ПО МАТЕРИАЛАМ ЗАРУБЕЖНОЙ ПРЕССЫ

The Economist, 26, September, 1998

Посмотрите на цифры или поговорите со средним гражданином современной России – жизнь покажется вам печальной и беспросветной.

С того момента, когда страна была вовлечена в водоворот финансового кризиса, выпуск продукции снизился почти в десять раз; цены поднялись на две трети; импорт сократился как минимум, на треть; и русские всерьез беспокоятся, хватит ли им пищи и топлива на зиму. Тем не менее новый премьер Евгений Примаков не торопится принимать каких-либо мер по стабилизации экономического положения. Не так давно, правда, он озвучил некоторые “элементы” своего плана действий, включающего обещание начать выплату задолженности по зарплатам и пенсиям с октября и компенсировать российским гражданам потери, связанные с ростом инфляции, с начала будущего года. Время идет, но русские пока так и не узнали, каковы же более конкретные планы действия их новых правителей.

И что они на самом деле могут сделать? Разнообразные идеи о методах выхода из сложившейся ситуации довольно туманны и порой противоречивы. Действующий министр финансов говорит, что налоги, собираемые с нефтяного сектора, надо увеличить и это спасет экономику; действующий руководитель нефтегазового ведомства говорит, что налоги должны быть снижены и как можно скорее. Новый порядок реструктуризации долгов иностранным держателям рублевых ценных бумаг поболтался в воздухе и вовсе исчез из виду. Г-н Примаков объявил об учреждении государственной монополии на производство и продажу алкогольных напитков; как это повлияет на один из самых доходных секторов постсоветской экономики, никто не удосуживается объяснить. По мнению г-на Примакова, реформирование сложных российских региональных структур не является таким уж срочным делом. А если послушать министра по региональным вопросам – оно должно начаться немедленно.

Единственный конкретный вывод, который можно сделать из создавшейся ситуации, – наиглавнейшим делом правительства в настоящий момент является выпуск 1 млрд руб. (70 млн долл.) новых денег, что и будет первым шагом на пути к разблокированию парализованной российской банковской системы. Идея, завуалированная во всем этом: разрешение, которое получат некоторые избранные банки на предоставление кредитов Центральным банком, – должна заработать после появления некоего документа. А что же российская коррумпированная банковская система? Это совсем другое дело. Банки, принадлежащие к этой системе, уже успешно отклонили настоятельные предложения об осуществлении надлежащего контроля со стороны государства.

Еще одно достижение нового правительства – попытка заставить рубль выглядеть стабильным с помощью запрета на осуществление оптовой межбанковской торговли иностранной валютой. Это совпадает с насущной нуждой в наличных рублях во всех секторах российской экономики. В результате, несмотря на увеличение денежной массы более чем на 5%, в течение первых двух недель сентября рубль становится стабильным, даже усиливает свое положение по отношению к доллару, создавая таким образом видимость относительной нормальности.

Не верится, чтобы все это продолжалось долго. Правительство стоит на пороге сложного и срочного выбора: как поступить с полностью обанкротившейся промышленностью, своими собственными долгами, налоговой системой, надвигающейся зимой, региональными проблемами и предстоящей акцией протеста, намеченной на 7 октября? Честно говоря, этот список бесконечен.

Политика г-на Примакова пока не совсем ясна. Создается впечатление, что он плохо представляет себе свои последующие действия, хотя ради справедливости надо отметить, что у него много советников. Восемь бывших региональных руководителей получили министерские должности. Чего стоят такие генераторы идей, как Виктор Геращенко, новый руководитель Центробанка, и Юрий Осипов, глава Академии наук, не говоря уже о трех группах экономистов, поставляющих новые мысли.

Как охарактеризовать время, прошедшее с момента назначения нового премьер-министра: важный период принятия решений или время, потраченное на нерешительное топтание на месте? Большинство русских даже не задумываются над этим вопросом – они слишком заняты проблемами личного выживания. Например, в Можайске, в двух часах езды к западу от Москвы, ни в одном из государственных магазинов нет товаров. Частные магазины, наоборот, могут похвастаться обилием товаров, но цены заставляют покупателей обходить их стороной. Главный работодатель – молочный комбинат – платит своим работникам 600 руб. Месяц назад эта сумма равнялась сотне долларов, сегодня с трудом дотягивает до пятидесяти.

В Подольске, расположенном к югу от Москвы, картина примерно такая же. Люди потратили все свои сбережения в первую неделю кризиса и теперь сидят на пачках с макаронами. В детских садах меню составляет овсянка два раза в день. До кризиса дети получали здесь и фрукты, и овощи, и мясо.

Каков политический эффект от этих событий? Ответ на этот вопрос станет очевидным на следующих выборах. Судя по сегодняшнему настроению русских, они уже пришли к выводу, что им больше не нужно либерального правительства.

Обзор подготовила Марина МЕДВЕДЕВА


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ЕСЛИ ХОЧЕШЬ БЫТЬ ЗДОРОВ – ЗАКАЛЯЙСЯ!
МАРТИН ЛЮЦИАНОВИЧ ШАККУМ
АКЦИИ ПРОТЕСТА В РЕГИОНАХ РОССИИ
“ТЫ ЦАРЬ! ЖИВИ ОДИН”
ДАЖЕ В ПЛЕНУ ОН НЕ ПАДАЛ ДУХОМ
МЫ НЕ ТАКИЕ БОГАТЫЕ, ЧТОБЫ ЭКОНОМИТЬ НА ОБРАЗОВАНИИ
ЗАЯВЛЕНИЕ
СНПР – В ПОДДЕРЖКУ УЧЕНЫХ!
ЛУЧШЕ БЫ ВЫ ПОДОЛЬШЕ ОСТАВАЛИСЬ ФЕЕЙ…
ТАЙНЫ “КАПУСТНОГО” ДВОРА
ЗДОРОВЬЯ И МУЖЕСТВА ВАМ, ЛЮЦИАН МАРТИНОВИЧ!
РЫНОК – ЭТО ПРАВО НА ЧЕСТНЫЙ ТРУД
НЕСКОЛЬКО ПОЛЕЗНЫХ СОВЕТОВ
ЗАВЕТНЫЙ ЯЗЬ
ВЕСТИ ИЗ КАЗАНИ
ВЕНИАМИН СОКОЛОВ: КРЕДИТЫ МВФ ПОДДЕРЖИВАЮТ РОССИЮ, КАК ВЕРЕВКА ПОВЕШЕННОГО
Как сейчас, по прошествии 5 лет, Вы оцениваете события октября 1993 года?
СТО ОДЕЖЕК – ПОД ЗАСТЕЖКУ
О ЧЕМ БОЛИТ УЧИТЕЛЬСКОЕ СЕРДЦЕ?


««« »»»