ВОСПОМИНАНИЯ О БУДУЩЕМ

“Возмущенные толпы россиян, подстрекаемые агитаторами, начинают крушить окна. Армия переходит на сторону бунтующих. Национальные республики объявили о своем выходе из состава Федерации. Появляется Дальневосточная республика под протекторатом Японии. Все рушится…”

“Московский комсомолец” , 25 июня 1998 г.

Этот прогноз популярная молодежная газета опубликовала летом 1998 г. Как известно, события развивались по другому сценарию.

11 марта 1999 г. Президент Российской Федерации обращается по телевидению к российским гражданам:

“Дорогие россияне! Сограждане! Товарищи! Российская экономика оказалась в глубоком системном кризисе. Решение важнейших экономических проблем сорвано. Вместо систематической работы по улучшению сбора налогов и сокращению государственных расходов прежнее правительство продолжало уповать на западные заимствования, которые тратились на текущие нужды и выплату процентов по старым долгам. Как говорится, правительство штопало тришкин кафтан. “Идеологом” подобного курса выступал небезызвестный Анатолий Борисович Чубайс, который и в прошлом нередко “забывал”, что он работает не в интересах мирового финансового сообщества, а в России и для России. Год назад я предупредил: “Если кто-нибудь хоть на миг забудет об этом – будет одной головой меньше.” К сожалению, Анатолий Борисович не внял этому предупреждению…

Прежнее правительство обоснованно утратило доверие у западных инвесторов, которые, как известно, в последние дни начали стремительный сброс имеющихся у них российских ценных бумаг. К этому добавляется пик процентных расходов по внешним заимствованиям прошлых лет. На сегодняшний день золотовалютные резервы Центрального банка оказались практически исчерпанными. В этих условиях вновь сформированное правительство было вынуждено отказаться от внутренней конвертации рубля. Это – тяжелый шаг. Но сегодня другого выхода у нас нет.

Некоторые граждане задают мне, президенту Российской Федерации, вопрос: “Неужели мы снова увидим прилавки пустых магазинов? Неужели снова в нашу жизнь вернутся слова “дефицит”, “очередь”, “талоны”? Должен со всей ответственностью заявить: президент и новое правительство не допустят такого развития событий. Но в то же время мы отдаем себе отчет в том, что было бы нереально надеяться на преодоление нынешнего кризиса за один-два года. Слишком много у нас нерешенных экономических и социальных проблем. К сожалению, ухудшились и внешние условия. В такой ситуации рисовать радужные картины ближайшего будущего было бы нелепо…”

Газета “Финансовые известия” в номере от 12 марта 1999 г. пишет: “Ведущие эксперты страны практически едины в оценке ситуации. Как только иностранные держатели государственных ценных бумаг (ГЦБ) поняли, что в российском бюджете уже нет средств для выплаты процентов по краткосрочной задолженности, начался массовый сброс ГЦБ и обвал рынка. Золотовалютные резервы за последние дни “выметались” из России со скоростью 1 – 2 млрд долларов в неделю. Страна осталась без золота и валюты.”

Комментируя решение Совета директоров Международного валютного фонда об отказе от продолжения программы расширенного кредитования России, президент Французской ассоциации банков Мишель Фрейш заявил: “Полагать, что МВФ является единственным спасательным кругом для российской экономики – слишком наивно. Россия должна опираться на собственные силы, которые весьма значительны – как природные, так и людские. Именно с их помощью Россия может выйти из кризиса, а не благодаря поддержке МВФ.”

В предчувствии банкротства государства и ареста валютных счетов, размещенных за рубежом, российские банкиры начали ускоренный перевод имеющихся у них валютных средств под видом разного рода сделок на кодированные счета в швейцарские, кипрские и люксембургские банки. Туда же поступала и валютная выручка российских сырьевых компаний.

Пожелавший остаться неназванным представитель крупной нефтяной компании заявил в интервью еженедельнику “Коммерсант-власть”: “Стремление “укрыть” валютную выручку за рубежом, о котором так много и неодобрительно говорят правительство и представители государственной налоговой службы, носит конъюнктурный характер. Как только ситуация нормализуется – эти деньги вернутся в Россию. Но руководители топливно-энергетических компаний не собираются играть навязываемую им роль “козла отпущения” за ошибки предыдущего правительства. Сегодня все понимают, что их средства на корсчетах в валюте в любой момент могут быть арестованы и пойти на уплату процентов по долгам. Но разве не ясно, что мы не несем за эти долги ни малейшей ответственности? Не мы их брали. Более того, мы не раз предупреждали правительство об опасности дальнейшего наращивания задолженности”.

