СИСТЕМНЫЙ КРИЗИС ПОСТРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ

Политическая ситуация в России складывалась на минувшей неделе под воздействием двух основных факторов – активизации верхов, пытающихся сплотиться ради спасения режима и дальнейшего роста протестной активности широких слоев российского общества.

СИСТЕМНЫЙ КРИЗИС ПОСТРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ

Оба этих фактора действовали на фоне углубляющегося системного кризиса, затронувшего самые различные стороны российского социума – экономику, политику, социальную жизнь.

Прежде всего, продолжала обостряться социально-политическая обстановка в связи с сохраняющейся тенденцией роста задолженности по зарплатам и пенсиям. Первый заместитель министра труда и социального развития РФ М.Дмитриев прогнозирует серьезные задержки с выплатой пенсий во второй половине нынешнего года. Положение дел в сфере зарплаты не лучше. Его можно иллюстрировать фактом введения на Северо-Кавказской железной дороге – единственной магистрали, соединяющей Россию с республиками Закавказья и Среднего Востока, чрезвычайного финансового положения. В Ростовскую область, Краснодарский и Ставропольский края командированы специальные бригады во главе с заместителями начальника СКЖД, наделенные особыми полномочиями по изысканию средств для выплаты налогов и зарплаты многотысячному коллективу.

По мнению экспертов, с точки зрения соотношения совокупного объема государственного долга с доходами бюджета и реальной налогооблагаемой базой, экономика страны неизбежно обречена рухнуть под тяжестью неподъемной задолженности. Кстати, известный экономист О.Лацис доказывает, что фактически она уже рухнула и что пока более или менее стабильную ситуацию (в частности, в финансово-валютной сфере) удается еще сохранять лишь с помощью зарубежных кредитных вливаний в СКВ. Возможно, это и было продемонстрировано динамикой, наблюдавшейся на финансовом рынке России в течение последних 2 – 3 недель, когда непрерывное скольжение рынка к краху сменилось повышательной тенденцией сразу после того, как появились сообщения о скором приезде в Москву миссии МВФ.

Особый ажиотаж на этом рынке вспыхнул после того, как на минувшей неделе активизировались лидеры крупнейших российских финансово-промышленных группировок, предложившие правительству назначить А.Чубайса специаль-ным представителем президента по связям с международными финансо-выми организациями и создать так называемый СЭВ (Совет экономического взаимодействия между бизнесом и правительством). Этот ажиотаж, однако, мгновенно сменился игрой на понижение в конце недели, когда, несмотря на то, что российскому правительству удалось разместить в Deutsche Bank и JP Morgan крупный еврозайм, выяснилось, что МВФ переносит начало переговоров и откладывает визит своей миссии в Россию.

Не исключено, что причина столь явной неудачи состоит в том, что тем самым Фонд дал понять, что он без особого одобрения воспринял последние перемены в Москве – назначение А.Чубайса специаль-ным представителем президента по связям с международными финансо-выми организациями и план создания так называемого Совета экономического взаимодействия между бизнесом и правительством (СЭВ). Дело не только в том, что в самой России эти меры поддерживаются далеко не всеми. Так, Дума выступила против намерения правительства взять стабилизационный кредит у западных финансо-вых организаций, осудила назначение Чубайса и официально предупредила кредиторов, что за кредиты, принятые без утверждения Думы, го-сударство ответственности не несет.

Дело, скорее, в том, что МВФ вообще без особых симпатий относится к А.Чубайсу с тех пор, как он еще в свою бытность министром финансов, если не раньше, начал проводить курс на дистанцирование от МВФ, выставляющего довольно жесткие требования по расходованию кредитов, и на сближение с транснациональными финансовыми монополиями, по вполне понятным причинам гораздо менее щепетильными по отношению к политическим, социальным и экономическим условиям в странах, ориентированных на сотрудничество с ними.

