ТРУДНОСТИ НЕ СТРАШНЫ, ЕСЛИ ОНИ ВО ИМЯ…

Когда президент Ельцин на глазах у изумленных граждан приказал срочно переименовать антикризисную программу правительства Кириенко в стабилизационную, даже специалисты в недоумении пожимали плечами: что именно необходимо стабилизировать? Неужели полный паралич экономики? Казалось, мы достигли “дна” и дальнейшее “погружение в трясину” уже невозможно. В памяти оживало нечто из черного юмора:

Если вы потонете

И ко дну прилипнете,

Полежите года два,

А потом привыкнете.

Но привыкнуть не удалось. Наступило 17 августа…

ОБВАЛ, ЕЩЕ ОБВАЛ…

И вслед за ним, как это ни парадоксально, воцарилось затишье. Не сбылись пророчества о неизбежности “горячей осени”, с которыми выступали не только лидеры оппозиции, но и, например, Борис Немцов. Не оправдался и пессимистический сценарий, которым стращал народ Анатолий Чубайс: разгон Думы и бессрочная забастовка 7 октября. Правда, предприятия все равно стоят. Но не забастовка тому причиной.

Всероссийская акция протеста, вопреки ожиданиям самих властей, прошла, на удивление, спокойно: ни перевернутых машин, ни разграбленных магазинов, как в Индонезии, ни вооруженных столкновений обманутых вкладчиков с полицией, как в Албании, ни даже студенческого бунта, как в благополучном Париже в 1968 г. Одни утверждают, что народ утратил присущую ему энергию, “пассионарность”. Другие усматривают в этом проявление некоей мудрости: нам столько раз кричали “пожар”, и что же – каждый раз бегать?

Повышенная активность наблюдается главным образом среди политической элиты. Чуть ли не ежедневно создаются новые партии и движения и объявляются очередные претенденты на пост президента. Впрочем, и здесь не отмечается особого накала страстей по сравнению хотя бы с ситуацией годичной давности, когда от “сшибок” между президентом, Думой и правительством буквально летели искры. “Года минули, страсти улеглись”, так, во всяком случае, может показаться стороннему наблюдателю.

Некоторым кажется, что и в экономике ничего страшного не происходит. Курс рубля по отношению к доллару относительно стабилизировался и даже время от времени обнаруживает тенденцию к росту. Банки, фактически приостановив платежи, воздерживаются от объявления себя банкротами. Более того, почти ежедневно с высоких трибун нас заверяют, что правительство ищет пути выхода из банковского кризиса и вот-вот найдет; в кадрах теленовостей вновь и вновь возникают до боли знакомые лица банковских олигархов. Цены растут, но главным образом на импортные товары, которые и прежде были недоступны подавляющему большинству российских граждан. В целом экономика напоминает человека, который тренирует дыхание: зажал нос и сидит под водой. Сколько так можно просидеть? Минуту-две? Пять? Но не всю жизнь!

На самом деле тишина в обществе – зловещая, обманчивая, предгрозовая. Никогда еще экономика не находилась в столь драматичном положении. Если раньше процесс проедания запаса социалистической прочности, разрушения всех экономических и социальных структур шел достаточно плавно, ускоряясь лишь под воздействием политических катаклизмов, то теперь он приобрел характер УКОРАЧИВАЮЩИХСЯ ЦИКЛОВ: ОБВАЛ -”СТАБИЛИЗАЦИЯ” – НОВЫЙ, БОЛЕЕ ГЛУБОКИЙ ОБВАЛ. Когда правительство распродавало важнейшие системы жизнеобеспечения, такие, как “Связьинвест”, оно напоминало человека, который продает свою почку, чтобы не умереть с голоду. Нынешние предложения о продаже банковской системы западным финансовым институтам похожи на намерение продать … сердце. Статус ядерной державы и продажа банковской системы – “две вещи несовместные”.

ЦЕНТР ТЯЖЕСТИ – ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА

Сегодня вновь образовалась временная “стабилизационная площадка”. В значительной степени это связано с приходом нового правительства, на которое народ и большинство политических сил возлагают определенные надежды. На время прекратились извечные дрязги на тему, кто главнее – президент, Дума, Совет Федерации или правительство. Центр тяжести власти сместился в Государственную Думу, где большинство депутатов едины во мнении: президент должен добровольно сложить с себя свои полномочия. Совсем недавно с этим требованием выступила и значительная часть Совета Федерации. Отдавая должное мужеству этих людей, следует все же признать: губернаторы – люди подневольные, они зависят и от президента и его Администрации, и от правительства. Главным инициатором досрочной отставки президента – основного препятствия на пути смены тупикового экономического курса – выступает именно Государственная Дума.

