“ВОР ДОЛЖЕН СИДЕТЬ В ТЮРЬМЕ”

Отличительной чертой политической ситуации в России на минувшей неделе стало новое обострение борьбы в российских верхах под влиянием широкомасштабного кризиса, поразившего основания социально-экономической и политической стабильности в стране (шахтерские волнения, паника на фондовых рынках, коллапс налоговой политики). Б.Ельцин, в окружении которого в период кризиса возросла роль спецслужб, явно решил на деле продемонстрировать, что готов проводить жесткую антикоррупционную политику, покончить с разгулом “теневой экономики”, с бюджетным кризисом.

“ВОР ДОЛЖЕН СИДЕТЬ В ТЮРЬМЕ”

Иллюстрацией тенденции к ужесточению режима власти в стране, видимо, и была предназначена служить беспрецедентная для последних десятилетий советской и российской истории акция ФСБ и Генпрокуратуры по аресту руководящих сотрудников Госкомстата РФ, обвиненных в использовании принадлежащих государству статистических данных в корыстных целях.

Судя по тому, что действия “органов” санкционированы, очевидно, президентом (премьер публично подтвердил свою осведомленность и одобрил данную акцию), то речь, скорее всего, идет о заказе, инициированном ближайшим окружением Б.Ельцина. Инициаторы “дела статистиков”, по-видимому, избрали в качестве мишени Госкомстат как крайне уязвимое звено правительства для того, чтобы превратить его в “козла отпущения” за плачевное состояние экономики и одновременно оправдать собственные ошибки и провалы.

Данная акция, рассчитанная, по-видимому, на то, чтобы сыграть роль фактора устрашения, находится в одном ряду с арестом заместителей курского губернатора А.Руцкого, громкими скандалами, затронувшими окружение калмыцкого президента К.Илюмжинова после убийства в Элисте главного редактора оппозиционной газеты “Советская Калмыкия сегодня” Л.Юдиной, а также внесенными правительством и единогласно одобренными на июньской сессии Совета Федерации поправками в Уголовный кодекс РФ, ужесточающими карательные санкции против неплательщиков налогов.

Арест Ю.Юркова и др. показал, что Ельцин и его окружение разочаровались в возможностях воздействия на ход процессов в обществе через элиту российского бизнеса, обратившуюся к населению страны с просьбой поддержать грядущие непопулярные меры правительства. Слабый отзвук, который получило это обращение у населения, отказ участников протестных движений затянуть пояса, провал попытки главы “Роспрома” М.Ходорковского убедить нефтяников, работающих в контролируемых им компаниях поддержать идею социального партенерства на условиях, предложенных магнатами-подписантами, заставили власти отказаться от идеи радикального изменения ситуации и перейти к идее ее постепенного изменения, начиная сверху – с так называемой “черной тысячи” наиболее состоятельных граждан РФ, с проверки доходов которых должна пойти борьба за изменение морального климата в стране – “на самом деле их уже больше тысячи. Через год, может, будет 10 тысяч, потом 100 тысяч, потом— миллион, потом будут все” (Б.Федоров). К тому же у такого подхода (“сверху вниз”) в выстраивании антикоррупционного курса имеются и свои политические преимущества с точки зрения борьбы за власть, идущей в верхних эшелонах.

Несмотря на то, что нынешняя антикоррупционная кампания во многом имеет рациональное зерно (она была подсказана зарубежными кредиторами России, угрожающими оставить страну без помощи в том случае, если правительство не наведет порядок в финансах России), власти – президент, его окружение, правительство – преследуют и иные цели, коренящиеся не столько в экономике, сколько в политике. В первую очередь это относится к высказываниям Б.Федорова, нового руководителя ГНС, которая, по общему признанию, “обслуживает дале-кие от бюджетной темы полити-ческие цели”. Речь идет о том, чтобы, широко используя репрессивно-экономические методы, усилить политический контроль над российской элитой в ходе начавшегося процесса селекции кандидатов на пост главы государства.