Сотрудничество с этими корпорациями ведет к тому, что кредиты, получаемые Россией на Западе, не становятся инвестициями, а служат лишь для поддержания рынка ГКО-ОФЗ, на котором и господствуют транс-национальные корпорации – банки и крупные спекулятивные компании (Deutsche Bank, JP Morgan, Merrill Lynch, City Bank CSFB и другие). В свою очередь, этот рынок, служащий для краткосрочного кредитования российских властей и сохранения внутренней конвертируемости рубля, давно превратился в механизм перераспределения, минуя производственную сферу, средств МВФ в пользу этих финансовых монстров и разорения российской казны (с начала года на стабилизацию рынка ГКО, по некоторым данным, было израсходовано около 10 млрд долл.). Это, кстати, уже вызывает недовольство даже в МВФ, который именно этим недовольством и мотивирует как свою линию на выдвижение кабальных условий для займов России (в качестве средства отбить у страны охоту жить в долг у транснациональных финансовых компаний за счет МВФ и западного налогоплательщика), так и отсрочку заседания совета директоров МВФ, на котором должно быть утвер-ждено выделение очередного транша расширенного кредита в 670 млн, а также визита миссии Фонда в Москву, намечав-шегося на 22 июня, для обсуждения условий предоставления стабилизационного фонда.

Вряд ли одобряет МВФ и идею формирования “второго правительства” в виде СЭВ, иллюстрирующего вектор эволюции российской государственности в сторону дальнейшей олигархизации, сращивания с отечественными финансовыми монополистами. Этот вектор, во-первых, противоречит общей эволюционной линии дистанцирования власти и капитала друг от друга, за что достаточно последовательно выступает МВФ (как известно, именно под нажимом МВФ были, пусть и формально, упразднены олигархические институты экспортных квот и уполномоченных банков, а контроль за расходованием бюджетных средств был, впрочем, по сути дела, так же формально возложен на казначейство). Во-вторых, МВФ явно не хочет финансировать не только транснациональные финансовые корпорации, но и отечественных банкиров, имеющих не меньшие, если не большие, аппетиты, усматривая в идее создания так называемого Совета экономического взаимодействия между бизнесом и правительством очередную кормушку для перераспределения средств МВФ.

Возможно, что и в Кремле не слишком доверяют олигархам, стремящимся создать “второе правительство” в виде пресловутого Совета экономического взаимодействия, усматривая в этом замысле попытку поставить Кабинет министров под независимый от президента контроль финансово-промышленных группировок, ущемив при этом прерогативы главы государства. Не исключено, что именно этим недоверием можно объяснить и тот факт, что С.Кириенко, сначала поддержавший идею СЭВа, затем дал задний ход, заявив, что пока эту идею не утвердил президент, о ней рано говорить как о свершившемся факте. Впрочем, нельзя исключать и того, что эта идея, идущая, судя по всему, от Б.Березовского и, по слухам, не без энтузиазма поддержанная близким к исполнительному секретарю СНГ В.Юмашевым, была оценена самолюбивым премьером как попытка скомпрометировать его.

Однако наиболее вероятной причиной некоторого притормаживания идеи создания при правительстве особого органа, напрямую выражающего интересы олигархов, является то, что реализация этого замысла до намеченного на 23 июня расширенного заседания правительства с участием полного состава Совета Федерации и представителей Государственной Думы, может серьезно повредить планам, которые связывают Б.Ельцин и С.Кириенко с этим форумом, призванным придать видимость законности антикризисной программе правительства (не секрет, что ни сенаторы, которые в своих регионах создали из московских олигархов “образ врага”, ни тем более оппозиционно настроенные думцы не воспримут всерьез программу жесткого режима экономии, если за ней будут торчать “уши” СЭВа).

В целом, следует отметить, что юридическое оформления СЭВа будут означать не что иное, как узаконивание олигархического правления. Если прежде, говоря об олигархах, можно было подчеркивать, что они лишь пытаются влиять на государство, то при формализации их статуса они превратились бы в правящий класс, что является дикостью с точки зрения современной демократической государственности.