Отставка президента, если она состоится, ни в коем случае не должна привести к “размыванию” власти. Она и так “размыта”. В России редко реализуется принцип коллективной ответственности, куда чаще – коллективной безответственности. России еще очень далеко до стабильной экономической и политической системы, когда личные качества человека, стоящего у власти, не оказывают решающего влияния на положение дел в стране. России сегодня как никогда нужен сильный президент – лидер, в котором воплощена государственная власть. Лидер, который будет реально управлять, а не царствовать, сидя на троне. Лидер, у которого есть сверхзадача – возрождение великой державы.

Сегодня в деятельности правительства появились некоторые обнадеживающие моменты. Во-первых, оно признало факт тяжелейшего кризиса. До этого власти упорно доказывали нам, что вот-вот на нас прольется золотой дождь инвестиций и начнется бурный экономический рост. Во-вторых, впервые за много лет общество получило сразу несколько антикризисных программ. До этого нам упорно доказывали, что “программе финансовой стабилизации” нет альтернативы и иного, как говорится, не дано.

ПОЛУМЕРЫ – ДОРОГА В АД

Известно, что благими намерениями вымощена дорога в ад. Но в том же направлении ведет проводимая сегодня политика ПОЛУМЕР. Власть хочет, чтобы и волки были сыты, и овцы целы. Но так не бывает!

Сегодня много говорят о спасении банков. Все мы так или иначе связаны с ними. Через банки мы получаем зарплату, через банки осуществляются платежи предприятий, на межбанковских электронных торгах устанавливается курс рубля по отношению к доллару.

Меры по оздоровлению банковской системы, предлагаемые правительством, на первый взгляд очень жесткие. Часть банков предлагается национализировать, часть – реструктурировать, каким-то государство собирается оказать помощь. Но все это – слова. Для осуществления предлагаемой программы нет ни сил, ни политической воли, ни ресурсов, ни специалистов. Правительство, спасающее коммерческие банки, напоминает мальчика, который таскает дохлую крысу на веревке. Как живая…

Лично мне совершенно очевидно, что после 17 августа банковская система в своем прежнем виде существовать уже не сможет. Банки, длительное время развивавшиеся опережающими темпами по отношению к реальному сектору, закономерно превратились в “черные дыры”, в которых исчезают как бюджетные деньги, так и средства рядовых граждан. После 17 августа дальнейшее существование большинства из них стало бессмысленным: поставленная “задача” была выполнена, средства ушли за рубеж. А здесь остались лишь роскошные здания да красивые вывески. За время, оставшееся до признания этих банков банкротами, их владельцы будут уводить еще оставшиеся в них деньги за рубеж.

Внешне, разумеется, все будет выглядеть пристойно. Деньги в балансе будут “нарисованы” в виде векселей, которым грош цена в базарный день, выданных кредитов, которые никогда не вернут, и имущества, которое ничего не стоит. Но фактически они уже давно у владельцев банков за рубежом.

И никто не задает простой вопрос: почему бы правительству не попробовать – хотя бы в качестве эксперимента – перейти к системе Государственного банка? Уж не потому ли, что слишком влиятельные силы не заинтересованы в этом?

Вторая полумера – установление так называемой монополии на алкоголь. Известно, что в советские времена около 40% поступлений в бюджет было связано с производством, импортом и продажей на внутреннем рынке алкогольной продукции. Развязав бестолковую кампанию “по борьбе с пьянством и алкоголизмом”, Горбачев нанес сильнейший удар по экономике страны, что не в последнюю очередь породило цепную реакцию развала. Но еще более нелепой и экономически пагубной оказалась передача этого чрезвычайно прибыльного сектора на откуп частным лицам. Если мы хотим установления РЕАЛЬНОЙ монополии, то необходимо выполнить три условия:

первое – вся ликеро-водочная продукция должна изготавливаться на государственных предприятиях;

второе – импорт ликеро-водочной продукции должен осуществляться государственными предприятиями;

третье – продажа ликеро-водочной продукции должна осуществляться через казенные, т.е. государственные, магазины.

