МЫ НЕ РАБЫ. РАБЫ – НЕ МЫ?

Месяца два назад в одном подмосковном поселке произошла история, ставшая достоянием прессы. Жила-была в этом поселке четырехлетняя девочка. Родители девочки работали, бабушка болела и трудилась на садовом участке, а потому малышку пришлось отдать в детский садик. Садиков в поселке было два: дорогой при заводе и дешевый муниципальный. В дешевый садик попасть было непросто, пришлось бабушке устраиваться туда сторожихой, тогда и для внучки место нашлось. А потом девочка стала приходить домой с синяками. Родители не удивлялись: от бабушки они уже знали, что воспитательница имеет обыкновение бить воспитанников. Но ничего не поделаешь – приходилось терпеть. Терпели до тех пор, пока в один совсем не прекрасный день “педагог” не повредила девочке позвоночник…

Меня в этой истории потрясло многое. “Педагогические” методы воспитательницы. Безразличие ее коллег. Терпеливость бабушки, молча наблюдавшей расправы над детьми. Покорность родителей. Но больше всего меня удивила девочка. До чего же нужно довести четырехлетнего человека, чтобы он изо дня в день шел туда, где его будут бить? Каким вырастет этот человек, воспитанный садисткой-воспитательницей и сверхтерпеливыми родителями?

После знакомства с этой историей я на многое стала смотреть по-другому. Прежде всего, на собственную дочь. Год назад, когда дочери было три года, я повела ее в секцию художественной гимнастики. Сначала все было замечательно: дочери нравились новые подружки, упражнения, огромный зал, и, конечно, особый восторг вызывали занимающиеся одновременно с малышами юные грации – девочки лет тринадцати – пятнадцати, разрядницы, кандидатки в мастера спорта. Но вот у одной из старших спортсменок что-то не заладилось. Последовало замечание тренера. Новая ошибка. И тут зал огласился гневной тирадой, в которой особенно ярко звучали эпитеты “бездельница”, “лентяйка”, “корова неуклюжая”. Старших девочек выражения тренера, похоже, не удивили. А моя дочка не захотела больше идти на занятия. Что я только не делала – уговаривала, объясняла, сердилась. Все напрасно: на этом наши занятия гимнастикой и закончились.

С тех пор я поняла раз и навсегда, что моя дочка никогда не пойдет туда, где ее могут унизить или обидеть. Плохо это или хорошо? До сих пор я думала, что плохо. У нас постоянно возникают сложности с посещениями поликлиники (ведь там берут кровь и делают прививки-уколы). Да и кто мне гарантирует, что в школе учитель не будет кричать на дочку или ее одноклассников? Но, познакомившись с историей избитой девочки, я стала думать, что твердое осознание неприкосновенности (телесной и душевной) своей личности является, скорее, достоинством, чем недостатком.

Уверена, что направленность моих размышлений у многих вызовет несогласие. Взять тот же спорт. Можно ли добиться результатов без насилия над личностью? Читаю интервью с известнейшим тренером девушек-гимнасток. Наставница признает: “Да, я могу ударить спортсменку. Да, я бью по ногам чемпионку мира, если вижу, что она на тренировке бездельничает. Да, однажды на соревнованиях после неудачного выступления другой титулованной подопечной я ударила ее по лицу”. Все это тренер считает нормальным, необходимым и уверена, что спортсменки разделяют это мнение и испытывают по отношению к ней лишь чувство благодарности.

По мне, ни одно звание, никакие деньги, никакая слава не могут окупиться унижением. Но это лишь мое мнение. Семилетняя дочка моей подруги посещает хореографическую студию известнейшего детского ансамбля. Посещает без всякого удовольствия. Причина одна – грубость преподавателей. В прославленной студии, оказывается, принято унижать детей – кричать, обзывать, щипать, а порой и ударить по непослушной детской ножке или ручке. Спрашиваю подругу, зачем нужно такое учение с унижением? Подруга отвечает: “Пусть дочь приучается терпеть, мало ли как с ней в жизни будут обращаться”.

Удивительная психология! Мы растим поколение новых рабов. Сегодня учим девочек и мальчиков терпеть грубость учителей и воспитателей. Завтра призовем их смириться с хамством начальников, мужей или жен. Да и каждый из нас разве не подает потомству ежедневные примеры рабства? Мы ведь смирились с тем, что нам не платят зарплату. Не отапливают наши дома. Отбирают накопленные деньги. Мы смирились с тем, что нами, честными, умными и добрыми, все чаще управляют бандиты. Нами же, между прочим, выбранные. Мы согласно киваем, когда слышим о том, что наша страна нищая и убогая, и послушно протягиваем в сторону Запада руку за гуманитарной помощью. Мы все реже и, как правило, с какой-то странной усмешкой вспоминаем, что “человек – это звучит гордо”.

Я не считаю себя свободным человеком. Мои родители слишком многого вынуждены были бояться. Сама я в детстве слишком часто слышала напоминания о том, что нельзя спорить со взрослыми или что учитель всегда прав. Я не умею пользоваться даже той частичной свободой, которая сейчас у меня есть, но хочу, чтобы моя дочь выросла иной. А потому не буду учить ее терпеть грубость, унижения или оскорбления, зато научу уважать себя и других. Я стараюсь надеяться, что она будет жить среди свободных людей, совершенно уверенных в том, что “Человек – это звучит гордо”.

Любовь ГЕОРГИЕВА


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Насколько жесткие методы налоговых служб способствуют пополнению доходов бюджета?
ВМЕСТО ДЕДА – САНТА-КЛАУС, ЗА СНЕГУРКУ – МИККИ МАУС
ИСПЫТАНИЕ ВЫБОРАМИ
ПЕРЕЛИВАНИЕ СНОВ
ЗАЯВЛЕНИЕ
ДАРЫ ОКЕАНА
АКЦИИ ПРОТЕСТА В РЕГИОНАХ РОССИИ
ТАКОВО НАШЕ РЕШЕНИЕ
НОВОГОДНИЙ СЕКЕНХЭНД: ПОЛИТИКИ Б.У. ВЫСТАВЛЯЮТСЯ БЛОКОМ
НА ЮГО-ВОСТОКЕ СОЛДАТЫ ТАНЦУЮТ И ПОЮТ
КУПЛЯ-ПРОДАЖА В СЕТИ ИНТЕРНЕТ
А ХВАТИТ ЛИ НА ВСЕХ СЛАДКИХ ПРЯНИКОВ?
Месяцеслов
Дорогие читатели!
Они верили в Россию за 50 процентов годовых
НА ЭТУ ЗИМУ ХЛЕБА ХВАТИТ
МЕСЯЦ КОРОТКИХ ДНЕЙ
НЕОБРАЗОВАННОЙ МАССОЙ УПРАВЛЯТЬ ЛЕГЧЕ
СНЕГОПАД – СНЕГОПАД, НЕ МЕТИ МНЕ НА КОСЫ
В ТРУДЕ ОБРЕТАЕМ МЫ ПРАВО СВОЕ
НОВЫЕ СТОРОННИКИ СНПР
ИДЕАЛЕН, КАК ЧУБАЙС, ЖЕНСТВЕНЕН, КАК КИРИЕНКО


««« »»»