ЛОВУШКА ДЛЯ ПРЕЗИДЕНТА

ИДЕОЛОГ “ПАРТИИ ПОЛОЗКОВА” “ПОДСТАВЛЯЕТ” АЛЕКСАНДРА ЛУКАШЕНКО

В силу ничтожности своих познаний в дипломатии не берусь судить: действительно ли президент Белоруссии Александр Лукашенко нарушил конвенцию? Я имею в виду Венскую конвенцию о дипломатических правах и привилегиях. Вполне готов положиться в этом вопросе на мнение известного политолога Андраника Миграняна, который убежден, что в случае скандала с “Дроздами” “речь идет не о посольских помещениях и не о квартирах и резиденциях, а лишь о наемных летних дачах”, пересмотр условий найма которых не имеет ни малейшего отношения к означенной Конвенции. Невозможно, однако, не согласиться с г-ном Миграняном и в другом: самому белорусскому президенту ни в коем случае не следует вовлекаться в подобного рода коллизии.

Однако именно это и произошло. И, увы, имело весьма тягостные последствия. О скандале, учиненном ведущим телепрограммы “Час быка” Андреем Черкизовым, позволившим себе оскорбительные высказывания в адрес белорусского президента, я не говорю. В конце-концов, данное обстоятельство характеризует культурный уровень самого г-на Черкизова, да и только. А вот оскорбление, нанесенное Лукашенко членом Парламентской Ассамблеи Совета Европы Жаком Бомолем – это уже скандал международного уровня. Напомню, что г-н Бомоль публично назвал белорусского президента “диктатором” и заверил, что он “кончит, как все диктаторы”. Не припомню, чтобы за последние 20 лет кто-либо из европейских политиков позволял себе подобные высказывания в адрес президентов суверенных государств. Правда, в 1991 г. в ходе визита Ельцина в Страсбург его подобным же образом оскорбил некий депутат Кот, но в то время Ельцин еще не был президентом.

В общем, нехорошо получилось. Недипломатично как-то. И не оставляет меня ощущение, что всю эту проблему с летними дачами, не стоящую выеденного яйца, можно было разрешить как-то по-другому. На уровне (опять цитирую Андраника Миграняна) “рутинной работы” белорусского МИДа. А вот белорусский МИД как раз и оказался не на высоте своей задачи. Здесь опять же нельзя не оценить поведение белорусского президента, который вместо того, чтобы найти “козла отпущения” в лице руководителя дипломатического ведомства, принял весь удар на себя. Но вряд ли подобное благородство избавит нас от попыток понять мотивы, которым это ведомство руководствовалось.

Здесь мне бы хотелось вернуться лет эдак на десяток назад и рассказать о своем впечатлении от знакомства с нынешним министром иностранных дел Белоруссии Иваном Антоновичем. Сегодня мало кто помнит, что этот убеленный благородными сединами государственный муж в свое время трудился проректором Академии общественных наук при ЦК КПСС. Принимая на работу нового сотрудника, он имел обыкновение пристально смотреть ему в глаза и говорить нечто вроде: “Что-то у вас руки холодные. Что, волнуетесь?” (Говорят, этот прием он позаимствовал у многолетнего директора ФБР Эдгара Гувера. Впрочем, Сталин, пристально вглядываясь в собеседника, мог сказать: “Что-то у вас глаза сегодня бегают”.) Далее он обычно пускался в пространные рассуждения на философские темы, демонстрируя и в самом деле необычайно обширные познания – от Платона до Хайдеггера. В подобном стиле выступал он и на партийных собраниях, причем никто не мог понять, какова же его позиция по текущим вопросам современности. “Демократы” легко могли узреть в нем “своего”, “патриоты” также находили в выступлениях проректора Академии много созвучного своим мыслям. Впрочем, надо сказать, что каких-либо дурных поступков ему никто не мог вменить в вину. Но и совсем уж “своим”, как его предшественник Юрий Красин, для ученых Академии он не был.

