НОВОГОДНИЙ СЕКЕНХЭНД: ПОЛИТИКИ Б.У. ВЫСТАВЛЯЮТСЯ БЛОКОМ

Политический процесс на прошедшей неделе развивался под нарастающим воздействием фактора Б. Ельцина, который, судя по всему, решил во что бы то ни стало вернуть себе роль центрального звена в процессе принятия важнейших государственных решений.

Очередное возвращение президента из политического небытия в большую политику было подготовлено обострением ситуации в российских верхах: перегруппировкой политических сил, их поляризацией и подготовкой к решающему этапу борьбы за завоевание доминирующих позиций в правительстве и парламенте и к схватке за пост президента.

Среди причин обострения важнейшее место занимает кризис тепло-энергетической инфраструктуры, вызванный как грузом накопившихся в ней проблем, так и необычайно тяжелыми климатическими условиями текущего года. С наибольшей силой топливно-энергетический кризис разразился в так называемых критических регионах, которые еще летом были занесены в эту категорию комиссией по подготовке к зиме. Российский Север, Дальний Восток и ряд областей и краев Сибири и центра России так и не сумели выйти на расчетный уровень запасов топлива. На минувшей неделе наиболее остро складывалась ситуация на Чукотке, в Магаданской области, в Приморском, Хабаровском, Алтайском краях и т.д.

Серьезное положение складывается и на продовольственном рынке. Отмечен быстрый рост цен на продукты питания (так, расходы жителей Москвы на питание в ноябре увеличились на 50 руб.), что влечет за собой рост прожиточного минимума.

Эксперты считают, что в России существует колоссальный дефицит зерна и хлеба (около 40 млн т). Ситуацию вряд ли возможно спасти даже при использовании так называемого переходящего запаса в 20 млн т и гуманитарной помощи Запада, которая предположительно составит 2,5 – 5 млн т. Подобное положение дел требует от государства перехода к чрезвычайным мерам распределения продовольствия.

Запреты на вывоз сельхозпродукции и продуктов питания за пределы регионов приобрели повсеместный характер, причиной чего стала деятельность московских закупщиков, пытающихся путем покупки по повышенным ценам продукции в регионах России восполнить падение импортных поставок в столицу.

В стране продолжаются акции протеста бюджетников. Голодовки и забастовки медиков отмечены в Хабаровске, Хабаровском крае, Свердловской области, учителей – в Республике Коми, Бурятии и т.д.

На валютном рынке усилилось давление банков на курс доллара. В связи с этим Центробанку вновь пришлось начать сброс валюты, несмотря на заметное снижение золотовалютных резервов, и прибегнуть к искусственному ограничению числа участников валютного рынка. На этом фоне возобновились разговоры об ограничении хождения доллара в России.

Кризис вынуждает Центр устанавливать все более жесткие правила региональной политики. В наиболее дотационных регионах с 1 января следующего года начнется переход на казначейскую систему исполнения бюджета, т.е. будет фактически введено внешнее управление региональными финансами.

“ПОДНИМИТЕ МНЕ ВЕКИ!”

Основные политические события минувшей недели оказались тесно связанными с возвращением Б. Ельцина в большую политику.

Перестановки в руководстве Администрации, сделанные Б. Ельциным 7 декабря (отставка В. Юмашева с поста главы Администрации, перевод первого заместителя бывшего главы Администрации Ю. Ярова на пост представителя президента в Совете Федерации, уход заместителей главы Администрации М. Комиссара и Е. Савостьянова, замена директора ФАПСИ и т.д.), равно как и стремление президента вновь заявить о себе как полновластном хозяине связаны не только с его личным властолюбием, но и с объективными интересами президентского окружения и определенных слоев российского истеблишмента.

Приход в правительство группировки, возглавляемой Е. Примаковым, которая ориентирована на проведение так называемой гибкой политики, поиск компромисса и уступки оппозиции, резко сузил возможности сторонников радикальной, жесткой, конфронтационной линии, возглавляемых А. Чубайсом, Е. Гайдаром и т.д., влиять на ход дел в стране. Это обстоятельство стало основной причиной обострения политической борьбы в стране. В этом процессе интересы Б. Ельцина и правых во многом совпали, так как в последние месяцы президентская Администрация и сам Ельцин также утрачивали свой вес в принятии политических и важнейших экономических решений. В течение ноября продолжалось формирование условий для консолидации праворадикальных политических партий и группировок. Одновременно ряд СМИ (преимущественно либерально-демократических) выступили с острой критикой в адрес левых и левоцентристских союзников Кабинета Е. Примакова. После убийства Г. Старовойтовой объединение праворадикальных сил вошло в свою завершающую фазу, результатом чего стало состоявшееся на минувшей неделе учредительное собрание организационного комитета так называемых правоцентристских сил.

