ЧУТЬ ПОМЕДЛЕННЕЕ, КОНИ!

ЧТОБ В БЕЗДНУ, РУХНУВ, НЕ СВАЛИТЬСЯ,

ПОРА БЫ ПОМЕНЯТЬ ВОЗНИЦУ

КОЛОС НА ГЛИНЯНЫХ НОГАХ

Действующий президент и его окружение в результате протестных выступлений 7 октября оказались в наибольшем проигрыше. Акция показала, что хотя недовольство общества действиями главы государства еще не дошло до критической точки, однако оно продолжает нарастать: расширился круг недовольных, снизился возраст участников акций протеста, радикализировались их настроения, ослабла лояльность силовой опоры президента.

Неудачей для Кремля обернулось одобрение Администрацией Б. Ельцина идеи ряда губернаторов, предложивших под предлогом необходимости сдержать возможные эксцессы, самим возглавить протестные акции в регионах. Большинство принявших прямое или косвенное участие в массовых акциях 7 октября глав администраций воспользовались этой возможностью для того, чтобы перевести стрелки недовольства населения с себя на Кремль. Степень доверия между руководством регионов и главой государства заметно ослабла, что и выразилось в появлении слухов о том, что на ближайшей сессии Совета Федерации ряд губернаторов намерены выступить с обращением к президенту, призвав его к добровольной отставке.

Акция продемонстрировала, таким образом, дальнейшее сужение социальной базы власти президента Б. Ельцина, который может ныне рассчитывать лишь на условную поддержку элиты, определяемую рядом конъюнктурных обстоятельств. В частности, в элитных кругах с настороженностью и недоумением была воспринята некоторая активизация к концу минувшей недели Администрации президента и самого Б. Ельцина. Эта тенденция проявилась в ряде попыток вернуть Кремлю определяющее влияние на процесс форматирования российского политического поля. Среди действий президента наиболее значительными явились его встреча с силовиками во время церемонии представления высших военнослужащих в Кремле и начавшаяся 11 октября поездка в республики Средней Азии. Обе эти акции были, очевидно, призваны продемонстрировать хорошее состояние президента и развеять “миф” о его недееспособности. К тому же встреча Б. Ельцина с высшими военными чинами дала ему возможность в косвенной форме отреагировать на проявление недовольства населения 7 октября. На этой встрече президент дал понять, что он не собирается до 2000 г. покидать свой пост, причем, пока он находится у власти, силовые структуры будут подчинены ему и только ему.

Обе попытки, предпринятые Б. Ельциным для демонстрации своей политической дееспособности, породили, однако, еще больше сомнений и вопросов.

Начавшаяся в конце недели поездка президента в Узбекистан и Казахстан, судя по всему, оказалась скомканной в силу внезапной его простуды и вновь привлекла внимание не столько к политическому содержанию визита, сколько к проблеме здоровья президента. Немало вопросов вызвала и встреча президента с новыми назначенцами и “повышенцами” в силовых структурах, в очередной раз продемонстрировавшая дальнейшее сужение опоры президента. В этой церемонии в наибольшей мере были представлены сотрудники “охранных структур” – МВД, ФПС, ФСО и ФСБ, на которые президент, очевидно, возлагает ныне основные надежды как на решающий инструмент удержания власти.

В кругах российской политической элиты не без опасения воспринимается интенсивное “проталкивание” Администрацией президента бывшего премьера С. Кириенко на пост главы Сбербанка. С интригами околопрезидентских кругов связывают и активность, проявляемую в последнее время близким к Б. Березовскому и к руководству Администрации бывшим куратором экономической политики Кремля А. Лившицем. Усилилась активность Кремля и на поле законодательных инициатив. Так, стало известно, что закончена работа над президентским проектом закона о конституционном собрании. В отличие от думского проекта президентский предусматривает прямые выборы депутатов конституционного собрания населением, что, вероятно, рассчитано на то, чтобы сделать из этого органа противовес российскому парламенту. Кроме того, Политический консультативный совет при президенте поддержал идею Центризбиркома о повышении процента явки на думские выборы до 50% и проведении их в два тура, что, по мнению экспертов, преследует цель заблокировать путь в Думу силам, представляющим относительное большинство избирателей, путем объединения “политических меньшинств” во втором туре. Кроме того, подобная избирательная технология может привести к ситуации, в которой Дума окажется на длительный срок недоукомплектованной, а следовательно, и недееспособной. Несомненно, что в наиболее выгодной ситуации при этом окажутся президентские и правительственные структуры.