Каково же было всеобщее удивление, когда проректор вдруг предстал …в роли главного идеолога Компартии РСФСР, причем ее самого ортодоксального “полозковско-тюлькинского” крыла! Вот тогда у многих сложилось мнение: этому человеку все равно, какой идее служить, главное – быть на виду и занимать высокий пост. А обосновать он может все что угодно: соответствующий багаж знаний имеется. Тогда еще товарищ Антонович выступал со страстными статьями в защиту “ценностей социализма”, разоблачая происки демократов. Но вот грянул августовский путч и компартию запретили. Лишь немногие рискнули тогда выступить в ее защиту. Правда, в этом слабом и нестройном хоре голоса Антоновича слышно не было. Потом он куда-то затерялся и даже в справочник 1993 г. “Кто есть кто в России и в ближнем зарубежье” включен не был. Но зато через несколько лет он опять же благополучно “всплыл” в новом качестве. И в каком! Министра иностранных дел Белоруссии!

В разговоре с одним очень высокопоставленным государственным деятелем Белоруссии, состоявшемся вскоре после назначения Антоновича, я спросил: “Скажите, а у вас в Белоруссии Орден иезуитов действует?”

– Иезуитов? – удивился мой собеседник. – Что-то не припомню, чтобы мне о них докладывали. А что?

– Да вот, у меня хорошая кандидатура на роль их руководителя имеется. Из числа вновь назначенных ваших министров.

– А, так это вы об Антоновиче,– лицо моего собеседника помрачнело. – Ну что поделаешь, любит наш президент таких вот – с учеными степенями.

Действительно, Лукашенко – президент из народа, наверное, испытывает некое внутренне восхищение по отношению к человеку, будто бы “обогатившего свою память знанием всех богатств, которые выработало человечество”. Но, как говаривал Немирович-Данченко, “талантливых много, вежливых – мало”.

Талантливым был и князь Талейран-Перигор – министр иностранных дел Наполеона. А теперь посмотрим: что было бы, если бы на месте Талейрана находился бы человек менее талантливый, но более честный, а главное – преданный императору? Успехи внешней политики Наполеона определялись все же не дипломатическими талантами и заслугами Талейрана (они, при всей его фантастической продажности, несомненно были), а военным гением самого Бонопарта. А вот окажись на месте Талейрана честный человек, и кто знает: возможно, Наполеону удалось бы избежать отречения, предопределенного предательством коварного министра – “слуги всех господ”.

Однако вернемся к Лукашенко и его “Талейрану” – профессору Антоновичу. Ну никак не могу я поверить, что министр иностранных дел Белоруссии, прошедший, кстати говоря, хорошую дипломатическую школу, умеющий найти общий язык с кем угодно, не смог по-хорошему договориться с иностранными дипломатами. Тут что-то одно: или чрезмерное желание угодить своему президенту, или… О первом предположении можно сказать лишь одно: “Услужливый медведь опаснее врага”. А о втором и думать не хочется. Во всяком случае, хочется посоветовать президенту Лукашенко не забывать известную истину: “Кадры решают все”.

Николай ГУЛЬБИНСКИЙ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

УПРЯМАЯ ТРАВА
Килограмм на стебле
Мартин Шаккум: Им бы день простоять да ночь продержаться
Народные приметы
Прямая речь
ПОЧЕМУ МЫ НЕ ПОЕМ ПЕСЕН О РОДИНЕ?
Сорожиное счастье
Кризис в России, в чем его нынешняя суть?
ПОЗИЦИЯ ОПРЕДЕЛЕНА ЧЕТКО
Я МИЛОГО УЗНАЮ ПО ПОХОДКЕ…
ЧТО ДЕЛАТЬ
В здоровом теле здоровый дух
Я БОЛЬШЕ НЕ ЖИВУ
Как Вы оцениваете программу антикризисных действий правительства?
Сирота Казанская в Арканзасе
Куда не кинь – везде кризис
СКАЖИ МНЕ, КТО ТВОЙ ДРУГ?
Хорош квас смолоду для окрошки с холоду
ШАХТЕРСКИЙ ПИКЕТ
ПРОЗРЕЛИ ОКОНЧАТЕЛЬНО
ПОДДЕРЖКА


««« »»»