразу предложил мне сделку: 1100 долларов комиссионых за каждый килограмм кокаина, доставленный из Колумбии к берегам Флориды. Взамен Эскобар, постоянно опасавшийся за свою жизнь, попросил нас посодействовать в приобретении ракет класса “земля – воздух” для отражения возможной воздушной атаки на свое поместье со стороны колумбийских сил безопасности. Все это делалось с полного согласия генерала Арнальдо Очоа, который в то время находился в Анголе. Всего мы предполагали заработать таким образом 4 миллиарда американских долларов.

– Подсудимый Очоа, вы подтверждаете показания капитана Мартинеса? – задал вопрос генеральный прокурор Хуан Эскалона Регера.

– Да, подтверждаю, – ответил Арнальдо. – Все было именно так, как говорит этот… этот джентльмен. Такие истории мне приходилось слышать в детстве в дни карнавала в провинции Орьенте от моей старой бабушки. Скоро карнавал, правда? Мне кажется, я здесь потерял счет времени…

– Сколько операций подобного рода вам удалось осуществить? – продолжал прокурор, как бы не замечая горькой иронии обвиняемого.

– Ни одной…

– Однако на предварительном следствии вы признали себя виновным…

– Да, я признаю себя виновным, – подтвердил Очоа, не глядя в зал. – Если во имя каких-то целей, которых я, быть может, не способен понять, я должен послужить примером в последний раз, какие могут быть колебания у того, кто всего себя отдал делу революции? Но это очень плохой пример… В тот момент, когда меня поведут на расстрел, а только таким и может быть приговор, я буду думать о Фиделе и Великой революции, которую он совершил для этого народа.

Вместе с Очоа были осуждены легендарные “суперагенты” кубинских спецслужб братья-близнецы Патрисио и Антонио де ла Гуардиа, полковник Антонио Родригес Эступеньян и другие военные, дипломаты и сотрудники госбезопасности. Имеются достоверные свидетельства, согласно которым в ходе следствия к заключенным применялись пытки, гипноз и психотропные препараты.

13 июля 1989 г. Арнальдо Очоа был расстрелян. Последней просьбой героя Кубы было не срывать с его погон заслуженные кровью генеральские звезды, не связывать ему руки и не завязывать глаза. Эта “милость” была дарована ему по личному распоряжению Фиделя Кастро.

Расстрел героя Кубы был заснят на телекамеру по распоряжению главнокомандующего. Брат Фиделя – министр обороны Рауль Кастро признал, что “генерал Очоа умер как храбрец, не прося о помиловании”.

Великая революция, вызвавшая небывалый подъем духа на всем Латиноамериканском континенте, говоря словами Сен-Жюста, “окоченела”. Для дискредитации идей социализма Фидель и его окружение сделали больше, чем все латиноамериканские диктаторы вместе взятые…

Кубинский народ много страдал. И во времена кровавых диктатур Мачадо и Батисты. И в период полуколониальной псевдореспублики. И в “светлую эпоху” фиделевского псевдосоциализма. Этот народ своим героизмом, своей самоотверженностью и своими жертвами заслужил право на счастье. И сегодня он живет в ожидании перемен.

В статье использованы материалы из книги Roman Orozco. Cuba Rojo. Madrid, 1993.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

БЕЛЫЕ ТРОПЫ ПО СИНЕМУ ЛЬДУ
ПРАЗДНИК ОЖИДАНИЯ ПРАЗДНИКА
СКВЕРНЫЙ АНЕКДОТ
Дорогие читатели!
“НОВОГОДНИЙ ПОДАРОК” НАРОДУ ОТ ВЛАСТИ
САМОВАРНОЕ ЗОЛОТО
СНПР В ЯКУТИИ
ВОЛГОГРАДСКАЯ НИЛОВНА
ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ!
ВСЛЕД УХОДЯЩЕМУ ГОДУ
Что бы Вы хотели пожелать россиянам в будущем году?
ПРИШЛА КОЛЯДА НАКАНУНЕ РОЖДЕСТВА
МЕЧТЫ У НОВОГОДНЕЙ ЕЛКИ
До первой звезды


««« »»»