У ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕРТЫ

Путешествие президента Ельцина из Москвы в Кострому, призванное, по замыслу кремлевских “имиджмейкеров”, продемонстрировать единение власти и народа, воскрешало в памяти сцены “позднего застоя”. Как и прежде, в России власть и народ “вращаются” по никогда не пересекающимся “орбитам” и с удивлением взирают друг на друга. В репортаже популярной телепрограммы старушка из Костромы неподдельно умилялась: “Я, кажется, самого Бориса Николаевича видела. Близко-то нас не подпустили, нельзя, но по-моему, это был он… Я его люблю. Это наш президент”. Совсем как в песне: “Я Сталина не видела, но я его люблю”. В свою очередь Борис Николаевич с заметным недоумением выслушивал жалобы местных жителей на то, что “нет ни зарплат, ни пенсий”, как бы не совсем понимая, как все это случилось.

Президент напоминает того фермера, который пришел брать кредит у банкира. Банкир говорит: “Давай лошадь в залог, выдам тебе 1000 рублей в кредит, а к концу года вернешь две тысячи”. Мужик подумал, делать нечего, деньги на посевную нужны и согласился. Собрался уже уходить, но тут банкир предлагает: “Послушай, тебе в конце года будет две тысячи тяжело отдать, верни тысячу сейчас”. Мужик отдал ему только что полученную тысячу назад, идет домой: ни лошади, ни денег – и еще тысячу рублей должен – и размышляет: “Но главное, что все правильно” ?!

Все вроде бы “правильно” делал Борис Николаевич, строго по рецептам либеральных реформаторов. Вот только очутился у разбитого корыта и никак не поймет, как и почему это произошло.

А надо бы понять, что сегодня ситуация КАЧЕСТВЕННО изменилась. И для России, и для самого президента Ельцина. Еще три месяца назад он мог рассчитывать, что до 2000 г. в стране сохранится относительная стабильность. Эта стабильность базировалась на большом политическом весе (который нарабатывается годами) премьера Черномырдина и достаточно сбалансированной работе правительства. “Звезд с неба” то правительство, разумеется, не хватало, и, как говорится, пороха оно не выдумало бы, но обеспечивало бы относительно медленное сползание по наклонной плоскости. Это позволило бы стране “доскрипеть” до 2000 г., а президенту Ельцину давало шанс в третий раз пойти на выборы. А там – чем черт не шутит! – и выиграть их.

Сегодня такой стабильности нет и в помине. Вот и получается, что, отправив правительство в отставку, Ельцин подпилил тот сук, на котором сам же и сидел.

ЦИНИЗМ БЕЗ БЕРЕГОВ

Иные представители действующей власти, как бы не замечая качественно новой ситуации, продолжают размышлять о “стабилизации” и “подъеме”. Эти люди чем-то напоминают джентльменов-миллионеров на борту тонущего “Титаника”, с увлечением играющих в рулетку. Правда, в отличие от благородных пассажиров первого класса “непотопляемого судна”, “оптимисты” из российского руководства вовсе не собираются “идти ко дну” вместе с терпящей бедствие экономикой: они давно зарезервировали себе “спасательные шлюпки” и “домик на том берегу”.

Цинизм без берегов продемонстрировал на днях заместитель председателя Центробанка Сергей Алексашенко. “По-моему, – заявил он, – у нас однобоко оценивают то, что происходит в экономике… У нас десять лет назад появился первый коммерческий банк. Появился банковский сектор. Он же не из нуля возник. Туда направлялись инвестиции. Однако наша статистика почему-то не считает это фактором экономического роста.”

Когда-то мы критиковали советскую пропаганду, которая оценивала экономический рост не столько по производству товаров народного потребления, сколько по выплавке чугуна и стали (что, кстати, тоже важно). Теперь же за экономический рост выдается …развитие банковского сектора(?!).

Но что представляют из себя крупные российские банки, и насколько их деятельность содействует подъему экономики? Они совсем не похожи на западные банки, которые являются одновременно обслуживающими и инвестиционными финансовыми институтами. Российские банки напоминают головки сыра после того, как в них порезвились мыши, – красивые снаружи и выеденные изнутри. Это – хорошо отлаженные комплексы по конвертации всех видов и разновидностей национального богатства в СКВ с последующей “отмывкой” и переправкой “за бугор” на счета вполне респектабельных фирм, принадлежащих владельцам тех же банков.