В противном случае 80% доходов от алкогольного бизнеса будет поступать в карманы дельцов теневого сектора.

Еще одна сфера, где полумерами не обойтись, – экспорт сырья и ресурсов. Уже сегодня ясно, что в ближайшем будущем для обеспечения физического выживания граждан России, безусловно, придется перейти к государственной монополии на экспорт стратегических сырьевых ресурсов, таких, как газ, нефть, цветные металлы. Необходимым условием выживания станет также импорт через государственные внешнеторговые организации основных продуктов питания, таких, как зерно, масло, мясо и др. Эти меры ни в коем случае не исключают рыночных отношений, более того, они позволяют значительно повысить эффективность экспорта и импорта, а главное – реально победить коррупцию в этих сферах.

И пусть верещат господа либералы – гайдары и чубайсы – о том, что Шаккум покушается на “рыночные завоевания”! Я за рынок двумя руками, может быть, в большей степени, чем они. Но именно они своей политикой обусловили неизбежность жестких мер. Ибо единственная альтернатива этим мерам – голодная и холодная смерть. Все это произошло потому, что главным действующим лицом “рынка по Гайдару” был финансовый спекулянт. А главное действующее лицо “рынка по Шаккуму” – это товаропроизводитель, пользующийся всемерной поддержкой государства.

ДЕМОКРАТИЯ – ЭТО ПРАВО УБИРАТЬ УЧАСТОК ПЕРЕД СВОИМ ДОМОМ

Почему нужны радикальные меры? За годы “реформ” мы потеряли треть национального богатства. Примерно столько же мы потеряли за четыре года войны. Валовой внутренний продукт упал более чем в три раза. Из страны утекло около 1 трлн долл. – эта цифра более чем в 10 раз превышает годовой бюджет страны. Практически все основные фонды российских предприятий предельно изношены и требуют одномоментной замены. В противном случае неизбежен вал техногенных аварий и катастроф. В международных делах мы подошли к роковой черте, за которой с нами будут разговаривать, как с “банановой республикой”, держа нас под прицелом американских “томагавков”.

Власть должна осознать: только мобилизацией всех имеющихся ресурсов мы можем повернуть ситуацию вспять.

Но вспять не означает к коммунистическому прошлому. Восстановить прежнюю командно-административную модель мы не стремимся, да и не сможем. Ее восстановление было бы равносильно проведению повторной индустриализации, для которой в стране нет средств. Конечно, программа возрождения экономики неизбежно будет сопровождаться ограничением той вседозволенности, которая сегодня выдается у нас за демократию. Вот что сказал один немецкий бизнесмен, с которым я недавно беседовал: “У вас понимают демократию как вседозволенность. А для нас это право убирать участок перед своим домом, иначе тебя оштрафует полицейский”. Странное на первый взгляд определение. Но та демократия, которая существует сегодня на Западе, основана на жестком господстве закона. И вы можете чувствовать себя свободным лишь до тех пор, пока вы свято чтите его. Но попробуйте хоть что-то нарушить. Полгода тюрьмы за управление автомобилем в нетрезвом состоянии – такого у нас не было и в самые жестокие годы “тоталитарной диктатуры”. А для многих демократических стран – нормальное явление. Равно как и долгие годы заключения за такие безобидные по нашим меркам деяния, как сокрытие прибылей, неуплата налогов, ложь под присягой.

Конечно, повседневное соблюдение закона – тяжелый труд. Но любые тяготы не страшны нашему народу, если эти тяготы ВО ИМЯ…

Во имя возрождения страны.

Во имя того, чтобы завтра жить лучше, чем сегодня.

Во имя того, чтобы гордиться своей Родиной.

Во имя будущего наших детей.

Наш народ никогда не боялся трудиться. Он боится другого – слабого государства, безработицы, неопределенности.

Мы умная, образованная, цивилизованная нация. Мы не испытываем проблем, связанных с интеграцией в мировое сообщество. Да не покажется странным, но с этим у нас проблем даже меньше, чем, например, у японцев, которым мешают их письменность, языковой барьер, ксенофобия, а также выбранная ими МОДЕЛЬ РАЗВИТИЯ, основанная на “подсматривании” и копировании чужих технических достижений.