Так или иначе, в конце минувшей недели стало ясно, что лихорадочная активность российской исполнительной власти и финансовых кругов по нахождению выхода из грозящей катастрофы, являвшаяся характерной чертой двух-трех последних недель, пока ничем не завершилась. Если не считать того, что пассивная линия МВФ, в свою очередь, бумерангом ударила по финансовому рынку – там, без при-тока свежих денег, рост быстро замедлился, а затем вновь начался спад.

Крайне тяжелое впечатление на российскую элиту, произвело развитие событий в азиатском регионе, где ожидается многолетняя экономическая депрессия, что сулит для российской экономики также период долговременных трудностей. Возможны и потрясения, связанные с разочарованием населения в неоправдавшихся надеждах, основанных на идее либеральных реформ. В течение прошедшей недели на биржевых рынках азиатских стран царили самые пессимистические настроения, сбить которые смогло лишь вмешательство США, пошедших на широкомасштабные долларовые вливания для стабилизации иены. Однако, эти вливания не создают механизма, способного закрепить в долгосрочной перспективе позитивные тенденции. По российской экономике, приобретшей за годы посткоммунистического режима четко выраженный сырьевой характер, тяжелые удары продолжало наносить одно из производных азиатского кризиса – дальнейшее снижение цен на сырье и энергоносители, в частности, на нефть.

СОЦИАЛЬНЫЙ ВЗРЫВ КАК ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

В целом, мгновенная “медвежья” реакция рынка, положительно отвечающего ныне лишь на сугубо материальный приток СКВ, является следствием и того, что после правительственного кризиса в стране непрерывно росло социальное напряжение, обострялась политическая ситуация. Власть не сумела показать ни того, что способна решить экономические и социальные проблемы, ни навести порядок с помощью силы.

На этом фоне интенсифицировались организованные действия оппозиции. Отличительной чертой их стали, с одной стороны, тенденция к соединению с массовым протестным движением низов, а с другой стороны, усиление влияния оппозиционных настроений на политические симпатии и антипатии части “партии власти”, например, в парламенте.

Прошедшая неделя не улучшила эту ситуацию. Продолжилось пикетирование шахтерами Дома правительства. Эта акция, к началу которой власти отнеслись с очевидным пренебрежением (Я.Уринсон потребовал, чтобы пикетчики сняли политические лозунги, Б.Немцов сослался на выходные дни и не пожелал встретиться с горняками), приподнесла им ряд сюрпризов.

Во-первых, после недели пикетирования “Белого дома” угольщики сняли экономические требования, оставив лишь политические, а именно требования отставки президента и правительства.

Во-вторых, в результате этой акции шахтеров власть, видимо, окончательно потеряла свои позиции в так называемом Независимом профсоюзе горняков, известном своими симпатиями к “демократам”. В ходе пикета произошло заметное сближение руководства НПГ с левой оппозицией. На заседании Думы по инициативе КПРФ было принято постановление в поддержку требований шахтеров и приглашены вице-премьеры Б.Немцов и О.Сысуев с предложением от-читаться о выполнении заключенных с шахтерами в регионах до-говоренностей.

В-третьих, шахтерский пикет у Дома правительства стал центром притяжения для организаторов других протестных акций. В частности, к ним присоедини-лись, после марша протеста на Москву, работники науки и народного образования Москвы и Подмосковья. Желание присоединиться к шахтерам выразили организаторы акции протеста работников ВПК. Значительно весомее начали звучать и другие выражения протеста, такие, как “Обращение” к Б.Ельцину депутатов Рязанской областной Думы, поддержавших требование шахтеров о его добровольной отставке, “Открытое письмо к президенту РФ председателей профкомов предприятий оборонного комплекса Свердловской области”, угроза интинских шахтеров возобновить блокаду желез-нодорожной магистрали Москва–Воркута, забастовки горняков и энергетиков в Кузбассе, технических служащих авиакомпании “Внуковские линии”, выступления работников шахт “Центральная” и “Нагорная” города Партизанск При-морского края против закрытия этих шахт и т.д.