В том, что такой отбор начался, сомнений уже ни у кого не осталось. Так, все более заметным фактором российской политической динамики становится конкуренция за право представлять российский истеблишмент на выборах-2000, идущая между командами В.Черномырдина, Ю.Лужкова и А.Лебедя.

ДЕЙСТВИЯ ОСНОВНЫХ ПРЕТЕНДЕНТОВ НА ПРЕЗИДЕНТСКИЙ ПОСТ

На минувшей неделе каждый из этих политиков оказался в центре внимания. А.Лебедь дебютировал в роли члена Совета Федерации, а также воспользовался посещением Москвы для того, чтобы провести встречу с представителями творческой интеллигенции (эта встреча дала информационный повод продемонстрировать растущую поддержку Лебедя “мастерами культуры”).

Мэр Москвы Юрий Лужков предпринял важную поездку в Санкт-Петербург, где прошло совместное заседание правительств двух столиц и состоялось подписание совместной комплексной программы развития “Москва — Санкт-Петербург” на 1998-2002 гг. Главы исполнительной власти двух столиц издали совместное распоряжение “О взаимодействии между администрациями Москвы и Санкт-Петербурга”. Этими документами намечается всесторонняя интеграция экономической политики двух мегаполисов по самому широкому кругу вопросов (от системы страхования инвесторов до гостинично-туристского комплекса). В ходе поездки Ю.Лужков неоднократно подчеркивал, что речь идет не больше и не меньше, чем об объединении двух столиц, которое ведет к возрождению экономического единства Российского государства. Очевидно, что эта поездка раскрывает основной замысел Лужкова на кампанию 2000 г. – в то время как красноярские выборы продемонстрировали, что А.Лебедь пользуется популярностью в сельской местности, Ю.Лужков, видимо, попытается перехватить традиционный электорат Б.Ельцина – жителей российских мегаполисов, крупных городов с населением от пятиста тысяч и выше. К ним, видимо, и обращена носящая подчеркнуто предвыборный характер принятая на минувшей неделе правительством Москвы комплексная программа промышленной деятельности в столице на 1998-2000 гг., которая преду-сматривает рост производства в ближайшие три года на 28,7%.

Одновременно Ю.Лужков воспользовался ситуацией для того, чтобы начать дистанцироваться от непопулярного правительства С.Кириенко, тактический союз с которым, заключенный в период апрельского правительственного кризиса, стал для московского мэра невыгодным. В частности, Ю.Лужков выступил с резкой критикой планов ограничения внешних заимствований регионов, заявив, что такой запрет “будет самой большой диверсией из тех, которые правительство могло бы совершить по отношению к российским территориям”, а также подверг критике возврат правительства к монетаристским идеям. Весьма характерна в этом отношении и позиция московской мэрии, занятая ею в отношении шахтерской акции протеста у Дома правительства (московские власти предложили участникам пикета разместиться на отдых в одном из московских пансионатов, продукты, прохладительные напитки и т.д., что явно контрастирует с безразличием, которое проявляет к забастовщикам федеральное правительство).

Экс-премьер, лидер движе-ния “Наш дом – Россия” В. Черномырдин также привлек к себе внимание поиском контактов с влиятельными региональными лидерами. Поездка В.Черномырдина к главе Башкортостана М.Рахимову, президентскую кампанию которого поддержал бывший глава Кабинета, дала экс-премьеру ряд важных поводов проявиться в информационном пространстве в качестве публичного политика (участие в предвыборных митингах Рахимова, встреча с республиканским активом НДР и т.д.). Самой большой удачей В.Черномырдина стало то, что во время этой поездки башкирский президент публично обязался поддержать бывшего премьера в кампании 2000 г. В то же время этот визит имел и негативную сторону, свидетельствующую о том, что команда В.Черномырдина еще не вполне освоила гибкие методы ведения публичной политики. В частности, обратил на себя внимание скандал, поднятый соперником Рахимова, депутатом Госдумы членом фракции НДР А.Арининым, который после поездки Черномырдина в Уфу объявил о своем выходе из фракции “Наш дом – Россия”. А.Аринина, основного оппонента Рахимова, Центризбирком (ЦИК) республики дважды ли-шила права участвовать в вы-борах. Это дало повод Аринину заявить о недопустимости поддержки руко-водством НДР действующего президента Башкортостана М.Рахимова, установившего, по словам Аринина, номенклатурную диктатуру (по некоторым сведениям, А.Аринина уже давно пытался использовать в своих играх вокруг башкирских нефтяных запасов нынешний исполнительный секретарь СНГ Б.Березовский).