Россия обладает таким научным и технологическим потенциалом, что может обогнать западный мир, не догоняя его, т.е. осуществив прорыв в самых новых, передовых достижениях научной и технической мысли. В основу нашего развития может быть положена только ИННОВАЦИОННАЯ модель. Эта модель базируется на производстве новых знаний и новых, уникальных, не имеющих аналогов в мире товаров.

Но прежде всего новая власть должна понять главное: достижение формальных экономических показателей, связанных с уровнем инфляции, соотношением ВВП и бюджета, равно как и выпуск золотого или платинового червонца, нам не помогут. Целесообразность подобных мер может рассматриваться только при изначально здоровой экономике, например в экономике США, где объем ВВП составляет 8 трлн долл., а бюджет – 2 трлн долл. А если у России объем ВВП – 300 млрд долл., а реальный бюджет – чуть больше 40 млрд долл., то описать такую систему на основе законов экономики невозможно. Для ее описания применимы только такие специальные разделы математики, как анализ бесконечно малых или теория случайных чисел. Для нормальной экономики эти цифры смехотворно малы.

Прежде всего страна должна начать производить товары. Это одновременно сложно и просто. Товары не начнут производиться сами оттого, что их просто разрешат производить. В США, Англии, Испании они производятся, а у нас нет. Хоть ты тресни. Частного товаропроизводителя нужно взращивать. Равно как и саму рыночную экономику. Да и нигде в мире рынок не взрастал сам собой. Это иллюзия и один из мифов, насаждавшихся радикал-реформаторами. Везде и всюду он складывался на основе государства и лишь благодаря его защите, регуляции, поддержке.

Уже сейчас правительство могло бы приступить к осуществлению широкой программы создания малых предприятий на основе разработок, выполненных и осуществленных на практике Фондом “Реформа”. Такие программы уже были успешно осуществлены в Дагестане, Ивановской области, а также в Зеленограде при активной поддержке правительства Москвы. Такие программы помимо их чисто экономического эффекта могли бы сделать главное – дать человеку возможность ЧЕСТНО ТРУДИТЬСЯ. Для россиян это такая же первейшая жизненная потребность, как хлеб, вода и воздух.

Мартин ШАККУМ

президент Фонда “Реформа”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

А КАК У НИХ?
НАРОД ПОКА ЕЩЕ ТРЕБУЕТ ЗРЕЛИЩ
Любят люди Люблино
НАРОДНЫЕ ПРИМЕТЫ
ЛУЖКОВ: ШАНС ДЛЯ РОССИИ И ДЛЯ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ
ВСТАНУ РАНО ПОУТРУ…
ЩУЧЬИ СТОЯНКИ
Почему арест отставного чилийского диктатора А. Пиночета стал международной сенсацией?
ЛЮДЯМ ВО БЛАГО НАПРАВИТЬ РЕФОРМЫ
УЛАВЛИВАЯ БИЕНИЕ СОЦИАЛЬНОГО ПУЛЬСА
НИЧЕГО СЕБЕ ПЕЛЬМЕНЬ!
КАНДИДАТ ЮГО-ВОСТОКА МОСКВЫ
АКЦИИ ПРОТЕСТА В РЕГИОНАХ РОССИИ
ЧТО В СТОЛИЦЕ ХОРОШО И ЧТО В СТОЛИЦЕ ПЛОХО
ВСЕ РАБОТЫ ХОРОШИ
ЭЛИТЫ БУДУТ БИТЬСЯ ЗА КОНСЕНСУС ДО ПОСЛЕДНЕГО РУБЛЯ В НАШЕМ КАРМАНЕ
ЦЕЛИТЕЛЬНОЕ ЯБЛОЧКО
Я БЫ В ДВОРНИКИ ПОШЛА, ДА МЕСТИ НЕ УМЕЮ
Календарь садовода и огородника
ЧТОБЫ МОЛЧАЛИ ПУШКИ, ДОЛЖНЫ ГОВОРИТЬ ДИПЛОМАТЫ
“Я НИКОМУ БЫ НЕ ПОСОВЕТОВАЛ УСТАНАВЛИВАТЬ ДИКТАТУРУ”
НЕКРАСОВА И ПУШКИНА С БАЗАРА НЕ НЕСУТ
КАК БЫ РЕФОРМЫ
КТО ИЩЕТ – ТОТ ВСЕГДА НАЙДЕТ
ЕСЛИ ВЫ, НАХМУРЯСЬ, ВЫЙДЕТЕ ИЗ ДОМУ…
В ЯБЛОЧКО


««« »»»