В-четвертых, одним из наиболее важных политических последствий шахтерской акции протеста в Москве стало смыкание протестантов с Думой, где левые депутаты не только обеспечили им поддержку, но и продемонстрировали исполнительной власти, что она допустила колоссальный промах, проигно-рировав выступление шахтеров в Москве. Оппозиция, по общему признанию, сумела извлечь максимум дивидендов из горняцкого протеста. Оппозиция использует это для того, чтобы демонстрировать, что Кремль не в состоянии вести диалог даже с демократами-единомышленниками. Далее. Выступление шахтеров дало в руки лидера КПРФ важный козырь для изменения своей позиции по вопросу об отношении к режиму, позволило без особых усилий переориентировать тактическую линию руководства КПРФ, отойдя от идей “встраивания во власть” и создания “правительства народного доверия”, ставших малоактуальными после мартовско-апрельского правительственного кризиса. В результате позиции руководства КПРФ значительно радикализировались – на состоявшемся в конце недели пленуме ее лидер Г.Зюганов сделал вывод, что ход событий в стране свидетельствует о том, что общество вступило в фазу “революционного подъема”, что требует того, чтобы партия возглавила массовое движение протеста и взяла курс на подготовку всероссийской политической стачки, которая должна пройти под общедемократическими политическими и экономическими лозунгами.

Наконец, важнейшими политическими успехами КПРФ на волне данного выступления стали “Обращение шахтеров Вор-куты, Южного Урала, Кузбас-са, Дальнего Востока, Восточ-ной Сибири, пикетирующих здание “Белого дома” в Моск-ве, к депутатам Государствен-ной Думы Российской Федера-ции», в котором шахтеры потребовали от депутатов поддержать инициативу КПРФ по вопросу отрешении от должности президента Российской Федера-ции. Выступление шахтеров в поддержку начала процедуры импичмента сдвинуло настроения всего депутатского корпуса в пользу сторонников отрешения Б.Ельцина (окончательное голосование дало сторонникам создания комиссии по изучению обвинения, предъявляемого Ельцину, необходимые 300 голосов, причем в пользу этого решения высказались многие представители проправительственных и “демократических” фракций).

К концу минувшей недели правительство осознало губительность тактики игнорирования шахтерского протеста в центре Москвы и заявило устами министра экономики Я.Уринсона о возможности начала обсуждения экономических требований пикетчиков независимо от того, снимут ли они или не снимут политические лозунги. Однако, независимо от исхода начинающихся переговоров с шахтерами, выжидательная и высокомерная тактика Кабинета уже привела к серьезным политическим потерям как для правительства, так и для президента.

ЭЛИТА И ПРЕЗИДЕНТ В ПОИСКАХ ПЕРСПЕКТИВЫ

Заметно возросла неоднородность политического поведения элиты. В то время как одна ее часть, прежде всего политически влиятельные лидеры крупнейших финансово-промышленных группировок, олигархи, а также высшее российское политическое руководство во главе с Б.Ельциным, предприняла (пока не вполне удачную) попытку активизации и консолидации, другие представители отечественного истеблишмента уже смирились с мыслью, что страна вплотную подошла к финансовой катастрофе и социаль-ному взрыву. Эта часть верхов пытается лишь заранее адаптироваться к будущей ситуации. В этой связи в глаза бросается решение министра обороны И.Сергеева, инициированное, по сообщениям прессы, начальником Главного управления международ-ного военного сотрудничества МО Л.Ивашовым и первым замначальника Генштаба В.Маниловым о назначении экс-министра обороны СССР маршала Д.Язова (в августе 1991 г. член ГКЧП) главным советником ГУ международного военного сотрудничества МО. Предпринимая подобные шаги, эта часть истеблишмента, скорее всего, пытается подготовиться к будущим серьезным политическим переменам, рассчитывая на столь же мягкое отношение со стороны будущей власти и к себе. Трудно, кстати, сомневаться в том, что данное решение Минобороны было санкционировано и самим президентом.