Апрель 1999 г. Темпы инфляции достигают 20% в неделю. Из магазинов исчезают импортные, а затем и отечественные товары. Все больше магазинов закрываются, а их владельцы “растворяются” в неизвестном направлении. В жизнь россиян возвращаются очереди. Это не удивительно, поскольку Россия до финансовой катастрофы производила всего лишь половину потребляемых в стране продуктов.

Газеты сообщают о массовых случаях отключения систем энергоснабжения. В качестве причин называются износ основного оборудования и отсутствие комплектующих. Целые города и поселки остаются без света и тепла. В относительно привилегированном положении находятся газифицированные районы. Газета “Труд” в номере от 1 апреля 1999 г. пишет: “Добрыми словами люди вспоминают “Газпром”, который устоял на фоне всеобщего развала, не свалился в пропасть кризиса, а продолжает, преодолевая огромные трудности, работать, фактически бесплатно кредитуя державу, обеспечивая топливом города, поселки, большие и малые предприятия”. Тем не менее жизнь многих населенных пунктов напоминает обстановку в блокадном Ленинграде. Из окон домов там и сям торчат трубы печек-”буржуек”, в особом дефиците – керосинки и примусы.

Обвальный характер приобретают выступления шахтеров и энергетиков, которые перекрывают крупнейшие железнодорожные магистрали. К ним присоединяются ученые и работники образования. Учащаются случаи столкновения бастующих с силами правопорядка. Совет профсоюзов Российской Академии наук публикует заявление: “Ученые РАН уже не верят никаким обещаниям властей. Переговорный процесс полностью исчерпал себя. Остается одно – выйти на улицы крупнейших научных центров страны – от Владивостока до Мурманска”.

58 законодательных собраний субъектов Федерации обращаются в Совет Федерации с требованием о немедленной отставке президента. Корреспондент радиостанции BBC в Москве комментирует это событие: “Процедура импичмента не только чрезмерно усложнена, но и крайне плохо прописана в российской Конституции. К тому же всякий раз депутаты проявляют нерешительность. Слишком хорошо они еще помнят, чем завершились подобные попытки со стороны Верховного Совета в октябре 1993 г. Однако давление со стороны законодательных собраний субъектов Федерации способно подвигнуть Федеральное собрание на более решительные действия”.

Ситуация на Северном Кавказе выходит из-под контроля. Заместитель министра внутренних дел России генерал-полковник Леонтий Шевцов охарактеризовал ее как “крайне сложную и взрывоопасную”. Вице-премьер Чеченской республики Ичкерия Мовлади Удугов заявил, что “политика России на Кавказе ведет к очередной кавказской войне”. По словам Шамиля Басаева, у Чечни и Дагестана общий враг – Россия. Президент Ингушетии Руслан Аушев обвинил российское руководство в неспособности стабилизировать ситуацию: “Никакой политики на Кавказе нет. Все катится здесь своим чередом. Кто как хочет, так и командует. В Дагестан закачиваются войска, в Ингушетию и Осетию – войска. Северо-Кавказский округ становится главным в России. Возможна большая Кавказская война.”

Председатель Союза губернаторов России обращается к руководителям субъектов Федерации с просьбой воздержаться от сепаратных действий. По его словам, “не может не вызывать законного возмущения позиция экстремистских сил на Северном Кавказе, которые в последние дни практически открыто призывают к войне против России, а также рост террористической активности в этом регионе”.

Активизируются вожди радикальной оппозиции, откровенно призывающие к установлению национал – коммунистической диктатуры.

Из передовой статьи газеты “Завтра”: “Русская революция! Впервые народ вышел из своих опозоренных и оскверненных жилищ и показал Кремлю черные кулаки, нечищеные ногти, набухшие жилы и гаечные ключи, которыми можно развинтить болты на атомных электростанциях, а также аккуратно свинтить умненькую головку нового премьера. А Кремль молчит. Министр обороны считает свои несуществующие дивизии…

Это восстание обворованных, потерявших терпение русских людей против воров и разбойников, вскормленных правящим режимом. Логика вызревания народного гнева очевидна. Следующий этап – захват телевидения и банков. Ибо на телевидении – самое жало лжи, а в банках – честно заработанные трудящимися деньги. Далее – братание с солдатами местных гарнизонов. Потом – столкновения с ОМОНом. Захват президентской Администрации как апофеоз освободительной борьбы”.