По оценкам экспертов Ассоциации российских банков, за период либерального “реформирования” российской экономики общая сумма вывезенных за границу капиталов превысила 700 млрд долл. Что значат в сравнении с ними мифические 15 млрд долл., на которые реформаторы уповают как на панацею для больной российской экономики?!

Ставка “overnight” – продажи денег на одну ночь – достигала в июне 300%. На рынке корпоративных ценных бумаг, курс которых колеблется на 10 – 15% в день (на американском рынке падение на 3% – уже катастрофа), делаются сумасшедшие деньги. Часть этих денег потом возвращается на рынок ГКО в виде средств нерезидентов, достаточно надежно защищенных российским законодательством. То есть банки не инвестируют средства в реальный сектор экономики, а, напротив, выкачивают их из него. И таким образом не только не способствуют экономическому росту, а, напротив, делают его невозможным.

Другое явление, восхищающее чиновника из Центробанка – “челночный бизнес”. “Миллионы людей заняты, миллионные обороты. Думаю, их можно сравнить с оборотами всех наших нефтяных компаний.” Такой вот бизнес: из страны уплывает валюта, взамен ввозится некачественный ширпотреб. Миллионы людей, главным образом с высшим образованием, на подготовку которых государство затратило огромные средства, образовали “сектор” экономики, ничего не дающий государству (налогов они не платят). Помнится, беседуя со мной ,”челночным бизнесом” восхищался и академик Велихов. Бывшие ученые ездят в Турцию за тряпками. Да, это позволяет как-то просуществовать, но разве только “хлеб насущный” важен для ученых? Для большинства из них невозможность заниматься делом, которому они посвятили свою жизнь, – моральная катастрофа.

Нефть, газ, золото – это бизнес XIX – первой половины ХХ в. Богатство ведущих стран уже сегодня прирастает в основном за счет интеллектуального потенциала. Научно-технический прогресс развивается стремительно. Кто не движется вперед, оказывается отстающим. Доктор наук, пять лет возивший тряпки из Турции, не потянет уже и на кандидата. Просто поразительна “куриная слепота” власти! Люди, стоящие у руля, не видят реальных приоритетов развития, им невдомек, что составляет истинное богатство России. Им недоступны ни технология, ни механизмы его использования.

А еще г-н Алексашенко усмотрел экономический рост в строительстве хором для “новых русских”. Поневоле вспоминаешь Высоцкого: “И мы с ним снова говорим на разных языках…”

ЗАГРАНИЦА НАМ ПОМОЖЕТ?

Впрочем, не все в российском руководстве настроены столь оптимистично. В интервью программе “Зеркало” премьер Кириенко признал, что ситуация крайне серьезна и что для ее характеристики подойдут любые эпитеты. Кроме одного – ситуацию, по мнению премьера, нельзя назвать “драматической”. По той причине, что правительство ЗНАЕТ, что надо делать.

Но что? На протяжении последних шести лет рецепт был один: взять деньги в долг. Несколько лет назад Анатолий Чубайс провозгласил : для реформаторов нет ничего невозможного! Отчего же такой восторг? Может быть, был достигнут 12-процентный экономический рост, как в Китае? Может быть, произошла структурная перестройка экономики, позволившая диверсифицировать экспорт, как в Чили? Может быть, приватизированные предприятия стали работать лучше и эффективнее, как в Аргентине? Ничуть не бывало. “Успех” был в другом. МВФ предоставил очередной кредит!

Сегодня действующая власть устами все того же Анатолия Чубайса заявляет, что только новые внешние заимствования – порядка 15 млрд долл. – помогут стабилизировать экономическую ситуацию в России. Смею заверить, что дело обстоит как раз наоборот! Новые заимствования на внешнем рынке приведут не к стабилизации экономики, а к ее ускоренному развалу.

Но разве не было случаев, когда внешние заимствования приводили к оживлению и даже подъему экономики? Разумеется, были. Но займ займу рознь. Важно даже не то, где и сколько вы занимаете, а то, на какие цели вы направляете эти займы. Если займы идут на инвестиции в реальный сектор экономики, то есть на строительство предприятий, способных производить нужную населению и конкурентоспособную продукцию, то за счет них создаются рабочие места, и растет потребление. Важно только распорядиться займами рачительно, по-хозяйски.

Хуже, если займы идут на “латание бюджетных дыр”, например, на выплату зарплат, пенсий, социальных пособий. Конечно, это тоже приносит стабилизацию, но только временную. Известно, что России были предоставлены целевые кредиты: на реструктуризацию угольной отрасли, на перестройку системы социального обеспечения и т.д. И что же? В лучшем случае деньги ушли на выплату зарплат и пенсий, в худшем – просто “растворились” неизвестно где. Такие займы к подъему экономики привести не могут; они оправданы лишь как временная, чрезвычайная мера.