Несмотря на попытки консолидировать вокруг себя олигархов, Б.Ельцину так и не удалось в полной мере выйти из политической изоляции, ставшей неизбежным следствием многочисленных грубых политических ошибок, допущенных президентом весной текущего года (во-первых, речь идет об отставке премьера В.Черномырдина, обеспечивавшего благодаря своей политической амбивалентности относительно прочные связи правительства как с левой, так и с правой частями политического спектра; во-вторых, о формировании политически несостоятельного Кабинета министров-”технократов”, не имеющего твердой политической опоры в Думе; в-третьих, об отказе Б.Ельцина от политики диалога и консенсуса при утверждении кандидатуры премьера, насильно навязанного парламенту, после чего стала неизбежностью перманентная “холодная война” между правительством и Думой, а так же возбуждение Думой процедуры импичмента, которая, несмотря на свою практическую бесперспективность, наносит серьезный политический урон авторитету верховной власти).

В этой ситуации выглядит некорректным требование, по слухам, высказанное Б.Ельциным Кабинету, радикально улучшить свою работу. При всем своем желании ни С.Кириенко, ни сам президент, ни олигархи не в состоянии, не пойдя на самые серьезные уступки Думе и оппозиции, вынудить депутатов в экстренном порядке обеспечить закрепление антикризисной программы в виде поправок к кон-кретным статьям уже действующего законодательства, создать механизм ее реализации. Вполне вероятно также, что Дума отложит на осень рассмотрение налого-вого и бюджетного кодексов, требуемых МВФ в качестве предварительного условия начала переговоров о предоставлении стабилизационного займа, а также новое пенсионное и социальное законодательство, заключающие ряд весьма непопулярных мер.

Совершенные Б.Ельциным крупные политические ошибки, объясняют усиление недовольства президентом со стороны ведущих финансово-промышленных группировок России. На прошедшей неделе оно стало еще заметнее. Это подчеркнуло и поведение Б.Березовского, который, “вернувшись в команду” президента (по признанию Березовского, президент дал ему “карт-бланш в кадровых вопросах на переходный период реорганизации орга-нов СНГ”), после встречи с президентом заявил в эфире радиостанции “Эхо Моск-вы”, что Ельцину следует официально отка-заться от претензий на очередной президентский срок. В СМИ, контролируемых Б.Березовским и близкими к нему финансистами, действующий президент подвергается достаточно жесткой критике как человек, поведение которого все менее адекватно реалиям. Установка на формирование негативного имиджа президента достаточно четко прослеживается и в СМИ, контролируемых недругами Б.Березовского. Так, в “Московском комсомольце” были помещены проникнутые откровенной неприязнью к президенту и его семье воспоминания его прислуги, украшенные соответствующим фотоматериалом. “Известия”, “Русский телеграф” и др. также рисуют в целом не самый лучший образ Б.Ельцина.

Думается, что олигархи, с одной стороны, стремятся тем самым оказать давление на президента и его окружение, что выглядит вполне уместно с точки зрения их планов вновь оказаться рядом с “большими деньгами” в период получения очередных кредитов от МВФ. С другой же стороны, нельзя исключать и того, что одновременно они всерьез обеспокоены тем, чтобы сделать контролируемым процесс передачи власти из слабеющих рук все чаще ошибающегося Ельцина в какие-то более надежные руки, для чего было бы важно удержать Б.Ельцина от стремления баллотироваться на третий срок. По-видимому, с подобными планами связана и последняя пропагандистская акция НТВ, представившего в программе “Итоги” за 21 июня внушительные результаты телефонного опроса телезрителей, согласно которому более 82% позвонивших в студию телезрителей высказались против участия Б.Ельцина в выборах 2000 г.