Генеральная прокуратура объявляет о возбуждении уголовных дел против ряда деятелей радикальной оппозиции по ст.280: “Призывы к насильственному изменению конституционного строя”. В качестве меры пресечения избрана подписка о невыезде. В ответ представители оппозиции публикует совместное заявление, в котором говорится: “Русский народ, очнись от сонной одури, в которую повергли тебя колдуны и чародеи кремлевских подвалов. Выходи на улицу с поднятыми кулаками! Укажи на аэропорт “Шереметьево-2” гражданам США и Израиля, временно исполняющим обязанности руководителей России! Возьми обратно заводы, нефтяные поля и банки. Все – на демонстрацию гнева и протеста”.

4 апреля 1999 г. По призыву оппозиционных партий и профсоюзов начинается всеобщая политическая забастовка, в которой принимают участие работники более 80% предприятий. Государственная Дума и Совет Федерации собираются на экстренное совместное заседание. На повестке дня единственный вопрос – о прекращении властных полномочий президента.

Обозреватель радиостанции “Свобода” в Москве сообщает: “По информации из заслуживающих доверия источников, в ходе заседания было высказано предложение передать всю полноту президентской власти главе российско-белорусского Союза Александру Лукашенко. Против этого предложения высказалось более 60% собравшихся. “Очевидно, несмотря на все последние события, до такого решения они еще “не дозрели”, – иронически комментирует радиостанция.

Заседание продолжается до глубокой ночи. О его результатах телевидение ничего не сообщает.

5 апреля 1999 г. Общественное Российское телевидение передает обращение Высшего Государственного Совета России: “Соотечественники! Граждане России! В тяжкий, критический для страны час обращаемся мы к вам. Над нашей Родиной нависла смертельная опасность! Политика рыночных реформ, начатая по инициативе президента, зашла в тупик. На смену первоначальному энтузиазму пришли безверие, апатия и отчаяние. Федеральная власть на всех уровнях потеряла доверие населения. Политиканство вытеснило из общественной жизни заботу о судьбе Отечества и гражданина. Насаждается злобное глумление над всеми институтами государства. Страна, по существу, стала неуправляемой.

Долгие годы со всех сторон мы слышим заклинания о приверженности интересам личности, заботе о ее правах, социальной защищенности. На деле же человек оказался униженным и доведенным до отчаяния. Это результат действий тех, кто, грубо попирая Конституцию РФ, фактически совершает антиконституционный переворот и тянется к необузданной личной диктатуре…

В этих условиях Федеральное Собрание Российской Федерации приняло решение о прекращении полномочий президента в связи с невозможностью исполнения им своих обязанностей. Для управления страной и осуществления режима чрезвычайных антикризисных мер сформирован Высший Государственный Совет России, в состав которого вошли семь наиболее авторитетных руководителей крупнейших регионов…”.

Принято решение об образовании Конституционного собрания, в состав которого вошли все члены Совета Федерации, а также спикер и вице-спикеры Государственной Думы, руководители фракций и депутатских групп, а также по 1 депутату от каждого субъекта Федерации, избранному депутатами от соответствующего региона. Конституционное собрание наделяется правом вносить изменения в Конституцию Российской Федерации квалифицированным большинством. Оно же утверждает представленного Высшим Государственным Советом премьер-министра и силовых министров.

Конституционное собрание поручило Высшему Государственному Совету сформировать Кабинет министров и представить его на утверждение Конституционного собрания. Вводится мораторий на выборы депутатов всех уровней, губернаторов, глав администраций, мэров и т.п. на два года.