Совсем плохо, когда новые займы расходуюся на обслуживание старых долгов, то есть на погашение процентов по ранее взятым займам . Именно такая ситуация наступила в России сегодня – в этом ее КАЧЕСТВЕННОЕ отличие от предшествующего периода.

В ДОЛГАХ, КАК В ШЕЛКАХ

Давайте посмотрим, что из себя представляет внешний и внутренний долг России, чтобы с цифрами в руках судить об опасности его дальнейшего наращивания. Основная часть этого долга – долгосрочные обязательства – порядка 140 млрд долл. Непосредственно этот долг обыватель на себе как будто не ощущает. Но государство вынуждено ежегодно выплачивать ПРОЦЕНТЫ по долгу. Сумма этих выплат колеблется от 6 до 9 млрд долл. в год. Вынужден огорчить читателей: после 2000 г., согласно условиям кредитования, стоимость обслуживания этого вида задолженности резко возрастет и составит примерно 15 млрд долл. в год.

Откуда правительство возьмет эти деньги? Разумеется, из бюджета – больше неоткуда. Кстати, это не отрицает и нынешний министр финансов, который говорит: “Пока у нас расходы на обслуживание долга неуклонно растут, мы вынуждены СНИЖАТЬ ДРУГИЕ РАСХОДЫ БЮДЖЕТА (выделено мною. – М.Ш.). Соответственно, сокращается бюджетное финансирование различных сфер. Обостряется социальная напряженность”.

Вот здесь, как говорится, “собака зарыта”. Чем больше средств уходит из бюджета на обслуживание внешней задолженности, тем больше задержки зарплаты бюджетникам: врачам, учителям, военнослужащим, работникам милиции. То есть, чем больше внешний долг и, соответственно, проценты по нему, тем хуже нас будут лечить, тем хуже будут учить наших детей, тем хуже будут бороться с преступностью, тем ниже будет боеготовность нашей армии. Кстати, сегодня речь идет уже не о поддержании боеготовности, а о возможности содержания военнослужащих на грани физического выживания.

Нет денег в бюджете – государство не оплачивает заказы, размещенные на предприятиях, перестает платить за электроэнергию. Создается цепочка неплатежей. Общая задолженность приближается к 2 трлн деноминированных рублей; просроченные невыплаты, по данным экспертов, достигли в первом квартале этого года 978 млрд руб.

Предприятие, не получившие денег за госзаказ, в свою очередь не платит поставщикам и т.д. В результате люди не получают зарплату и на предприятиях, не находящихся в собственности государства и не выполняющих непосредственно государственные заказы. Поэтому, когда руководители правительства заявляют, что они ничего не должны той или иной отрасли, это в лучшем случае полуправда.

Возьмем ту же угольную отрасль. 59% долгов перед угольщиками приходится на различные БЮДЖЕТНЫЕ организации и энергетиков. Но энергетикам, в свою очередь, опять же должны бюджетные организации. Так что все дороги ведут в бюджет. А он стремительно опустошается вследствие внешних и внутренних заимствований.

Когда нет денег в федеральном бюджете, происходит задержка трансфертов в регионы. Не надо забывать, что 90% российских регионов – дотационные. Таким образом, страдают и местные бюджеты.

Помимо долгосрочной существует еще среднесрочная задолженность по облигациям, размещенным на внешних рынках. Общий объем этого долга – около 10 млрд долл., и он стремительно растет. Совсем недавно правительство заняло на этом рынке 1 млрд 250 млн долл., причем под более высокие проценты, чем ранее. Стоимость обслуживания этого вида задолженности – более 1 млрд долл. в год. Последствия – те же, что и в случае долгосрочных долговых обязательств.

Но самой опасной является краткосрочная задолженность. Это – задолженность по государственным ценным бумагам. На сегодняшний день она составляет порядка 80 млрд долл., из них 20 млрд долл. – задолженность нерезидентам, то есть иностранным владельцам краткосрочных обязательств. Это рынок крайне нестабилен. Как только нерезиденты начинают “убегать” с рынка, государству тут же приходится погашать эти бумаги из бюджета. Уходя, иностранные инвесторы скупают валюту и таким образом опустошают резервы Центрального банка.

Поэтому, если кто-то полагает, что брать в долг можно бесконечно, то это, говоря словами известного политика начала века, “либо глупость, либо измена”. Речь идет об измене интересам государства.