Давление на президента со стороны элиты, опасающейся неконтролируемости Б. Ельцина, неизбежно будет нарастать. В то же время вектор и сила этого давления во многом определяться обстоятельствами, зависящими от состояния социальной и политической консолидированности элиты. Если политический истеблишмент, чиновные и финансовые олигархи окажутся не в состоянии выдвинуть нового лидера, способного сформировать широкий внутриэлитный консенсус и перехватить власть, то элита, скорее всего, попытается использовать обходной маневр – ослабить давление оппозиции на власть. По-видимому, на реальную возможность подобного варианта указывают некоторые действия главы Кабинета и ряда статусных политиков, предпринятые после акции 7 октября. Так, Е. Примаков в конце недели категорически высказался против отставки ныне действующего президента. При этом он обосновал свои возражения тем, что в результате безвременного ухода Ельцина в политическое небытие может возникнуть хаос, сопровождающийся потрясениями, с которыми страна окажется не в состоянии справиться.

“ИДУ Я ПО КАНАТУ”

Для нового российского правительства высокая, но без эксцессов напряженность протестной акции 7 октября, направленная к тому же не против Кабинета и его главы, а против президента, стала оптимальной. С одной стороны, правительство получило необходимые аргументы для противодействия натиску радикальных реформаторов, стремящихся к реваншу. С другой стороны, оно получило большую возможность дистанцироваться и от оппозиции. Подобная самостоятельность является весьма удобной для правительства с точки зрения стоящих перед ним задач, которые требуют для выхода из кризиса совмещения элементов мобилизационной модели экономики с поддержанием либерального фасада для сохранения преемственности в отношениях с Западом. Эти два полюса политического курса российского правительства весьма рельефно проявлялись на минувшей неделе. Реальная экономическая политика Кабинета приобрела уже отчетливые очертания. Так, было объявлено о решении создать стабилизационный продовольственный фонд. Эта мера, очевидно, рассчитана на возможность формирования в стране форс-мажорной продовольственной ситуации. В таком случае государство будет вынуждено взять на себя важнейшие перераспределительные функции и создать механизм централизованного управления потоками продовольственных товаров, поскольку рыночные рычаги снабжения в условиях острого дефицита продуктов могут оказаться крайне неэффективными и опасными. Кроме того, Кабинет реструктурировал на пятилетний срок долги аграрно-промышленного комплекса, вернувшись, фактически, практике списания долгов сельскому хозяйству. Своевременность этой меры вполне понятна в контексте конфликтов, которые возникли между рядом аграрных регионов и банками-кредиторами, попытавшимися в кризисной ситуации добиться от региональных администраций выплаты задолженности за предшествующие годы. Практика банковских взаимозачетов начала выходить в сферу реальной экономики: на минувшей неделе было принято решение о проведении взаимозачетов в промышленности и в сельском хозяйстве. Это решение закладывает основание для коренного изменения взаимоотношений в первичном секторе: если прежде ТЭК и ВПК не могли прийти к компромиссу во взаимоотношениях друг с другом, так как роль третейского судьи выполнял спекулятивно-финансовый капитал, не заинтересованный в долгосрочной экономической стратегии, то ныне, государство вновь получает возможность взять на себя установление основных народно-хозяйственных пропорций. Не случайно в этих условиях Ю. Маслюков получил неожиданную поддержку не только со стороны лоббистов из “родного” ему ВПК, но и со стороны нефтяных компаний, которые на минувшей неделе выступили с ультимативным требованием продолжения эмиссионной политики в конкурентоспособных отраслях промышленности.