Президент Российской Федерации, теперь уже бывший, обращается к гражданам по радио: “В последнее время президент все настойчивее искал общий язык с Государственной Думой и Советом Федерации. На своем совместном заседании они откровенно провоцировали президента. И раньше я бы, конечно, не стерпел, врезал. А сейчас, понимаешь, готов спокойно обсуждать выход из сложившегося положения. Готов передать вновь сформированному Высшему Государственному Совету властные полномочия. Этого требуют интересы России, интересы простых российских граждан. Идя на свои первые выборы я обещал: не смогу в полной мере осуществить задуманное – уйду в отставку. Для меня это было непростым решением. Но я понимаю: страна у нас всех одна и мы должны поставить ее интересы выше любых личных амбиций”.

Войска Московского военного округа приведены в повышенную боевую готовность. Вводится совместное патрулирование улиц Москвы подразделениями Вооруженных Сил и частями МВД.

Ведущие политические силы, за исключением ДС и ДВР, выступили в поддержку принятых Высшим Государственным Советом решений. В ряде заявлений отмечается, что такое развитие событий может способствовать преодолению угрозы распада России.

Газета “Вашингтон пост” в номере от 7 апреля 1999 г. сообщает: “Бархатные” формы, которые принял государственный переворот в России, не должны вводить нас в заблуждение относительно потенциальной угрозы этого события для всего мира. Демократический Запад обязан зорко следить за тем, чтобы демократические тенденции, взявшие верх в СССР с приходом к власти Горбачева, не угасли окончательно в постельцинской России. Сегодня Администрация президента Соединенных Штатов с удивительным равнодушием взирает на процессы, происходящие в России и государствах так называемого Содружества. Следовало бы не медлить с расширением НАТО за счет приема в него новых членов из числа прибалтийских государств, а также активизировать переговоры на этот счет с Украиной и Грузией. Президенту Клинтону не мешало бы также заявить, что Северный Кавказ является неотъемлемой зоной геостратегических интересов Соединенных Штатов и что в случае усиления напряженности в этом регионе НАТО резервирует за собой право введения миротворческих сил без санкции ООН, подобно тому, как это имело место в Косово”.

Советник по вопросам национальной безопасности президента США обнародовал новую американскую внешнеполитическую доктрину в отношении России: “Возвращение к “холодной войне” – свершившийся факт. Но поскольку в ядерный век достижение гегемонии в обычном смысле стало анахронизмом, а компромисс сегодня – нереальным, Америка должна преследовать цель контролировать процессы, происходящие в России, содействуя децентрализации изнутри и сдерживанию российского поведения извне, ибо это определяется неизбежными и долгосрочными требованиями сохранения мира”.

Посетивший в середине апреля Москву известный виолончелист Мстислав Ростропович предостерег против того, чтобы всю ответственность за случившееся перекладывалась на практически утратившего властные полномочия президента. “Нельзя одного человека, если это даже президент, обвинять во всех российских бедах”. Коснувшись создания нового правительства, великий музыкант и гражданин России отметил: “Россия не тонет. Она возрождается. И мы должны вознести благодарение Богу, что у нас произошла настоящая бескровная революция”.

Май 1999 г. Правительство, сформированное Высшим Государственным Советом, подтверждает единство и неделимость России. На заседании правительства утверждается Программа чрезвычайных мер. Председатель Кабинета министров в своем выступлении отмечает: “Сегодня мы можем говорить о том, что кризис доверия к власти внутри страны практически преодолен. Ошиблись те, кто предрекал нам вооруженные мятежи, революции и перевороты. Забастовки практически прекратились. Страна работает в нормальном режиме. Сегодня главный вопрос – внешний долг и российское имущество за рубежом. Здесь необходимо проведение исключительно жесткой политики. Мы вынуждены объявить односторонний мораторий на выплату и обслуживание внешнего долга, а также провести реструктуризацию внутренней задолженности. Мы отдаем себе отчет в том, что это может осложнить отношения России с “семеркой”. Но мы вынуждены также со всей ответственностью заявить:такое развитие событий – не вина России. Ответственность за него в значительной степени ложится на руководителей МВФ и другие международные финансовые организации, которые сделали все возможное, чтобы затянуть на горле России финансовую удавку как можно туже. Руководителям Министерства иностранных дел, Службы внешней разведки даны указания с целью не допустить ареста российской собственности за рубежом, а также введения международных санкций и международной изоляции России”.

