ПОЭТОМ МОЖЕШЬ ТЫ НЕ БЫТЬ, НО ДЕМОКРАТОМ БЫТЬ ОБЯЗАН

КАК ПОЛУЧИТЬ ИНДУЛЬГЕНЦИЮ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЕ?

В стихотворении Маяковского, посвященном Александру Пушкину, лирический герой грозит Дантесу – жил бы ты сейчас, мы бы у тебя спросили: “А ваши кто родители? Кем вы были до семнадцатого года?” Помню, когда я в подростковом возрасте читала эти стихи, подумала: неужели Маяковскому было бы легче, если б Пушкина убил человек пролетарского происхождения? Потом, когда ближе познакомилась с историей революции, я удивляться перестала – пролетарское происхождение в то время если и не служило индульгенцией, порой действительно облегчало жизнь. Сейчас, мне кажется, происходит нечто похожее.

БЕЛЫЕ И ПУШИСТЫЕ

Сегодня в России многие люди полагают, что политические взгляды (в частности демократические) автоматически делают тех, кто их исповедует, особами, “приятными во всех отношениях”, т.е. светочами ума, чести, профессионализма. Соответственно, если кто-либо в чем-либо обвиняет носителей “правильных” политических взглядов, значит, этот кто-то преследует носителей неприменно за идеологию (или за политику), а вовсе не за конкретные правонарушения и преступления.

Самым известным примером таких “преследований” является история с Собчаком. Нам, простым гражданам России, известно об этом печальном сюжете вроде бы и много, а на самом деле почти ничего. Мы знаем о том, что против бывшего мэра Санкт-Петербурга были выдвинуты обвинения. Мы слышали о медицинско-детективной истории с его резко пошатнувшимся здоровьем и бегством в Париж. Мы видели возмущенные выступления жены экс-мэра, депутата Госдумы, наблюдали на телеэкране и самого Собчака, прогуливающегося по столице Франции. Нам даже сообщили, что экс-мэр готов дать показания, если следователь приедет к нему в Париж. Но никто так и не ответил на основные вопросы. Например, на вопрос о том, где на самом деле должен согласно закону находиться Собчак – в городе “праздника, который всегда с тобой”, или в тюремной камере. Зато нам очень настойчиво вдалбливают (не без помощи средств массовой информации), что бывшего мэра, “белого и пушистого”, преследуют исключительно за политические взгляды.

Лично меня интересуют, конечно, политические взгляды политиков или кандидатов на выборные должности. Но мне совершенно безразличны политические взгляды любых преступников (будь то карманные воры, убийцы или казнокрады), так же как политические взгляды следователей или работников прокуратуры. Мне хотелось бы, чтобы независимо от политических взглядов первые были наказаны, а вторые этому наказанию профессионально способствовали. А потому вместо истерических всхлипов о преследуемом демократе мне очень хотелось бы услышать сообщение либо о судебном процессе над коррупционером, либо о наказании работников правоохранительных органов, допустивших преследование ни в чем не повинного человека.

Аналогичная история разворачивается сейчас вокруг господина Лисовского. Только в роли преследователя выступает налоговая полиция. Времени на телеэкранах и места в газетах эта история заняла, пожалуй, не меньше, чем сообщения о забастовках учителей или проекте бюджета России. Похоже, обывателей настойчиво призывают возмутиться действиями налоговой полиции в отношении человека, который всегда демократам помогал. Умилительно выглядел ведущий “Итогов” Киселев, напомнивший нам, что именно Лисовский “то ли выносил, то ли не выносил коробку с долларами из Кремля”. “А был ли мальчик? Может, мальчика-то и не было”. Была коробка, была. И доллары были. И туманные объяснения по поводу происхождения этих долларов были. Куда доллары делись – этого, правда, мы не знаем. Как не узнаем, наверное, и о том, задолжал ли все-таки налоги в казну господин Лисовский. Да и так ли уж это важно? Был бы демократ хороший…

НЕЧА НА ЗЕРКАЛО ПЕНЯТЬ…

Но что мы все о криминале да о криминале. Пора поговорить о профессионализме. По идее он, профессионализм, должен быть верным спутником демократии. Ведь если власть выбирает народ, то в его интересах выбирать профессионалов. А профессионалы, конечно, нужны любой власти. Во время последних преобразований правительство, однако, покинули не по своей воле и некоторые яркие представители демократических движений. Как вы думаете, чем они объясняют собственные отставки? Конечно же, происками врагов демократии. Наиболее ярким с этой точки зрения примером стало упразднение Комитета по поддержке малого предпринимательства, возглавляемого Ириной Хакамадой. На базе этого и еще двух комитетов был создан новый орган государственного управления, который возглавил коммунист Ходырев.

Читаю интервью Ирины Хакамады, в котором она подробно рассказывает о том, как ей все (и Примаков, и Маслюков) обещали место первого заместителя председателя нового комитета, а потом председатель-коммунист места не дал. Экс-министр поведала о многом: о том, как трудно работать в правительстве, как здесь не любят инициатив, если инициативы выдвигаются не по тому вопросу, который тебе поручено курировать. Честно призналась она и в том, что благодаря работе в правительстве смогла приобрести хорошую запись в трудовой книжке. Еще о многом говорила госпожа Хакамада, забыв ознакомить читателя лишь с одной мелочью – а что было сделано за время ее руководства Комитетом для решения главной задачи, т.е. для развития малого бизнеса? Однако на этот вопрос можно и не отвечать. Всем интересующимся известно, что динамика развития малого бизнеса в России удручающа. Так не стоит ли искать ответ на вопрос об отставке не в политических взглядах, а в области профессиональной пригодности?