Обратил на себя внимание и переход на пост главы холдинга “Газпром-медиа” бывшего генерального директора группы “Мост” С.Зверева, слывущего одним из самых перспективных российских политических менеджеров и эффективных лоббистов, способных создать экс-премьеру мощное медиа-обеспечение на парламентских и президентских выборах.

Президент не забывает продемонстрировать российской элите, что он не прочь попробовать себя в качестве президента и в третий раз. Так, выступая на минувшей неделе в Кремле по случаю вручения государственных премий, Б.Ельцин, как полагают наблюдатели, имел в виду именно это, заявив, что президентом России в 2000 г. должен “стать человек, который любит культуру”, а затем подчеркнул, что он сам, Б.Ельцин, как никто другой заботится о ее процветании…

Б.ЕЛЬЦИН: НАГНЕТАНИЕ НАПРЯЖЕННОСТИ

Вероятно, власти отнюдь не случайно стремятся надавить на болевые точки российской олигархии. В частности, на минувшей неделе началось будирование слухов о том, что “дело статистиков” должно получить продолжение в атаке фискальных и правоохранительных органов на те структуры, которые воспользовались конфиденциальной информацией Госкомстата. При этом характерно, что власть встала на откровенно шантажисткие позиции: с одной стороны, было заявлено, что подобная атака может привести к пересмотру основных результатов приватизации (намекается, что речь идет о наиболее скандальных сделках типа приватизации “Связьинвеста”), с другой стороны, подчеркивается, что власть заинтересована в том, чтобы расследовать подобные нарушения, не поднимая излишнего шума, “полюбовно”. Одновременно она усиливает нажим на соответствующие госструктуры, такие как ГНС и ФСНП – на прошлой неделе им было дано понять, что в том случае, если они не сумеют организовать фискальный “наезд” на тех предпринимателей, которые якобы уличены в связи с руководителями Госкомстата, то эти службы сами подвергнутся основательной чистке. Понятно, что подобные установки, рассчитанные на откровенное использование методов шантажа и подкупа как инструментов государственной политики, едва ли способны укрепить авторитет власти и вызывают серьезное беспокойство в российских политических кругах.

Судя по всему, элита обеспокоена тем, что ужесточение сложившегося режима ведет к дальнейшей трансформации его в застойно-авторитарную политическую систему. В этом смысле симптоматичным выглядит уже тот факт, что Ю.Юрков и его сотрудники были арестованы на рабочих местах и до всякого суда заклеймлены представителями “органов” как создатели “разветвленной и хорошо организованной преступной системы”, “преступного айсберга”. Подобных действий власть не допускала – тем более в отношении членов правительства – с 30-х гг.

Вероятно, именно поэтому действия прокуратуры и ФСБ были с особой тревогой восприняты в кругах, близких к бывшему премьеру В.Черномырдина (известны, например, публичные высказывания первого вице-спикера Думы В.Рыжкова, выражающие озабоченность тем, что в акции против статистиков решающим мотивом может являться расчет на устрашение общества, а также и сомнение в состоятельности обвинений в том, что, занижая реальные статистические данные, Госкомстат мог способствовать росту теневой экономики). “Дело статистиков” было воспринято как продолжение линии на искоренение тех правительственных чиновников, которые остались в Кабинете со времен В.Черномырдина и на место которых С.Кириенко, якобы, желает посадить собственных назначенцев (эту тенденцию представляет, наряду с делом “статистического центра”, и казус А.Починка, сохраненного в правительстве со значительным понижением статуса). По этой логике, следующими жертвами перемен в составе правительства могут стать Я.Уринсон, В.Булгак, Н.Аксененко, более близкие к В.Черномырдину, чем к молодым радикалам. К тому же, в подобном контексте имеет смысл вспомнить о близости Юркова к Я.Уринсону (в 1992 – 1993 гг., в бытность Уринсона директором Центра экономической конъюнктуры и прогнозирования при Минэкономики, а затем при Совмине РФ, Ю.Юрков был его первым замом). Многие прогнозные документы Минэкономики строились на материалах Госкомстата.