Параллельно нарастала и активность Б. Ельцина. На минувшей неделе он вновь предстал как лидер и верховный арбитр российского истеблишмента, произведя в нем очередную перегруппировку.

То, что Е. Примаков был поставлен в известность о произошедших в Кремле переменах post factum, после личного звонка президента, а также то, что президент перевел под себя Минюст, ФСНП, Военно-техническое сотрудничество, позволяет предположить, что удар по правительству был главной целью Б. Ельцина. Б. Ельцин торпедировал и соглашение о сотрудничестве АЛРОСА и De Beers, заключенное под патронажем российского правительства (президент еще раз подчеркнул свой особый интерес к вопросам торговли алмазами).

Переподчинив себе Министерство юстиции, Б. Ельцин показал, что он хочет сохранить в своих руках важный инструмент политического контроля, обладающий рычагами воздействия как на политическую, так и на экономическую ситуацию.

Действиями президента с теми или иными оговорками оказались удовлетворены те политические силы и фигуры, которые имеют основание для недовольства Кабинетом министров: Б. Немцов, В. Черномырдин, А. Шохин, В. Жириновский. Но более всех свое удовлетворение переменами в Администрации президента выразил Г. Явлинский, продолжающий свои попытки свалить левоцентристскую часть Кабинета. Под предлогом смены верхушки своей Администрации Б. Ельцин получает возможность перевести стрелки в деле борьбы с коррупцией с прежней правящей верхушки, сплошь скомпрометировавшей себя множеством грязных дел, на новое руководство российского правительства, в чем ему намерены помогать и оставшиеся пока не у дел либералы типа Явлинского.

Поставив во главе своей Администрации представителя силовых структур, Б. Ельцин не просто усилил вес и влияние силовиков, но и продемонстрировал, что падение его политического веса достигло запредельно отрицательных значений, при которых единственным способом сохранения власти в руках президента становится не его авторитет, определяемый способностью носителей власти решать проблемы, волнующие общество, а силовые структуры. Нетрудно увидеть, что предложенное им решение является откровенно тупиковым. Ведь очевидно, что отношение силовых структур к тем или иным политическим лидерам в гораздо большей степени определяется не соображениями личной преданности руководителей этих структур, а материальным обеспечением служащих в них офицеров и солдат. Поэтому в условиях социально-экономического кризиса, спада производства, катастрофического снижения уровня жизни населения опора на силовые структуры является крайне ненадежной и не может быть продолжительной. В этом случае как нельзя кстати известное изречение о том, что “на штыках крайне неудобно сидеть”.

Дистанцировавшись от гражданских элитных лоббистов, Б. Ельцин рискует попасть во все более возрастающую зависимость от военного лобби, консолидирующегося вокруг нового главы президентской Администрации, секретаря Совета Безопасности, генерал-полковника Н. Бордюжи.

На минувшей неделе Б. Ельцин начал наращивать свое присутствие в российской политике, от Москвы (встречи с новоназначенными главой президентской Администрации и начальником ФАПСИ) «до самых до окраин» (скандально громкое увольнение владивостокского мэра В. Черепкова). Б. Ельцин выступил с радиообращением по случаю Дня российской Конституции и устроил большой прием для столичного политического бомонда, на котором также выступил с речью, продемонстрировав прежние навыки жесткого лидера. На следующей неделе Б. Ельцин запланировал для себя встречи с президентами Белоруссии и Швейцарии. На первый план наряду с Н. Бордюжей выходит также первый заместитель главы Администрации О. Сысуев, не имеющий серьезных корней в основных группировках российского истеблишмента. Выдвижение Сысуева связано не столько с его неукорененностью в московской элите, сколько с тем, что он еще при прежнем главе Администрации взял на себя функцию налаживания отношений между Кремлем и праворадикальными политиками типа А. Чубайса, Е. Гайдара, начавшими консолидироваться в новый политический блок. Подобная игра О. Сысуева пришлась на руку президенту. Существенной чертой политической тактики Б. Ельцина стал поиск новой политической опоры, способной, с одной стороны, амортизировать отношения президента с усиливающимся военным лобби, с другой – стать ресурсом реального управления в случае, если произойдет коллапс нынешнего левоцентристского правительства и президенту придется поставить еще раз на правых. Характерно, что О. Сысуев принял участие в учредительном собрании правоцентристского блока, хотя было сказано, что формально первый заместитель главы Администрации не примет участия в создаваемом объединении, однако, по сути дела, все восприняли присутствие Сысуева в “Президент-отеле” как знак поддержки нового объединения со стороны Б. Ельцина.