Одновременно в той же популярной программе одно из ведущих мест заняло позитивное освещение визита В.Черномырдина в Ямало-Ненецкий АО, где экс-премьер намерен баллотироваться в Думу, но ни для кого не является секретом, что В.Черномырдин хочет совместить с избирательной кампанией в Думу и старт своей президентской кампании.

Очевидно, однако, что Б.Ельцин остро ощущает свою политическую изоляцию, которая делает его все более зависимым от олигархических группировок и стремится прорвать блокаду, в которой он оказался в результате недавнего правительственного кризиса.

На минувшей неделе Б.Ельцин явно стремился расширить поле своего взаимодействия с различными политическими силами страны, перенеся акцент с контактов с олигархами на иные составляющие политического спектра. В этом отношении заслуживает упоминания выступление И.Подберезкина, лидера “Духовного наследия” на IV съезде этого близкого к КПРФ движения, где данный политик попытался пе-реломить тенденцию к радикализации компартии и развернуть ее в сто-рону союза с властями, предложив левым в условиях усиления политических позиций А.Лебедя, который, согласно тезисам Подберезкина, в случае прихода к власти развалит РФ, ориентироваться на поддержку Б.Ельцина как на меньшее из двух зол. По мнению ряда аналитиков, демарш Подберезкина был санкционирован администрацией президента, в которой, по некоторым сведениям, лидер “Духовного наследия” имеет теплые отношения с руководителем Управления по внутренней политике А.Логиновым. Сам президент также предпринял попытку сделать реверанс в сторону левых, что было для него, вероятно, важно в связи с инициированной КПРФ и ее думскими союзниками процедурой импичмента. В частности, Ельцин принял уполномоченного по правам человека, выдвинутого на этот пост от КПРФ, О.Миронова, который после этой встречи подчеркнул, что президент дал понять, что он настроен на взаимодействие с возглавляемым Мироновым политическим институтом (известно, что некоторые аналитики после избрания Миронова скептически оценивали возможность подобного взаимодействия).

Наконец, воспользовавшись началом работы пленарного заседа-ния Межпарламентской ассамблеи СНГ, главой которой является председатель Совета Федерации РФ Е.Строев, Б.Ельцин, позвонив спикеру сената, снял напряженность, возникшую в отношениях между обоими политиками после встречи президента с главами межрегиональных экономических ассоциаций, на которую Строев не был приглашен.

РЕГИОНАЛЬНАЯ И МЕЖДУНАРОДНАЯ ПОЛИТИКА

Наиболее значимой манифестацией намерений Б.Ельцина прорвать свою политическую изоляцию стала его региональная политика.

В ней президент и его окружение все более определенно переориентируются с “макроуровня” краев, областей и республик на “микроуровень” отдельных городов, с партнерства с губернаторами на установление особых отношений с мэрами, которые уже давно рассматриваются в Администрации президента как политическая сила, способная сыграть решающую роль в будущей президентской кампании. В отношении крупных территориальных единиц и персонифицирующих их должностных лиц. Центр действует все более жестко. В этой связи, обратила на себя внимание начатая реформа системы госконтроля, состоящая в его подчинении непосредственно президенту и Администрации. Одной из главных целей этой реформы эксперты считают усиление контроля за деятельностью органов государственной власти в регионах. Одновременно в качестве ведущих партнеров центральной власти президент избрал “негосударственные”, муниципальные структуры, местное самоуправление.