“Заговор статистиков” дает и повод для подозрений, что креатуры экс-премьера не без умысла “вставляют палки в колеса” новому правительству. Так, по одной из версий “дела статистиков”, Ю.Юрков вызвал гнев Ельцина и Кириенко тем, что не предоставил вовремя необходимые данные миссии МВФ, из-за чего судьба очередного транша расширенного кредита МВФ повисла, было, на волоске, чем и воспользовались недруги Юркова, получив санкцию на его арест. Тревога в близких к экс-премьеру кругах подогревается и слухами о том, что ближайшее окружение Ельцина, якобы, уже дало распоряжение спецслужбам найти компромат на В.Черномырдина и членов его команды.

С опаской отнеслась к аресту верхушки Госкомстата группа В.Потанина, а также сблизившаяся с ней финансово-промышленная группа В.Алекперова. В контролируемых ими СМИ серьезному сомнению подвергается тезис обвинения о том, что ГКС имел реальную возможность повлиять на отношения предприятий с бюджетом ввиду того, что эта сфера находится в компетенции ГНС и Минфина, опирающихся на данные собственных статистических служб, которые и занимаются проверкой сведений о финансовом состоянии предприятий. Кроме того, правительство и президент пользуются данными статистической службы Минэкономики, а потому ни о каком влиянии со стороны Госкомстата на принимаемые руководством страны решения не может быть и речи.

Кстати, новый глава ГНС Б.Федоров, достаточно близкий к В.Потанину, также дистанцировался от акции в ГКС.

В кругах, близких к потанинской группировке, особо подчеркивается, что именно “торговля балансами”, точнее, той их частью, которая относится к конфиденциальной информации, сведениями о финансовом положении предприятий и вменяется реально в вину Госкомстату, поскольку использование подобных сведений биржевыми игроками могло стать одной из причин последнего обострения ситуации на российском фондовом рынке. В то же самое время вполне возможно, что “интерроссовцы”, которые, как известно, приняли весьма активное участие в игре на понижение, были бы не против “прикрыть” Ю.Юркова, члена “ленинградского клана” А.Чубайса. Не исключено, что именно госкомстатовскими сведениями о балансах и пользовался после своего изгнания из правительства глава инвестиционной компании “Монтес Аури” скандально известный А.Кох, находящийся под покровительством В.Потанина.

В рамках подобных версий произошедшего не исключается возможность того, что удары по Юркову могут стать причиной серьезных неприятностей и для всего “ленинградского клана” или, что, возможно, более точно, способом давления на его главу с целью вызвать большую активизацию усилий со стороны А.Чубайса в поддержку Б.Ельцина.

КОНТРИГРА РОССИЙСКОГО ИСТЕБЛИШМЕНТА

В то же время Б.Ельцин, идя на обострение ситуации в верхах и пытаясь продемонстрировать готовность к проведению жесткой антикоррупционной линии, натолкнулся на откровенное неприятие своих действий со стороны истеблишмента, пытающегося опереться на более широкие социальные слои, недовольные проводимой им политикой.

В частности, буквально на следующий день после ареста “группы статистиков” в стране началась резкая дестабилизация. Профсоюз нефтяников и газовиков провел чрезвычайный съезд, на котором поставил правительство перед угрозой общероссийской забастовки. В Нефтеюганске состоялся многотысячный митинг протеста против готовящихся сокращений и против долгов по зарплате. Характерной чертой этих волнений стала их поддержка городскими властями. Начала складываться вполне реальная опасность того, что протестные выступления в ТЭКе и обрабатывающей промышленности могут слиться в один поток и пройти под политическими лозунгами. Так, одновременно со съездом нефтяников и газовиков и волнениями в Нефтеюганске 10 июня в Алтайском крае состоялась однодневная забастовка промышленных рабочих, проведших митинги в поддержку требований Краевого союза промышленников и предпринимателей, требовавших немедленной отставки президента, роспуска Госдумы и встречи в июне Федерального собрания с представителями промышленных предприятий субъектов Федерации.