ОЛИГАРХИ НА “НИЗКОМ СТАРТЕ”

Рост внешней и внутренней задолженности непосредственно бьет по интересам всех простых граждан, за исключением олигархов и их приближенных. Ну а что олигархи? Они-то как раз очень заинтересованы в продолжении внешних заимствований. И потому они с таким воодушевлением встретили назначение Анатолия Чубайса на роль “главного просителя”.

Олигархи – главные держатели государственных ценных бумаг(ГЦБ). Если они предъявят государству значительную часть этих бумаг к оплате одномоментно, государство просто не сможет с ними рассчитаться и весь рынок ГЦБ обвалится. Чтобы этого не случилось, государство вынуждено повышать доходность по ГЦБ, “изымая” соответствующие средства из бюджета и получая их в виде внешних займов.

По данным Комитета по экономике Государственной Думы, с начала этого года ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ расходы на “пирамиду” ГЦБ составили 81 млрд деноминированных рублей. Даже если эта цифра несколько завышена, она дает представление о масштабе бюджетных потерь.

Фактически, вся экономика работает на обслуживание интересов крупных владельцев ГЦБ, то есть олигархов. Причем олигархи, шантажируя правительство перспективой обвала рынка ГЦБ, могут добиться от него практически любого уровня доходности по краткосрочным обязательствам. О какой самостоятельной экономической политике правительства вообще можно в этих условиях говорить? И что значат слова Кириенко о том, что правительство не допустит давления на себя со стороны олигархов? Пустая фраза!

Олигархи хорошо понимают: ресурсы страны не беспредельны, на всех не хватит. А потому уже находятся “на низком старте”. Что еще держит их здесь? Только одно: возможность высосать из казны получаемые кредиты. Возникает своего рода обратная связь: все, что хорошо для олигархов, простым гражданам – смерть.

У ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕРТЫ

Но где та черта, за которой – необратимый распад и социальный взрыв? Это – прекращение внутренней конвертации рубля. Вот чего как черт ладана боится действующая власть! Как только это произойдет, товары с прилавков будут сметены в один день. И страна вернется в ситуацию начала 1991 г. Только на самом деле положение будет значительно хуже. В 1991 г. мы еще могли автономно существовать от внешнего мира. Страна располагала значительными резервами и запасами. Сегодня председатель Центробанка Сергей Дубинин признает, что исчерпана треть золотовалютных запасов, в американских источникам можно встретить другую цифру – две третьих.

Почему я говорю о золотовалютном запасе, какое он имеет отношение к нуждам простого гражданина? Дело в том, что некоторые политики предлагают достаточно радикальные меры. Например,заморозить выплату процентов по ГЦБ, что призвано разорвать порочный круг самоедской экономики. Но надо понимать: сегодня мы практически полностью зависим от импорта. Без него мы выжить уже не можем. Для того, чтобы пойти на реструктуризацию задолженности по ГЦБ и другие радикальные меры, надо иметь значительные золотовалютные резервы, чтобы обеспечить импорт продуктов до того момента, пока мы запустим их производство у себя. А их крайне мало.

Есть ли выход из такой ситуации? Мировая практика показывает: безвыходных ситуаций вообще не бывает. Нужна сильная и активная власть и, выражаясь языком коммунистической пропаганды, ее единство с народом. Без доверия народа к власти ничего не сделаешь. Прежде всего необходимо осознать, что уже 10 лет мы двигаемся в противоположном направлении от приумножения национального богатства, реальной демократии и обеспечения прав человека. Но признание этого действующей властью означало бы для нее политическую смерть. Вряд ли она пойдет на это. И будет продолжать двигаться по спирали, ведущей вниз.

Но даже если бы правительство вдруг решило с понедельника начать новую жизнь и встать на путь созидания, это потребовало бы от общества единения всех сил, осознания всей серьезности положения, понимания того, что мы все должны предпринять экстраординарные усилия.

Правительство же продолжает уповать на мифические 15 млрд долл. Да кто же даст такие деньги тем, кто ворует в собственном доме?

Будут давать по крохам, держать эти кредиты как сено перед ослом, обставляя их получение все новыми условиями.

Какие это условия? Прежде всего – расчленение естественных монополий, которые являются “становым хребтом” нашей экономики. Последствия этого шага будут катастрофичны для систем жизнеобеспечения страны. Другое требование – сокращение бюджетного дефицита. Причем МВФ не волнует, сколько будет выплачено на обслуживание долгов. Их интересует сокращение расходов на армию, на врачей, учителей и т.д. Как не понять, что идет целенаправленное “добивание” интеллектуального потенциала нашей нации, что эти требования направлены на разрушение нашей науки, системы образования, здравоохранения, то есть на превращение России в третьесортную страну третьего мира?!