Ростом регулирующей роли государства в системе экономических отношений объясняется и ряд стилистических и структурных изменений, характерных для нового российского Кабинета. Его деятельность стала значительно более закрытой и непрозрачной для прессы. Последнее плановое заседание Кабинета министров прошло лишь в составе президиума. Пресса не только была лишена возможности присутствовать хотя бы на вступительном слове премьера, но не был проведен и обычный брифинг. Некоторые эксперты усматривают в этом стремление премьер-министра восстановить некую “сакральность” власти, соответствующую намерению Е. Примакова придать правительству роль самостоятельного игрока на экономической и политической сцене. Реанимация “сакральности” отражает естественные тенденции развития стиля управления, связанные с изменением роли государства в условиях краха рыночных преобразований и усиления планово-мобилизационного начала экономики. Для этого стиля также характерно то внимание, которое новое руководство правительства придает работе с так называемыми обращениями граждан (в правительстве воссоздано особое подразделение для работы с этими обращениями). Персональный аспект таких изменений нашел свое выражение в резком усилении позиций внутри Кабинета первого вице-премьера Ю. Маслюкова, который получил кураторство над широким кругом финансово-экономических вопросов и стал координатором основных экономических преобразований, взаимодействия с международными финансовыми организациями, получил руководство комиссией по оперативным вопросам и почетное право исполнения обязанностей председателя правительства в случае временного отсутствия Е. Примакова, Кабинет министров, реагируя на протестные акции 7 октября, сделал ряд широких жестов в области социальной и экономической политики. Во-первых, новый глава ГНС Г. Боос, явно идя на уступки профсоюзам, отказался от идеи введения единой ставки подоходного налога. Во-вторых, правительство начало договариваться с естественными монополиями о новых условиях их налогообложения, идя навстречу пожеланиям естественных монополистов и связанных с ними отраслей народного хозяйства о восстановлении порядка уплаты налогов по образцу упраздненного реформаторами института так называемых бюджетных освобождений. К подобному выводу можно прийти, рассматривая итоги договоренности Г. Бооса с главой Газпрома Р. Вяхиревым, согласно которым эта корпорация обязуется выплачивать “живыми” деньгами налоги лишь в той мере, в которой она сама их получит от своих потребителей, а остальную часть – путем натуральных поставок имеющихся в ее распоряжении материальных ресурсов, включая газ и др. В-третьих, правительство заявило о намерении расплатиться с бюджетниками по долгам и текущим зарплатам. Лишь в октябре федеральное казначейство направит на эти цели 10 млрд руб.

Впервые после начала кризиса стало постепенно восстанавливаться доверие к Кабинету не только со стороны крупнейших лобби ТЭК и ВПК, но и со стороны банковского сообщества. Пока это “доверие” носит во многом вынужденный характер, поскольку ЦБ РФ объявил о предстоящей реорганизации российской банковской системы, которая пойдет по пути концентрации банковского капитала под эгидой Центробанка. К числу успехов ЦБ и нового российского правительства следует отнести замедление темпов инфляции, сравнительно устойчивый курс доллара и рост золотовалютных резервов, которые в течение последних двух недель увеличились почти на 1 млрд долл. Это удалось сделать в результате одновременного использования административных ограничений, наложенных на процесс торговли валютой на ММВБ, и усиленной скупки ЦБ РФ валютной выручки экспортеров. Начали восстанавливаться объемы почтовых и экспресс-перевозок, наблюдается некоторое оживление на рынке рекламы, наиболее сильно пострадавшем от последствий финансового краха. К числу безусловных успехов правительства можно отнести отзыв международными инвестиционными банками Lehman Brothers и Indosuez судебных исков к российскому правительству относительно выплаты долгов по облигациям внутреннего валютного займа.

БЕЗ СРЕДСТВ К СУЩЕСТВОВАНИЮ

Перед правительством РФ стоят и остающиеся нерешаемыми проблемы долгосрочного, стратегического плана. Правительство, будучи не в состоянии получить транш очередного кредита МВФ, оказалось перед угрозой международной финансовой изоляции России. Эта изоляция продлится, вероятно, как минимум, до конца текущего года, что можно заключить уже из того факта, что недавно появившийся в печати проект чрезвычайного бюджета на IV квартал 1998 г. рассчитывается исходя из того, что в течение IV квартала рубль будет постепенно девальвирован, дойдя до 23 руб. за доллар. Правительство намерено к тому же предпринять ряд необычных шагов, таких, как выпуск золотого рубля, для мобилизации долларовых ресурсов населения. Предполагается, что свободная продажа валюты гражданам РФ будет постепенно ограничиваться, что должно привести к существенному сокращению валютных накоплений граждан. Судя по очередному резкому падению цен на золото на мировом рынке, Россия продолжает распродажу своих золотых запасов, не афишируя этого.

Чрезвычайная ситуация складывается на продовольственном рынке. Продолжается и интенсивный вывод из страны активов крупнейших банков: статистика свидетельствует о сокращении российскими банками ввоза валюты и об увеличении ее вывоза. Несмотря на проведенную Центробанком “расшивку” взаимных неплатежей и возобновление банковских операций, физические лица по-прежнему не в состоянии получить свои банковские сбережения. В особой опасности оказались валютные вклады населения в банки, практически нет надежды на то, что они будут возвращены своим владельцам.