Газета “Файненшл таймс” в своей передовице, озаглавленной “Холодная война вернулась. На пороге горячая?”, отмечает: “Характерной чертой внешней политики нового “коллективного руководства” России является не только фактический разрыв контактов с “семеркой”, но и подчеркнутое стремление установить особо тесные отношения именно с теми государствами, которые продолжают вызывать наибольшие опасения у западных демократий. Речь идет об Индии, Иране, Ираке, Кубе, Северной Корее, Ливии. На сегодняшний день Россия остается единственной страной мира, активно поддерживающей белорусского диктатора Александра Лукашенко. Запад не могут не настораживать участившиеся в последнее время высказывания на неофициальном уровне высокопоставленных чиновников российского МИДа о том, что гарантией продолжения сближения России со странами “второй десятки” является российский ядерный щит и чуть ли не готовность к применению ядерного оружия в случае вмешательства Запада во внутренние дела России. Таков печальный итог двусмысленной и непоследовательной позиции Запада в отношении России”.

Правительство объявляет о национализации банковской системы. Эта мера, отмечает председатель Кабинета министров, обусловлена массовым оттоком крупных капиталов на Запад вместе с их обладателями. Создается единая система Государственного банка. Принимается закон об обязательной сдаче валюты в отделения Внешторгбанка с зачислением ее на специальные счета с жестко регламентированным расходованием. В связи с перебоями в снабжении населения продуктами первой необходимости с 1 мая вводится государственная монополия на импорт этих товаров и устанавливаются фиксированные цены на них.

Правительство объявляет о национализации всех сырьевых и энергетических компаний. Министр топлива и энергетики прокомментировал эту меру следующим образом: “У нас нет альтернативы. Большинство этих компаний сегодня практически никем не управляются, поскольку их владельцы по тем или иным причинам оказались за пределами Российской Федерации. Должен сказать, что они оставили нам жалкое наследство. Значительная доля акций этих предприятий различными путями перешла в руки зарубежных собственников, основное оборудование предельно изношено. Огромных размеров достигла их задолженность зарубежным банкам, не говоря уже о российском бюджете. Что же касается социальной сферы, то она, не побоюсь этого слова, доведена до ручки. Особенно это касается регионов Крайнего Севера и приравненных к ним территорий.”

Руководители созданного в июне 1998 г. Совета экономического взаимодействия (в изгнании) собираются 5 мая 1999 г. в Женеве и публикуют “Обращение к демократиям всего мира”, в котором говорится: “За последние два года в экономическом и политическом развитии России произошел гигантский откат назад. К власти пришли силы, выступающие за демонтаж системы рыночной экономики и политической демократии. Политика государственного патернализма привела к массовому бегству инвесторов из России, фактическому развалу финансовой и банковской системы. Плоды реформ, проводившихся на протяжении десяти лет, были принесены в жертву политическим амбициям новых лидеров, которые разглагольствуя о “национальном возрождении” России, по существу, превращают ее в задворки мировой цивилизации, в оплот доживающих свой век архаичных авторитарных режимов. На повестку дня поставлены ограничения политической деятельности, свободы слова, отмечаются массовые нарушения прав человека. В стране воцаряется неокоммунистическая диктатура. В этих условиях мы, в прошлом ведущие российские предприниматели, призываем мировое сообщество оказать все возможное давление на российское руководство, включая полную экономическую блокаду и угрозу применения военной силы, в том случае, если экономические и политические свободы не будут восстановлены незамедлительно и в полном объеме.

Мы призываем ведущие страны Запада немедленно отозвать своих дипломатических представителей из России. Мы обращаемся к гражданам России, находящимся в пределах страны: требуйте восстановления демократических свобод и немедленных всеобщих выборов депутатов Федерального Собрания и президента Российской Федерации! В случае отказа властей, они неизбежно возьмут на себя ответственность за все последствия, связанные с массовыми акциями протеста, которые со всей неизбежностью примут характер вооруженной борьбы”.

В тот же день в Париже проводится пресс-конференция известного борца за демократию Валерии Новодворской, которая приводит примеры ужасающих нарушений политических прав и гражданских свобод в России. Власти,по словам Новодворской, вновь прибегают к принудительной высылке инакомыслящих из страны, как это имело место в случае самой Валерии Ильиничны и ее трех сторонниц за организацию “Союза борьбы за освобождение России имени генерала Дудаева”.