Одной из особенностей большинства протестных акций стало заметное нарастание в них значения организующего начала, в котором явно ощущается присутствие региональных и даже федеральных олигархов, недовольных ужесточением политики Центра. Примером подобных акций могут считаться выступления на промышленных предприятиях Алтайского края, прошедшие, как уже отмечалось, под эгидой регионального Союза промышленников и предпринимателей. Любопытно, что после забастовки крупнейших промпредприятий края, прошедшей 10 июня под политическими лозунгами, те же предприятия объявили “в знак протеста” 12 июня, “День России”, рабочим днем, что трудно себе представить, если сбросить со счета степень влияния на рабочих со стороны региональной управленческой элиты. Явную поддержку оказывает ряд элитных группировок (в профсоюзах, в руководстве угольной отраслью и т.д.) протестным выступлениям шахтеров Печорского угольного бассейна, пикетирующих Дом правительства.

Думская оппозиция сделала ряд крайне неприятных для президента и его окружения шагов. (Речь идет о поручении, данном Думой Счетной палате, проверить расходование бюджетных средств, выделяемых на содержание президента и его администрации; попытке ввести законодательные ограничения на избрание президентом лица, занимающего эту должность два срока подряд. Продолжалась, хотя и без особого энтузиазма, деятельность по подготовке процесса импичмента; был принят во втором чтении закон “Об обеспечении непрерывного исполнения пол-номочий президента РФ в случае их досрочного прекращения”, согласно которому парламент получает возможность начала так называемого “медицинского импичмента”).

Массированный натиск законодателей на президента и его окружение многими экспертами связывается не просто с уязвленным в ходе правительственного кризиса самолюбием оппозиционных депутатов, но и с тем, что действия президента не находят поддержки у российских олигархов. При этом Дума выполняет лишь роль посредника, с помощью которого олигархи пытаются диктовать президенту свои условия.

Так, постановка вопроса о расходовании бюджетных средств, выделяемых на содержание президента и его администрации, явно отражает недовольство олигархов усилиями, предпринимаемыми президентскими структурами и правительством по ужесточению налоговой политики и развертыванию антикоррупционной кампании. Характерно и то, что попытка ввести законодательные ограничения на избрание президентом лица, занимающего эту должность два срока подряд, была в первом чтении принята абсолютным большинством голосов. Трудно сомневаться в том, что если попытки нахождения нового консенсуса между президентом и олигархами зайдут в тупик, то сдвинется с мертвой точки и процесс импичмента. А предложения по его инициации могут найти неожиданную поддержку у подавляющего большинства депутатов Думы, как нашли ее предложения по ограничению возможности выдвижения одного и того же лица на пост президента три срока подряд и закон, дающий возможность начать “медицинский импичмент”.

Характерно и решение депутатов Думы отложить обсуждение СНВ-2 на осень. Этот шаг ставит под вопрос очередную встречу Клинтона и Ельцина, привязанную к ратификации СНВ-2, которая таким образом откладывается на неопределенное время, что заметно ослабляет не только внутренние, но и внешние позиции Б.Ельцина. Показателен при этом тот факт, что ни одна из олигархических группировок не начала в контролируемых ею СМИ серьезной атаки на Думу, да и В.Жириновский, предложивший Думе не спешить с ратификацией соглашения по СНВ-2, известен своей крайней зависимостью от олигархических группировок.

Самым очевидным образом интересы влиятельных финансовых группировок выразились в думском постановлении “О продаже находящихся в федеральной соб-ственности акций открытого акционерного об-щества “Нефтяная компания “Роснефть””. В этом доку-менте, подготовленом по инициативе членов фрак-ции КПРФ, президенту РФ предлагается принять меры по приостановлению продажи пакета акций “Роснефти” до принятия федерального закона “О государст-венной программе приватизации государствен-ного имущества в РФ”.