Принятые правительством социально ориентированные обязательства по выплате задолженностей бюджетникам, пенсионерам, студентам и т.д., судя по всему, обеспечиваются чисто эмиссионно. Значительный разрыв между курсами продажи и покупки долларов в обменных пунктах свидетельствует о нарастании инфляционных ожиданий банкиров ввиду приближения поступления на рынок так называемых шахтерских денег, за которыми последуют новые выбросы недавно эмитированных “социальных” рублей.

Не удалось восстановить докризисную ситуацию с налогами, упавшими в 2,5 раза за время кризиса. Продолжается падение объема импорта (по данным таможни, за прошедшее с этого заявления время импорт упал уже в десять раз по сравнению с докризисным уровнем).

Среди других признаков складывающейся в экономике чрезвычайной ситуации можно назвать сообщение Минтопэнерго о предстоящем снижении внутреннего энергопотребления в стране. Ряд федеральных министерств испытывает серьезные трудности от недофинансирования, в связи с чем они отключаются от коммунальных услуг. По мнению осведомленных экономистов, Россия не сумеет справиться с проблемой выплаты по внешним займам ни в текущем году (ей осталось выплатить по этим займам свыше 3 млрд долл.), ни в следующем, что еще в большей степени усилит финансовую изоляцию страны и многократно увеличит трудности получения гуманитарной помощи из-за рубежа. Не случайно появились признаки резкой активизации правительства на направлении использования российской собственности за рубежом. Возможно, что речь пойдет о ее быстрейшей распродаже, чтобы избежать конфискации за долги в случае объявления России “суверенного дефолта”.

На предстоящие месяцы в распоряжении правительства имеется ряд вариантов поведения в расчете на то, чтобы склонить Запад к толерантному отношению к российским проблемам и поворотам внутренней экономической политики, которая вряд ли сможет выдержать строгие критерии западного понимания рынка и рыночных отношений. Речь идет о попытках привлечь к сотрудничеству с правительством членов бывшей реформаторской команды, использовав их в качестве витрины. Не исключено, что новый глава Кабинета попытается разыграть для давления на США и союзников геополитическую карту, то есть склонить их к продолжению кредитования российской экономики, заплатив за это продолжением не очень активной политики на ближне- и дальневосточном направлениях. Вероятно, будут предприняты и определенные усилия по розыгрышу “китайской карты”, особенно в связи с предстоящим рабочим визитом в Москву председателя КНР Цзян Цземиня. Есть основания полагать, что именно это обстоятельство вызвало недавнее изменение тона высказываний госсекретаря США. Олбрайт призвала к терпимости в отношении возможных зигзагов во внутренней политике России, предстоящих в обозримом будущем, и выступила в поддержку активизации гуманитарной помощи России. Решающей вехой в развитии будущих отношений между Россией и Западом станет намеченная на 14 декабря встреча премьера Е. Примакова с руководством крупнейших западных компаний. По-видимому, эта встреча ознаменует перспективы этих взаимоотношений, а также основные очертания экономической политики российского правительства на предстоящий год.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ТОЛЬКО ВМЕСТЕ МЫ – СИЛА!
НАЛИМ-ОБЖОРА
7 ОКТЯБРЯ ГЛАЗАМИ УЧАСТНИКА
ВАША БЕЗОПАСНОСТЬ
ЗИМА НЕ ЗА ГОРАМИ
ХОТЕЛОСЬ ВЕРИТЬ. НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ
ЗАЯВЛЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО СОВЕТА
Я СЫН СТРАДАНЬЯ…
ЗАКЛИНАНИЯ И ФЛАГИ
“ПИТАТЕЛЬНЫЕ БАТАРЕЙКИ” ДЛЯ ТОНУСА
ДАГЕСТАН: ГОРЯЧАЯ ОСЕНЬ
УЛИЦА КАК АРЕНА ПОЛИТИКИ
ТЕРПЕЛИВЫЙ И СТОЙКИЙ НАРОД
ЮГОСЛАВСКИЙ ВАРИАНТ
ВСПОМНИМ О ПОЭТЕ
ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА – ОБЪЕДИНЯТЬ ГОСУДАРСТВЕННИЧЕСКИЕ СИЛЫ –
Косово: насколько близок к границам России югославский сценарий?
РОССИЙСКИЙ БИЗНЕС ЗАИНТЕРЕСОВАН В ПРОЦВЕТАНИИ СТРАНЫ
ПРОМЫШЛЕННОСТЬ ПОСЛЕ КРИЗИСА: ВЫЖИВАНИЕ ИЛИ РАЗВИТИЕ?
ШКОЛА, БОГАТАЯ ТРАДИЦИЯМИ
ДЛЯ ВАС, “ЗЯБЛИКИ”


««« »»»