А стране третьего мира не полагается быть ядерной державой. Поэтому ближайшая задача – всеми правдами и неправдами добиться от Государственной Думы ратификации договора СНВ-2, который отбросит наши стратегические ядерные силы на качественно более низкий уровень. А заодно – добиться отказа России от военно-стратегического сотрудничества с Индией, Кипром, странами Африки и Ближнего Востока, Восточной Европы, отказа России от попытки влиять на ситуацию на Балканах. Все это – зоны геостратегических интересов Соединенных Штатов, которые становятся единственной супердержавой.

КАКОВ ЖЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ КОНЕЦ?

Сопоставление валового внутреннего продукта и доходов бюджета, с одной стороны, и задолженности – с другой, наглядно показывают, что выхода из этой ситуации в той плоскости, в которой действует правительство, нет и быть не может. Кредиты уходят в “топку”. Сгорая, они поднимают “градус” социальной напряженности в обществе. Обычно спокойное лето ознаменовалось небывалыми по масштабу акциями протеста, причем впервые в одном строю оказались ученые, работники высокотехнологичных отраслей и шахтеры, которые выдвинули требование об отставке президента. Если обычно спокойное российское лето и такой накал страстей, какой же должна быть осень?

С другой стороны, олигархи дали понять, что ни президента, ни правительство они не ставят ни в грош. Один из них – г-н Березовский, находясь на государственной службе, между делом заметил, что президенту не следовало бы выдвигать свою кандидатуру на третий срок. Другие поспешили оповестить граждан, что теперь все будет решать вновь создаваемый СЭВ – “совет экономического взаимодействия”- параллельное правительство олигархов.

Наверное, сегодня президенту ситуация трехмесячной давности кажется сладким сном. Все было так спокойно, так стабильно. Можно было даже порассуждать о грядущем экономическом росте. А сегодня на горизонте маячит “жаркая” осень. Президенту, вслед за поэтом, остается повторить:

Уж ежели меня так удручало

Сей жизни мрачное начало,

Каков же должен быть конец?

В заключение хочу процитировать “Записки президента”. “Ельцин,говорится в них, – не ставит перед народом глобальной стратегической цели”. Опять вспоминается Лермонтов:

И жизнь уж нас томит,

Как долгий путь без цели…

В этом отсутствии стратегической цели – вся суть курса действующей власти. Власти, которая никуда не зовет и никуда не ведет. А лишь пытается увернуться от обрушившихся на нее со всех сторон ударов судьбы (в виде падения цен на нефть, кризиса на азиатском фондовом рынке и т.п.). Всем национально ориентированным силам становится ясно: власть – банкрот. Не только экономический, но и политический. Чем дольше просуществует эта власть – тем меньше у России шансов на будущее возрождение.

В своей книге президент напоминает: “Жить вам придется с нынешним президентом аж до следующих выборов”. Что и говорить – безрадостная для народа и страны перспектива.

Мартин ШАККУМ,

президент фонда “Реформа”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ЕСЛИ НЕ МЫ, ТО КТО ЖЕ!
СИСТЕМНЫЙ КРИЗИС ПОСТРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ
ВТОРОЙ ТАВРИЧЕСКИЙ
ШАХТЕРСКИЙ ПИКЕТ: 22 ИЮНЯ
ДАНЬ ПОЛЕВАЯ
Совещание оппозиционных партий
Чубайс и Березовский – близнецы-братья
ЗАЯВЛЕНИЕ ПОЛИТСОВЕТА СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ НАРОДНОЙ ПАРТИИ РОССИИ
В ОДНОМ СТАКАНЕ МЕД И ПЛАМЕНЬ
МАЛИНОВЫЙ СЕКВЕСТР
ГОЛАВЛЬ – БОЛЬШАЯ ГОЛОВА
Жаркое лето на постсоветском пространстве
КТО И КАК ПОДДЕРЖИВАЕТ ПИКЕТЧИКОВ
Как Вы относитесь к “воссозданию” СЭВа?
ОБРАЩЕНИЕ
Биологи предупреждают
ВМЕСТЕ МЫ СИЛА!
РОССИЯНЕ! ТОВАРИЩИ!
ЧЕРТ В ПОМОЩЬ


««« »»»