Активные антипрезидентские действия Думы совпали с завершением визита Б.Ельцина в Германию. Этот визит, который, по общему мнению, был крайне неудачно подготовлен, не только не принес серьезных конкретных результатов, но и нанес вред позициям Ельцина внутри страны. Излишняя “раскованность” поведения Ельцина после приватных бесед с Колем за обеденным столом, продемонстрированная обошедшими мировые и отечественные СМИ сценами и высказываниями Ельцина, вызвала у депутатов бурную реакцию. По словам депутата В.Семаго (фракция КПРФ), “манера и форма поведения президента заставляют желать много лучшего” и создают выгодный фон для антипрезидентских действий. Одновременно тому же способствуют и раздоры в самом правительстве. Б.Немцов в одном из своих выступлений признал, что антикризисная программа С.Кириенко сыра. По некоторым слухам, С.Кириенко назвал это заявление “ножом в спину” Кабинета и начал подыскивать способ изоляции и удаления Б.Немцова из правительства. В то же время усилилились тенденции к дистанцированию регионов от федерального правительства, симптомом чего стала разработка Советом Федерации собственного варианта антикризисной программы, которую сенат вынес на обсуждение II Петербургского экономиче-ского форума, проходящего 17 – 19 июня.

Стоит отметить, что инициативы президента находят все меньшую поддержку у РПЦ. На состоявшемся на прошедшей неделе заседании Священный синод Русской православной церкви одобрил позицию патриарха Алексия II, отказавшегося принять участие в захоронении так называемых “екатеринбургских останков”, признанных госкомиссией царскими, и запретившего участие в этой церемонии так называемого “белого клира”, т.е. других высших чинов РПЦ. Тем самым был значительно снижен статус торжеств, что сделало невозможным и участие в них президента. По мнению большинства экспертов, этим решением РПЦ во многом нарушила политические планы президента и его окружения, стремившихся почерпнуть из церемонии захоронения останков “царской семьи” легитимные основания для захоронения мумии Ленина и для серьезного удара по символике и идеологии оппозиции. Более того, решение Синода провести в день 80-летия расстрела царской семьи во всех храмах Русской православной церкви панихиду о душах невинноубиенных и отпевание жертв богоборческой власти, означающее, что в глазах РПЦ “екатеринбургские останки” не имеют вообще никакого особого символического значения, “продемонстрировало независимость РПЦ от государства в принятии решений” (митрополит Ювеналий), а следовательно, окончание периода особых отношений между президентом и клиром. С известной точки зрения, это говорит о том, что Церковь также обозначила свое дистанцирование от действующего президента.

“НАМ НЕ ХВАТАЕТ… НАГЛОСТИ” (А.ЧУБАЙС)

Есть все основания утверждать, что, несмотря на все усилия вырваться из политической блокады, в которой оказались президент и его окружение в результате обострения экономической и социально-политической ситуации в стране, данная цель остается недостигнутой. Несмотря на то, что магнаты российского бизнеса выступили с заявлением в поддержку президента, эффект этой акции оказался эфемерен, и на минувшей неделе ситуация фактически вернулась к исходной.