Еще одной очень важной чертой политической реанимации президента стала его ставка на активное участие в процессе изменения Конституции. Новая концепция президентского участия в конституционном процессе исходит из того, что Б. Ельцин должен дать понять: оппоненты могут рассчитывать исключительно на минимальные изменения конституционного строя.

Возвращение Б. Ельцина в большую политику означает, что политическая ситуация в российских верхах вновь начала качественно меняться – правительство Е. Примакова не сумело стать полноценным хозяином положения в стране, овладеть политической инициативой и создать себе реальную социальную базу. В результате Б. Ельцин получил возможность для новой политической игры, маневрируя между противоборствующими лагерями российской политической элиты.

ПРАВИТЕЛЬСТВО В ДОЛГОВОЙ ЛОВУШКЕ

Острый инфраструктурный кризис, стремительный рост бытовых лишений, фрустраций, испытываемых широкими российскими низами, становится одним из основных факторов обострения общеполитической ситуации в стране. Правительство Примакова оказалось практически не в состоянии реально дистанцироваться от политики прежних правительств, которая породила нынешнюю ситуацию экономического развала. Объективным ограничителем правительственного курса является долговая ловушка, в которой оказалась страна. Анализ проекта бюджета, представленного правительством на минувшей неделе в государственную Думу, показывает, что в следующем году внешний долг страны вырастет на 23 млрд долл., из коих 7 млрд долл. придутся на средства, привлеченные для обслуживания долга, а оставшиеся 16 млрд – на процентные платежи по сделанным ранее долгам. Наличие подобного ограничителя объясняет резкое усиление дипломатического давления Запада на российские власти, наблюдающееся в связи с возникновением проблемы выбора пути развития отечественной экономики в обозримом будущем.

Массированное давление внешнего фактора на правительство и отсутствие сколько-нибудь развитых альтернатив марионеточной политике подчинения указаниям из “вашингтонского обкома” привело к значительной вестернизации риторики российского правительства.

Явно по стопам своих предшественников Кабинет Е. Примакова идет и в бюджетном процессе. Большинство аналитиков оценивают проект бюджета-99 как исключительно политический документ, рассчитанный на «продажу» МВФ в расчете на получение очередных кредитов. Так, глава бюджетного комитета Госдумы А. Жуков считает, что, несмотря на всю свою внешнюю жесткость, проект бюджета построен на предельно оптимистических допущениях по основным параметрам, таким, как курс рубля и инфляция, оценка экономической эффективности, размеры погашения внешних долгов, объем планируемого сбора налогов, учет кредитов МВФ и т.д. Фактически правительство получит бюджет, который можно назвать лишь декларацией о намерениях и который будет исполняться исключительно в зависимости от бушующей вокруг Кабинета лоббистской стихии. Реальное же развитие российской экономики в следующем году остается принципиально непредсказуемым.

Во-первых, непосредственно в процессе подготовки проекта федерального бюджета-99 были увеличены ассигнования на оборонные нужды с 2,6 до 3,1% ВВП.

Во-вторых, в одобренную правительством версию проекта бюджета на 1999 г. очевидным образом встроены лоббистские мотивы. Так, чтобы удовлетворить левых, проектом предусматривается индексация зарплаты и социальная поддержка наиболее уязвимых слоев общества. Промышленное лобби получило отдельную статью о бюджете развития. Аграриям обещано увеличение расходов на сельское хозяйство. Правые проголосуют за первичный профицит и т.д.

Главная опасность, которая подстерегает правительство в том случае, если оно не сумеет удержать бюджетных позиций и уступит лоббистским требованиям, состоит в том, что у президента в этом случае окажутся развязанными руки для радикального вмешательства в деятельность Кабинета и его замены очередным правым Кабинетом. Если же правительство попытается выполнить бюджет, то оно столкнется с резким обострением социально-экономической ситуации, что вновь развяжет руки президенту.

В целом, несмотря на отдельные удачные ходы правительства и его главы, за минувшую неделю положение Кабинета заметно ухудшилось.

