НА ЗАПАДНЫХ РУБЕЖАХ

10 июня премьер-министр Сергей Кириенко в ходе визита в Белоруссию посетил Брестскую область и погранпереход “Козловичи” на белорусско-польской границе. Среди обсуждаемых вопросов было выполнение договоренностей в рамках Таможенного союза. Какие же еще проблемы волнуют белорусских пограничников и таможенников? Понять это можно, лишь побывав на границе.

ТАМОЖНЯ ДАЕТ ДОБРО. НО НЕ ВСЕГДА

Брест всегда был важным приграничным форпостом, базой для переброски грузов в европейские страны и обратно.

Поток пассажиров и грузов следовал по автомагистралям и железным дорогам. На Брестском железнодорожном вокзале меняли колеса поездов, следующих на запад. Здесь же на специальных площадках перегружали сжиженный газ и топливо.

Правда, раньше была всего одна таможня, и работали на ней около ста человек. Сейчас же только в Брестской области более десяти таможенных пунктов, на которых работают более полторы тысячи специалистов.

После распада Советского Союза на пограничных пунктах были фантастические очереди. Неразбериха, паника, страх… Позже все успокоились, восстановился порядок. К тому же в Бресте открылись новые пункты таможенного оформления транспорта и грузов — в терминале недалеко от границы, на госавтопредприятиях ГАП-1, “Совавтобрест” и на других братских предприятиях.

На территории области участок границы — около 240 километров. До сентября 97-го эту зону охраняли два отряда: за приграничную полосу отвечал погранотряд, а за 11 КПП — отряд пограничного контроля. Теперь эти подразделения объединены, они оба — в ведении Брестской Краснознаменной погрангруппы имени Дзержинского.

Если до 1990 г. пограничники задерживали здесь ежегодно по 12 – 15 нарушителей, то после распада Союза статистика резко ухудшилась. Теперь Брестская погрангруппа каждый год задерживает около 700 нелегалов (в основном направляющихся в Польшу, причем часть “храбрецов” — в нетрезвом виде ). Контрабандистов и контрабандных товаров в последние годы тоже стало гораздо больше.

Контрабандным путем — по фальшивым документам — в основном пытаются провезти водку, сигареты, сырье и цветные металлы. Конфискованный контрабандный товар поступает в бюджет государства.

ВАРШАВСКИЙ МОСТ

Подъезжаем к пункту пропуска “Варшавский мост”. Очередь автомашин не очень длинная: на час-полтора. Видимо, мы попали не в “час-пик”.

В среднем через этот пункт в сутки в обе стороны проезжает 2,5 – 3 тыс. автомашин. А за год КПП пропускает более 7 млн пассажиров и почти 3 млн транспортных средств.

Примечательно, что более половины машин следует из России или в обратном направлении. Около 80% грузов — транзитные (в основном тоже из России или обратно).

В сопровождении пограничников и таможенников идем по Варшавскому мосту. По середине этого моста через реку Западный Буг и проходит рубеж. Доходим до широкой белой полосы, фотографируемся на память и… поворачиваем обратно: дальше — чужая земля.

Начальник Брестской погрангруппы полковник Игорь Николаев рассказал, что в основном под его началом служат офицеры и прапорщики. Солдат здесь очень мало: граница — пост ответственный, поэтому предпочтение отдается профессионалам. Хотя, возможно, в скором будущем число офицеров уменьшится: стоит вопрос о сокращении численности пограничных войск Белоруссии.

При въезде на Варшавский мост находится таможня “Западный Буг”.

“После “беловежского соглашения” первыми вновь объединились таможенники — теперь работаем вместе с россиянами”, — сказал заместитель начальника таможни Валерий Переверзев. Также он сообщил, что с помощью России скоро тут откроют четыре дополнительные линии для оформления транспорта.

Смотрим документальный видеофильм о работе белорусских пограничников и таможенников. Каждая история — захватывающий сюжет для детектива или известного телесериала “Государственная граница”.

В прошлом году с помощью специальных радиологических ворот в одной из машин обнаружили 30 тыс. радиоактивных долларов. Их фон превышал норму в 150 раз.

На пункте “Козловичи” таможенники открывают грузовой контейнер, принадлежащий чешской фирме. В глубине за ящиками и коробками видны спрятавшиеся люди, их оказывается 27 человек. Все — вьетнамцы, хотевшие нелегально попасть в Польшу.