ПОКОРИТЕЛЬ ПРОСТРАНСТВА. КВАРТИРНОГО

Впрочем, собственную деятельность бывшие государственные мужи и дамы всегда оценивают высочайшим образом. Возьмем еще один недавний скандал. Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело, обвинив бывшего председателя Госкомимущества и бывшего главу движения “Наш дом – Россия” Сергея Беляева в использовании служебного положения в личных целях. Речь идет о пресловутом квартирном вопросе, который господин Беляев отлично решил за счет государства. Оставив за собой и своими родителями в Петербурге пятикомнатную квартиру, в Москве он сначала (будучи заместителем министра) получил купленную на средства ГКИ трехкомнатную квартиру, потом (став министром) получил квартиру четырехкомнатную без права приватизации, а затем удачно обменял трех- и четырехкомнатную квартиры на шестикомнатную, истратив на всю эту операцию две с половиной тысячи долларов. На настойчивые вызовы прокуратуры С. Беляев не являлся, так как находился в это время в Санкт-Петербурге, где участвовал в предвыборной кампании.

Эту историю поведал в программе новостей Сергей Доренко, и тут же мы увидели телемост Москва – Санкт-Петербург с участием главного героя – С. Беляева. Вы думаете, что прежде всего Доренко спросил о том, почему Беляев не является в прокуратуру? Или от том, правдивы ли обвинения? Нет. Первым делом ведущий поинтересовался, почему преследованиям правоохранительных органов все время подвергаются носители демократических взглядов. Вопрос был задан хороший, ответ был блестящ и развернут. Значительно короче ответил Беляев на вопрос о квартирах. Мол, квартиру в Питере я оставил родителям, трехкомнатную и четырехкомнатную получал и менял, не отрицаю, но я ведь был тогда министром, и эта шестикомнатная квартира – лишь жалкая толика того, что мне обязано было дать государство за мою беззаветную деятельность на его благо.

ТЕРМИНАТОРЫ СОВЕСТИ

Что мне всегда нравилось в людях, так это скромность. Следы беззаветной деятельности господина Беляева и многих других его соратников можно сегодня наблюдать на тысячах остановленных заводов, на шахтах Кузбасса, на агонизирующих электростанциях Дальнего Востока. И за это за все государство, т.е. мы с вами, налогоплательщики, еще и обязаны, оказывается, воздавать благодарность шестикомнатными квартирами и прочими материальными благами. Причем все эти запросы мирно соседствуют с демократическими взглядами. Как, впрочем, уживаются с ними и снобизм, чванство, демонстрация собственных неограниченных финансовых возможностей в нищей, голодной и холодной стране. Вернемся к первому герою моей статьи – Собчаку. Как-то, еще до отъезда к берегам Сены, он давал интервью в собственном загородном особняке. На вопрос ведущей: “Откуда деньжонки?” – экс-мэр гордо указал на полочку с собственными книгами и заявил: “Работать надо!” Да, работать надо. И издавать книги в тех же издательствах и с такими же гонорарами, как Собчак, Чубайс, Кох и К∞. А потом давать интервью, рассказывая о том, как приятно проводить выходные в далеких заграничных городах, заказывать гарнитуры из вишневого дерева в Швеции или туалеты от лучших парижских кутюрье.

В заключение хочу заметить, что истинно демократические взгляды мне близки. Я сторонник рыночной экономики, ничего не имею против честных предпринимателей и не завидую чужому богатству. Я только хочу, чтобы в моей стране закон был одинаковым для всех. Я хочу, чтобы состояния – крупные и мелкие – наживались благодаря бизнесу, а не плавно перетекали в частные карманы из государственной казны. Чтобы все наконец поняли, что стыдно быть богатым министром в стране, где голодают дети и старики. И что самый сильный удар по демократии наносят сегодня не коммунисты или фашисты, а те, кто псевдодемократическими взглядами прикрывает свою профессиональную несостоятельность или правонарушения.

Любовь ГЕОРГИЕВА


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

В ОЖИДАНИИ НОВОГОДНЕГО ПРАЗДНИКА
Какие выводы должна сделать Россия из американо-иракского кризиса?
ВОЛГОГРАДСКАЯ НИЛОВНА
ДВОЙНОЙ АМЕРИКАНСКИЙ СТАНДАРТ
ДОБРАЯ ОДЕЖДА
ОТ ПРОИЗВОЛА НЕ ЗАЩИЩЕН НИКТО
АМЕРИКАНСКАЯ БЫЛЬ
НАША ЗАДАЧА – ПОСТРОЕНИЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
РОССИЙСКОМУ КРАСНОМУ КРЕСТУ – 130 ЛЕТ
ЛЕВЫЕ СПОСОБНЫ ПОБЕДИТЬ НА ВЫБОРАХ
ЗИМНИЕ ХИТРОСТИ
НАЧНИ С СЕБЯ!
ЧТО БЫЛО, ЧТО БУДЕТ
БЛАЖЕН АЛЧУЩИЙ И ЖАЖДУЩИЙ ПРАВДЫ
СТУДЕНТЫ ПРОТЕСТУЮТ
МЕСЯЦЕСЛОВ
ЭТЮД В ЧЕРНО-БЕЛЫХ ТОНАХ
РЫБИЙ ТЕЛЕВИЗОР
ВСПОМНИ ИМЯ ПРАДЕДА
ЭВЕРЕСТЫ ВДОХНОВЕНИЯ
ЗИМНЯЯ ГРОЗА


««« »»»