Решающий шаг в этом направлении был сделан именно на минувшей неделе – под эгидой Администрации президента состоялся учредительный съезд Конгресса муниципальных образований РФ. Этот Конгресс, по словам заместителя начальника Уп-равления президента РФ по вопро-сам местного самоуправления Л.Гильченко, “должен стать единой обще-российской структурой, защищаю-щей политические и экономические интересы муниципальных образова-ний, способной в ближайшее время обеспечить наиболее полный и эф-фективный учет муниципальных ин-тересов на федеральном уровне вла-сти”. По мнению наблюдателей, Конгресс, почетным председателем которого избран Б.Ельцин, выступит в качестве предвыборной коалиции на выборах 1999 и 2000 гг., поддержав пропрезидентских кандидатов в депутаты и, возможно, самого Б.Ельцина. В ближайшее время, как сообщается в прессе, Ельцин намерен подписать указ о статусе Конгресса, позво-ляющий мэрам общаться с Центром через головы губернаторов, что создаст для президента полную гарантию поддержки со стороны городских властей России в случае его выдвижения на третий срок. Известно, что большинство “конгрессменов” уже сейчас настроены именно на такой вариант своих будущих действий.

Ряд обстоятельств визита Б.Ельцина в Кострому, говорит о том, что вопрос о будущем президентстве Б.Ельцин для себя еще окончательно не решил. Президент остался доволен радушным приемом и особенно тем, что “простые костромичи” буквально со слезами на глазах просили его выдвинуть свою кандидатуру еще на один срок.

Вполне вероятно, что в ходе следующих визитов по российскому “захолустью” (в Новгородскую область и т.д.) просительный “глас народа” будет нарастать, давая Б.Ельцину аргументы в пользу пересмотра его нынешнего решительного “нет”.

Еще одним поводом для размышлений о региональной политике Центра на минувшей неделе стали итоги выборов президента Башкортостана. Известно, что основным вектором развития политической системы этой республики является усиление авторитарных и этнократических тенденций (непримиримым противником которых любит представляться Б.Ельцин). Это выражается в подавлении оппозиции, в полном отсутствии выборных органов местного самоуправления и т.д. Тем не менее характерно, что российский президент, а также большинство других известных российских политиков открыто поддержали Рахимова.

По мнению некоторых наблюдателей, такая дружная поддержка означает, политический стиль Рахимова, основанный на приоритете клановых и вассальных отношений, на пренебрежении элементарными демократическими принципами (Рахимов, назначающий судей и депутатов, ставит под свой контроль все ветви власти), является модельным для постсоветской политической системы и представляет собой своего рода идеал, к которому в России стремятся едва ли не повсеместно.

Думается, однако, что дело не в этом или не только в этом. Особенно привлекательным в модели, созданной Рахимовым, для большинства политиков является предсказуемое электоральное поведение башкирского населения (возможно, зная, что башкирские избиратели проголосуют так, как распорядится начальство, поддержкой Рахимова и стремятся заручиться те политики, которые, подобно Строеву, Лужкову и Черномырдину, вполне могут попробовать себя в президентской кампании 2000 г.). И тот факт, что не преминул выразить своей симпатии к Рахимову и Б.Ельцин, вполне может означать напоминание со стороны президента о том, что он многое прощает Рахимову в обмен на его будущую лояльность.

Вместе с тем этот подтекст дает возможность понять и то, как шаг за шагом башкирская этнократия, где все командные высоты заняты представителями титульной национальности, личной номенклатурой Рахимова, движется по пути тихой суверенизации (так, в течение предвыборного периода региональная власть объявила себя ярой противницей московского олигархического капитала во главе с А.Чубайсом и Б.Березовским; под республиканской юрисдикцией находится большая часть федеральной собственности). Экспертами Рахимов обычно рассматривается в числе наиболее вероятных лидеров процесса конфедерализации России (наряду с Шаймиевым, Аушевым, Лебедем красноярским и его братом, премьером Хакассии и др.).