ПАРТИИ И ДВИЖЕНИЯ

В ситуации усиления политической активности президента действия группировки А. Чубайса – Е. Гайдара по созданию некоего нового правоцентристского объединения могут рассматриваться как попытка подвести под новую ситуацию, складывающуюся вокруг Б. Ельцина, определенные политические основания. В то же время создаваемое правоцентристское объединение не является достаточно устойчивым, и в первую очередь потому, что в действительности представители первой либеральной волны А. Чубайс, Е. Гайдар, отчасти Б. Немцов и др. не воспринимаются как серьезные величины, обладающие реальным политическим потенциалом. С. Кириенко, имеющий наилучшие политические шансы и продолжающий пользоваться симпатиями некоторой части избирателей, вероятно, вошел в это объединение под достаточно сильным нажимом со стороны других участников.

Вместе с тем на минувшей неделе прекратила свое действие тенденция к смягчению отношений между группировкой Б. Березовского и правыми радикалами.

Этот разлад объясняется прежде всего резким ухудшением после событий 7 декабря позиций Б. Березовского.

К худшему продолжали меняться обстоятельства и для “Нашего дома – России”. На минувшей неделе, после того как выяснилось, что Ю. Лужков отказался сотрудничать с руководством фракции НДР, это объединение предприняло, вероятно, последнюю попытку приспособления к текущей ситуации с целью обеспечить свое выживание. А. Шохин попытался переориентировать партию в духе недавнего пожелания некоторых губернаторов видеть в парламенте сильную фракцию регионов. Однако, видимо, эта переориентация явно запоздала.

Резкое ухудшение социально-экономической обстановки, начавшееся падение доверия к правительству Е. Примакова, попытки политически агонизирующих правых создать движение экс-министров, а также перманентная антикоммунистическая кампания в СМИ, особенно обострившаяся в ноябре – декабре, видимо, сыграли на рост численности электората «Яблока».

На прошедшей неделе серьезными успехами ознаменовались действия команды Ю. Лужкова, которая уже создала более 70 региональных отделений “Отечества”, что свидетельствует о популярности Лужкова у большинства российских региональных элит. В ходе своего визита в Германию Ю. Лужков дистанцировался как от КПРФ, так и от президентской Администрации.

Компартия на прошедшей неделе вступила в процесс политических баталий на бюджетном поле. Ее требования к правительству заключаются в усилении государственного контроля над СМИ и отставке представителей младореформаторов, прежде всего А. Чубайса, в государственных структурах.

Итак, динамика партийной жизни отразила общее обострение политической ситуации в стране, ускорившее процесс разложения старой “партии власти” (НДР) и формирования новой, отражающей настроения постреформенной генерации российских политиков, которые далеко не во всем согласны с отцами-основателями российской демократии и испытывают стремление придать российскому капитализму “человеческое лицо”, добавить в его механизмы социальную составляющую.

Департамент политического

мониторинга Фонда “Реформа”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

НА ЮГО-ВОСТОКЕ СОЛДАТЫ ТАНЦУЮТ И ПОЮТ
КУПЛЯ-ПРОДАЖА В СЕТИ ИНТЕРНЕТ
МЫ НЕ РАБЫ. РАБЫ – НЕ МЫ?
Месяцеслов
А ХВАТИТ ЛИ НА ВСЕХ СЛАДКИХ ПРЯНИКОВ?
Они верили в Россию за 50 процентов годовых
Дорогие читатели!
МЕСЯЦ КОРОТКИХ ДНЕЙ
НА ЭТУ ЗИМУ ХЛЕБА ХВАТИТ
СНЕГОПАД – СНЕГОПАД, НЕ МЕТИ МНЕ НА КОСЫ
НЕОБРАЗОВАННОЙ МАССОЙ УПРАВЛЯТЬ ЛЕГЧЕ
НОВЫЕ СТОРОННИКИ СНПР
В ТРУДЕ ОБРЕТАЕМ МЫ ПРАВО СВОЕ
ВМЕСТО ДЕДА – САНТА-КЛАУС, ЗА СНЕГУРКУ – МИККИ МАУС
ИДЕАЛЕН, КАК ЧУБАЙС, ЖЕНСТВЕНЕН, КАК КИРИЕНКО
Насколько жесткие методы налоговых служб способствуют пополнению доходов бюджета?
ПЕРЕЛИВАНИЕ СНОВ
ИСПЫТАНИЕ ВЫБОРАМИ
ДАРЫ ОКЕАНА
ЗАЯВЛЕНИЕ
ТАКОВО НАШЕ РЕШЕНИЕ
АКЦИИ ПРОТЕСТА В РЕГИОНАХ РОССИИ


««« »»»