В российских СМИ вновь начал преобладать пессимистический настрой по поводу ближайших перспектив свежеиспеченного правительства С.Кириенко (“черная осень”, “явно не золотая осень”). По мнению ряда экспертов-экономистов, средства, использованные неделей раньше А.Чубайсом для умиротворения кризиса на российском фондовом рынке, оказались хуже, чем сама болезнь (заем, полученный А.Чубайсом у коммерческих банков Запада, в частности, через инвестиционный банк “Гольдман Сакс”, под рекордно высокую для внешних займов России ставку более 12% годовых, угрожает пробить “дыру” в финансировании внешнего долга нынешней осенью). В свою очередь, осознание того, что платежеспособность России дошла до критической черты, заметно ухудшило ситуацию в сфере оборота капиталов. Фактически возобновились кризисные явления на российских биржах, подавленные неделей раньше, – на фондовом рынке продолжали господствовать понижательные тенденции, причем, к концу минувшей недели эти тенденции заметно усилились (так, к 12 часам дня 11 июня падение стоимости акций российских компаний составило в среднем 6,17%. Примерно на столько же поднялась доходность государственных ценных бумаг). На горизонте вновь замаячала угроза девальвации рубля. Инвестиционная активность большинства участников рынка по-прежнему остается крайне низкой, а объемы торговли значительно снизились. Дополнительным поводом для спекулятивно настроенных игроков к “медвежьей” игре стало понижение долгосрочного кредитного рейтинга России (вслед за “Moody’s” и “Fitch IВСА”) международным рейтинговым агентством “Standard & Poor’s” (в результате чего не только ЦБ, но и коммерческие банки понесли значительные убытки, появились слухи о том, что из-за этого ряд банков, например, ОНЭКСИМ, оказались перед необходимостью реструктуризации, в частности, отказа от содержания собственных СМИ и т.д.).

Такой поворот событий вкупе с участившимися наскоками на правительство со стороны Думы вновь реанимировал идею выхода из кризиса с помощью чрезвычайных мер. В этой связи внимания заслуживает 8-й (внеочередной) съезд гайдаровской партии “Демократический выбор России”, одной из причин созыва которого его организаторы назвали перемены в российском правительстве и острые внутрипартийные дебаты в связи с необходимостью определить предвыборную тактику либералов. В партии в последнее время шла довольно острая борьба между сторонниками вступления в союз на правах младшего партнера с “Яблоком” (линия Гайдара) и сторонниками превращения ДВР в новую “партию власти” – под правительственную коалицию во главе с С.Кириенко (подобной точки зрения придерживаются сторонники А.Мурашова). Однако на самом съезде неожиданно восторжествовала третья позиция, озвученная нынешним председателем правления РАО “ЕЭС России” А.Чубайсом, основной тезис которого заключался в том, что, по его мнению, новые парламентские выборы состоятся не в декабре 1999 г., а весной, иначе говоря, по мнению А.Чубайса, осенью текущего года парламент будет распущен, а весенние выборы, судя по боевому настрою самого Чубайса, пройдут по правилам, которые будут выгодны в первую очередь ДВР. Поэтому бывший первый вице ориентировал либералов не спешить ни с созданием коалиции с “яблочниками”, ни с конъюнктурными попытками создания новой “партии власти” под С.Кириенко. Некоторые “загадочные” сентенции А.Чубайса о том, что он пока не может раскрыть перед съездом наиболее важные элементы своего стратегического плана, фактически уже одобренные высшим политическим руководством, заставили вспомнить о слухах, согласно которым в Кремле лелеют замысел осенью разрешить острое противостояние с Думой эффектным ходом с отставкой Кириенко и призванием Чубайса на пост премьера, после чего роспуск Думы станет неизбежностью.

Департамент политического мониторинга

Фонда “Реформа”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ЖАРКОЕ ЛЕТО-98
ЯДЕРНОЕ СДЕРЖИВАНИЕ
ЗАЯВЛЕНИЕ
В правительственном пригороде обосновались горняки.
ДЕЛО – ТАБАК
ПАШНЮ – ПАХАРЮ, А НЕ БИРЖЕВИКАМ
ТРАГЕДИИ – КАЖДЫЙ ДЕНЬ, И ВСЕ БЛИЖЕ К КАЖДОМУ ИЗ НАС
ВСЕ ТАК ХОРОШО НАЧИНАЛОСЬ ВОСЕМЬ ЛЕТ НАЗАД…
Какие факторы предопределили активизацию летних акций социального протеста и выдвижение на них политических требований?
КОМУ НА РУСИ ЖИТЬ ХОРОШО?
Культуру мало любить, ей надо и помочь
Лещь – это вещь!
ВСЕ ТАК ХОРОШО НАЧИНАЛОСЬ ВОСЕМЬ ЛЕТ НАЗАД…
Стол богат, коль есть салат
О хлебе насущном
Акции протеста в регионах России
НА ЗАПАДНЫХ РУБЕЖАХ


««« »»»