В сфере международной политики на минувшей неделе главным событием явились переговоры Б.Ельцина с югославским лидером С.Милошевичем. Эти переговоры давали президенту определенную возможность несколько ослабить свою политическую изоляцию. Эту возможность давало совпадение взглядов оппозиции и официальных властей на ситуацию в Югославии и на демонстрацию силы со стороны НАТО, что могло бы дать повод реанимировать диалог президента с оппозицией, практически прерванный в период правительственного кризиса

В то же время очевидно и то, что Б.Ельцин, допустивший то, что Россию посадили на долларовую “иглу” западной помощи, и не мог поступить в югославском конфликте иначе, чем он поступил, не опасаясь того, что в противном случае он оказался бы в еще более тяжелой изоляции со стороны западных финансовых кругов.

Поэтому вполне логично, что дипломатическое посредничество Москвы лишь обнажило тот факт, что Запад абсолютно перестал считаться с мнением России в международных делах, а авторитет нашей страны настолько низок, что России предложили даже сыграть унизительную роль орудия давления на своего политического союзника президента Милошевича с целью принудить его принять условия и требования НАТО.

Несмотря на то, что в ответ на военно-воз-душные маневры НАТО в Албании и Македонии Москва отозвала представителя России в НАТО генерал-лейтенанта В.Заварзина, тем не менее демарш Запада, предпринятый накануне переговоров Б.Ельцина с югославским прези-дентом, еще раз продемонстрировал, что российской стороне все труднее проводить достойный внешнеполитический курс. Этот эпизод дипломатической истории имеет для России и внутреннее значение ввиду сохраняющейся сепаратистской угрозы.

Позиция Запада в отношении Косово – это явное применение двойного стандарта к сфере международных отношений. В одних случаях, как, например, в случае Турции, войска которой ведут беспощадную борьбу с народом Курдистана, НАТО воздерживается от критики силовых действий, направленных против сепаратизма, в случае же с Косово Запад явно поощряет сепаратиские силы в славянском мире, что является опасным и для России. Пытаясь взять под защиту косовских албанцев, НАТО как бы дает понять и нашей стране, что в дальнейшем не позволит властям прибегать к силе для того, чтобы образумить сторонников дезынтеграции страны. Видимо, не случайно, что после того, как стало ясно, что в НАТО восторжествовали сторонники жесткой линии в отношении Сербии, в России также начались маневры различных сепаратистских сил. Например, в Калмыкии началось нагнетание идеологической истерии в связи с позицией Москвы в деле об убийстве журналистки Л.Юдиной. Красноярский губернатор А.Лебедь объявил о начале борьбы за экономическую самостоятель-ность возглавляемого им регио-на, ответив тем самым на попытку ВЧК начать процедуру банкротства Бородинского угольного разреза и оправдав надежды тех, кто во время его инаугурации заявлял, что у регионов теперь появился собственный полководец, способный жестко противостоять Москве.

Департамент политического

мониторинга Фонда “Реформа”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ГОЛАВЛЬ – БОЛЬШАЯ ГОЛОВА
Жаркое лето на постсоветском пространстве
КТО И КАК ПОДДЕРЖИВАЕТ ПИКЕТЧИКОВ
Как Вы относитесь к “воссозданию” СЭВа?
ОБРАЩЕНИЕ
Биологи предупреждают
У ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕРТЫ
РОССИЯНЕ! ТОВАРИЩИ!
ВМЕСТЕ МЫ СИЛА!
ЕСЛИ НЕ МЫ, ТО КТО ЖЕ!
ЧЕРТ В ПОМОЩЬ
ВТОРОЙ ТАВРИЧЕСКИЙ
ШАХТЕРСКИЙ ПИКЕТ: 22 ИЮНЯ
ДАНЬ ПОЛЕВАЯ
Совещание оппозиционных партий
Чубайс и Березовский – близнецы-братья
ЗАЯВЛЕНИЕ ПОЛИТСОВЕТА СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ НАРОДНОЙ ПАРТИИ РОССИИ
В ОДНОМ СТАКАНЕ МЕД И ПЛАМЕНЬ
МАЛИНОВЫЙ СЕКВЕСТР


««« »»»