Дипломат из Гвинеи отказывается открыть заднюю дверь “джипа”, говорит, что потерял ключ. Через шесть часов выяснилось, что он — вовсе не дипломат. Дверь багажника вскрывают, а оттуда повалил горячий пар — 14 вьетнамцев, лежащих буквально “штабелями”, чуть не задохнулись…

При осмотре автомобиля бдительный таможенник очень удивился: зачем это динамики проведены в багажник? И скоро понял: в багажнике, где был тайник, слушали музыку два гражданина Шри-Ланки.

В пассажирском автобусе, в боковых люках для багажа, обнаружили большой тайник, в нем — пакет с валютой. Выяснилось, что этот тайник имеет вентиляционную систему — в нем можно было перевезти и людей. Нередко автобусы с подобными тайниками задерживают на погранпостах в Гродненской области…

Да, весело работать на границе: чуть ли не каждый день — новый “сюрприз”. Фантазия контрабандистов неиссякаема, расслабляться нельзя и на “авось” надеяться – тоже.

ТОЛЬКО ЗВЕРИ НЕ БОЯТСЯ ПОГРАНИЧНИКОВ

Местные пограничники сетуют на то, что их подводит техника. Хотя рубежи в этом районе были оборудованы давно, но часть техники уже устарела.

Почти все приборы — российского производства, установлены еще до распада СССР. С начала 92-го новая техника сюда не поступала: на ее покупку нет средств. Если до 91-го обустройство одного километра границы стоило около 1 млн руб., то теперь на замену техники требуются значительно большие суммы.

Хорошо, хоть заставы вдоль границы в нормальном состоянии, и офицеры, живущие на заставах в вагончиках, на быт не жалуются: служба есть служба.

Кроме технических проблем есть и другие. Пограничникам во время дежурства приходится сталкиваться не только с двуногими, но с четвероногими нарушителями границы.

Не все знают, что белорусско-польская граница проходит через национальный парк “Беловежская пуща”. Хотя большая часть уникальной пущи принадлежит Белоруссии, около 40% осталось у Польши. И разделяет лесные массивы высокий железный забор, установленный еще в 1980-м.

По узкой дорожке проезжаем сквозь чащу, приближаемся к пограничному рубежу. Обычные деревянные столбы, между которыми — железная сетка. На контрольной полосе между двумя заборами следов не видно: значит, никто не пытался уйти к соседям.

Зверям, привыкшим свободно перемещаться, заграждения, естественно, не нравятся. И они с ними борются, как могут. Рысь без труда их перепрыгивает, волки делают подкопы, а зубры то и дело рвут металлическую сетку и уходят за кордон погулять. Потом возвращаются обратно — и снова делают дырку.

Пограничники, не наказывая четвероногих “нелегалов”, чинят забор и продолжают охрану границы. Их больше беспокоят афганцы, вьетнамцы, пакистанцы, узбеки, делающие подкопы, чтобы уйти в Польшу. В 1995 г. в Беловежской пуще арестовали 50 человек, но в последние два года нарушителей в заповеднике не было — видимо, люди убедились, что здесь граница действительно “на замке”.

ЗОНА БЕЗ ТАМОЖНИ

Немалый грузопоток следует и через международный аэропорт под Брестом. Он находится на территории “свободной экономической зоны” (СЭЗ), открытой по указу президента Лукашенко в декабре 1996-го.

На протяжении 10 км по реке Буг СЭЗ граничит с Польшей. Однако таможенники здесь не загружены работой: в зоне действуют особые налоговые льготы и привилегии. Завезенный сюда из-за границы товар не облагается таможенными пошлинами. Продукция, произведенная в зоне, при вывозе также освобождается от пошлин. Иностранным бизнесменам, работающим в СЭЗ, гарантирован беспрепятственный перевод в другие страны полученных здесь доходов.

По территории зоны проходит автомагистраль международного значения с погранпунктом “Козловичи”. В ближайшие годы тут должна появиться сеть таможенных складов.

Наибольший интерес к этому эксперименту проявляют немцы: больше половины направленных сюда инвестиций составляет немецкий капитал. Однако председатель Брестского облисполкома Владимир Заломай надеется, что в скором времени российские предприниматели оценят “плюсы” свободной экономической зоны и будут активнее здесь работать.