Высший Государственный Совет объявляет о приостановке деятельности всех политических партий. “Эта мера, – подчеркивается в специальном заявлении, – обусловлена нагнетанием гражданской конфронтации со стороны экстремистских политических организаций как “правого”, так и “левого” толка, которые в последнее время перешли к тактике вооруженных провокаций”.

В собственность государства переходят все печатные издания и телеканалы. Создается Комитет по охране государственных тайн.

12 мая 1999 г. В Москве проходят несанкционированные властями демонстрация протеста и митинг, на котором выступают Егор Гайдар, Константин Боровой и Лев Убожко. По данным МВД, митинг, в котором приняли участие около 2000 человек, продолжался более часа. С началом дождя и сильного ветра митингующие разошлись по домам.

В тот же день в Колонном зале Дома Союзов представители творческой интеллигенции, видные политологи и журналисты провели симпозиум на тему: “Сильная власть как необходимое условие перехода к подлинной демократии”. Подавляющее большинство собравшихся решительно поддержали чрезвычайне меры Высшего Государственного Совета и правительства. Во многих выступлениях отмечалось, что российская интеллигенция всегда поддерживала действующую власть в самые критические минуты.

Ведущие западные страны отзывают своих послов из Москвы “для консультаций”. Выступая на собрании Парламентской ассамблеи Совета Европы депутат Жак Бомоль заявил: “В свое время я говорил президенту Белоруссии: “Вы – диктатор. И кончите как все диктаторы”. Настало время повторить эти слова в адрес руководства России”.

15 мая 1999 г. Президент Соединенных Штатов на экстренной встрече руководителей “семерки” в Бирмингеме обнародовал совместное заявление: “Российское руководство бросает вызов мировому сообществу, открыто и цинично возвращается ко временам конфронтации и “холодной войны”. В ответ на обоснованные экономические санкции со стороны Запада и предпринимаемые нами меры по повышению боеготовности НАТО нам угрожают применением ядерного оружия. Тень русского национализма нависла над европейским континентом. От имени всего свободного Запада заявляю: мы принимаем вызов. Призываю все демократии мира провести скоординированную акцию, цель которой – восстановление демократических свобод в России. Операция по освобождению России от ужасов национал-большевистской диктатуры началась! Надеюсь на поддержку Организации Объединенных Наций, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Особая роль в осуществлении предстоящей операции отводится оборонительному союзу НАТО. Сегодня, согласно моему приказу и распоряжению главнокомандующего объединенными силами НАТО в Европе, наши ядерные и обычные силы приведены в состояние повышенной боевой готовности. Мы готовы к любому развитию событий. Пусть вдохновляют нас прекрасные слова великого стратега борьбы с русским национализмом и коммунизмом: “Лучше быть мертвым, чем красным. Есть вещи поважнее мира…”

Не пугайтесь. Это – всего лишь один из СЦЕНАРИЕВ возможного развития событий. Причем – сценарий далеко не самый страшный. Я сознательно избегал того “катастрофизма”, который так полюбился как “патриотическим”, так и “демократическим” изданиям. Более того, большинство приведенных здесь высказываний – не плод разгоряченного воображения, а реальные фрагменты из выступлений политических лидеров России разного периода. Все подлинные цитаты выделены в тексте особым шрифтом.

Но давайте теперь посмотрим: как же докатились мы до жизни такой, что привело нас к ситуации, когда подобные сценарии стали не только возможными, но и весьма вероятными?

Мартин ШАККУМ,

президент Фонда “Реформа”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

АНТИУТОПИЯ
ОБРАЩЕНИЕ К ГРАЖДАНАМ РОССИИ
Газовая атака: подсчитали – прослезились
Шахтерские деньги в пути. Но к кому?
СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ
Ягода-гусар, или зачем землянике усы
Зелененький он был
Научно-теоретическая конференция в Казани
Первая моя щука
Натуральный обмен в ответ на сокращение бюджетных средств
КАКОЙ ПРЕЗИДЕНТ, ТАКОВА И КОМАНДА
Как Вы оцениваете атаку на “Газпром”?
Андрей НИКОЛАЕВ: ОТ РУЛЯ!
ПОМОЖЕТ ЛИ Б.ЕЛЬЦИНУ ТАКАЯ ЗАЩИТА?
Кто не курит и не пьет…
ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ДЕСЯТЬ УДАРОВ ПО РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКЕ


««« »»»