ОБЩИЕ РЕБУСЫ РАЗГАДЫВАТЬ ЛУЧШЕ СООБЩА

Белорусские пограничники и таможенники признают, что вскоре после “развода” в декабре 91-го возникла острая необходимость объединить усилия с Россией. Не случайно в принятом 22 января 1993 г. Уставе СНГ появились положения о сотрудничестве в области охраны внешних границ. После этого и началось реальное взаимодействие на границе белорусских и российских коллег: обмен оперативной информацией и сведениями о технических новинках.

Установилась тесная связь с Генеральным консульством Российской Федерации, находящимся в Бресте, а также с представителями Федеральной погранслужбы России и Государственного таможенного комитета РФ — и в Бресте, и в Минске. В случае необходимости через ФПС уточняется информация, проверяются документы подозрительных личностей.

В реестре координирующих институтов при Исполнительном секретариате СНГ теперь есть Совет командующих пограничными войсками. Многие важные вопросы решаются на заседаниях экспертных советов.

Первый заместитель исполнительного секретаря СНГ Иван Шабунин, представляющий в Минске Россию, отметил, что, к сожалению, пока многие документы, утвержденные главами стран СНГ, имеют рекомендательный характер. Для их реализации члены Содружества должны изменить законодательство своих государств, но не все торопятся это сделать. В результате из 500 документов работает только около 160… Может, поэтому и “тормозится” выполнение решений относительно охраны внешних границ и соглашений участников Таможенного союза?

Помощь России белорусским пограничникам предусмотрена и в рамках созданного весной прошлого года Союза России и Белоруссии.

Более энергично она осуществляется на границе Белоруссии с Литвой и Латвией. На границе с Польшой тоже кое-что уже делается. Например, россияне помогли провести реконструкцию погранпункта “Козловичи”. Он оказался самым загруженным в Европе: был рассчитан на 500 – 700 автомашин в сутки, но из-за большего потока машин здесь всегда была длинная очередь. После недавнего ремонта очередь уменьшилась. А во время визита сюда Сергея Кириенко ее, как ни странно, вообще не было…

Сейчас стоит вопрос о реконструкции других погранпунктов, в том числе “Варшавского моста”. Таможенники и пограничники уже ждут этого события.

На форуме журналистов стран СНГ, состоявшемся 5 мая в Минске, Александра Лукашенко спросили: почему до сих пор не ратифицирован договор о границе с Украиной? Он ответил с юмором: “Будем отгораживаться заборами, когда деньги на заборы заработаем… Мы — не сторонники этих заборов”. Позже подчеркнул, что белорусско-украинский договор о границе будет ратифицирован, когда Украина выполнит обещанные условия ( в частности, вернет Белоруссии долг — около 214 млн долл. ).

Хотя на белорусско-украинской границе стоит Пинский погранотряд, внимание властей все же приковано к “настоящей” границе — с Польшей. Там обстановка куда сложней и серьезнее.

В последние годы деятельность Государственной таможенной службы Белоруссии стала более эффективной. В прошлом году таможенные поступления составили 30% доходной части бюджета страны.

Ольга ДУМБРОВСКАЯ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ПАШНЮ – ПАХАРЮ, А НЕ БИРЖЕВИКАМ
ТРАГЕДИИ – КАЖДЫЙ ДЕНЬ, И ВСЕ БЛИЖЕ К КАЖДОМУ ИЗ НАС
ВСЕ ТАК ХОРОШО НАЧИНАЛОСЬ ВОСЕМЬ ЛЕТ НАЗАД…
Какие факторы предопределили активизацию летних акций социального протеста и выдвижение на них политических требований?
КОМУ НА РУСИ ЖИТЬ ХОРОШО?
Культуру мало любить, ей надо и помочь
Лещь – это вещь!
ВСЕ ТАК ХОРОШО НАЧИНАЛОСЬ ВОСЕМЬ ЛЕТ НАЗАД…
Стол богат, коль есть салат
О хлебе насущном
Акции протеста в регионах России
ЖАРКОЕ ЛЕТО-98
ЯДЕРНОЕ СДЕРЖИВАНИЕ
“ВОР ДОЛЖЕН СИДЕТЬ В ТЮРЬМЕ”
ЗАЯВЛЕНИЕ
В правительственном пригороде обосновались горняки.
ДЕЛО – ТАБАК


««« »»»