РОССИЯНИН В ИНОФИРМЕ: НАША СЛУЖБА И ОПАСНА, И ТРУДНА…

Как-то придя к выводу, что журналистика – дело малодоходное, я решила стать менеджером по рекламе. И почти уже устроилась в представительство “Кока-колы”, как мне рассказали такую историю. Двое моих потенциальных коллег ехали в аэропорт, чтобы отправиться в командировку. Захотели пить. В киоске у дороги кока-колы не оказалось: не завезли. Они пришли в шок: утолять жажду другим напитком приравнивалось к предательству интересов фирмы, это во-первых. А во-вторых, “Сколько людей не выпьют колы!” – ужаснулись они. И развернулись обратно, съездили на базу, отправили продукт в киоск. И конечно же, на самолет опоздали. А я осталась работать в редакции…

Когда на российском новорожденном рынке иностранные компании только появлялись, то количество желающих в них работать значительно перевешивало число свободных мест. “У них” были деньги и профессионализм. У нас – десятилетия за “железным занавесом” и культ лейблы “made in…”. Однако скоро выяснилось, что мы с ними говорим на совершенно разных языках, даже если знаем иностранный в совершенстве. И эта проблема стала главной в наших с ними отношениях.

В ТУАЛЕТ ПОД КОНВОЕМ

Если посмотреть на вопрос, что нам в них не понравилось, то окажется, что причины раздражения могут быть на первый взгляд самые смешные. Например, одна девушка, пробывшая в немецкой фирме месяц, с возмущением рассказывала: “В соседнем отделе работала моя одноклассница. Как-то я зашла к ней поболтать и, как водится, поспрашивать о коллегах. И почти сразу же начальник по селектору сделал ей выговор: почему в кабинете находятся посторонние. А мне было сказано, что если я еще раз отлучусь от своего рабочего места не по служебной или физиологической надобности, то буду уволена. Второе замечание было за то, что я пила чай в неположенное время. Хотя у меня болело горло и чай был вместо лекарства! В третий раз я хотела остаться после работы, чтобы закончить оформление документов, так мне высказали претензию, что все надо успевать в рабочее время. Я считаю, что к нам относились, как к рабам”.

“Во многих иностранных фирмах, действительно, очень жесткая дисциплина, – говорит О.Н.Бессонова, эксперт по персоналу лаборатории корпоративных технологий “Решение”. – Например, нельзя опаздывать ни на минуту. Иначе это может послужить поводом для предупреждения и даже для увольнения. И уж тем более не принято обсуждать личные проблемы. Это не просто неприлично, но и недопустимо. Также нельзя ни в коем случае говорить о деньгах. Во многих фирмах в контрактах, которые заключают работники с компанией, есть пункт о неразглашении суммы заработной платы, и зарплату там выдают в конвертах. Рассуждения по поводу того, например, что кто-то делает меньше, а получает больше, вызовут резкую негативную реакцию. Принцип должен быть такой: не считай чужую работу, а делай свою”.

Российскому человеку, часто привыкшему воспринимать рабочий коллектив как семью и порой выстраивающему служебные отношения как семейные, где ссора мужчины-начальника с женщиной-подчиненной – как развод, а двух мужчин – как дуэль соперников, где на первое место могут выйти личные, никакого отношения к работе не имеющие мотивы, перестроиться трудно. Поэтому иностранцам не понять, почему две дамы, успешно работающие по отдельности, вдвоем заваливают, казалось бы, беспроигрышный проект. Им даже в голову не придет, что причина может быть лишь в том, что одна ненавидит другую за привлекательную внешность, а вторая завидует первой из-за норковой шубы. И все-таки наш человек, по словам В.А.Бобахо, руководителя проекта лаборатории корпоративных технологий “Решение”, не любит того духа индивидуализма, который царит в инофирмах. Каким карьеристом россиянин бы ни был, он любит работать в команде, иметь на службе хотя бы приятелей или людей, на которых в какой-то степени можно положиться, с которыми можно объединиться против начальника, если ты подчиненный, или против подчиненных, если ты начальник. Он не любит условий жесткой конкуренции.

ГЛАВНОЕ, ЧТОБЫ КОСТЮМЧИК СИДЕЛ

Иностранцам, видимо, неведома наша любимая пословица: “Встречают по одежке, а провожают по уму”. Они патологически пристально следят, во что одеваются их сотрудники. Например, рассказывает И.С.Протасова, консультант “Решения”: “Если неопытная соискательница придет на собеседование в американскую компанию в платье, пусть даже очень дорогом, ей предложат, в лучшем случае, должность никем не руководящего менеджера, в худшем – секретарши. Несмотря на супердемократичность американских одеяний для прогулок, в крупных фирмах у деловой одежды строгие каноны. Костюмчики высшего менеджмента должны обойтись их владельцам от 3 до 5 тысяч долларов, среднего, конечно, подешевле. Но женщины обязаны ходить только в юбках, блузах и, возможно, жакетах. Платья же – удел низшего звена. Причем, если к юбке дама забудет надеть ремень, ей сделают замечание. Если же она проигнорирует это замечание – уволят. Ходить постоянно в одном наряде тоже не дадут. Сразу поинтересуются: “Мы что вам мало платим?” Могут даже предложить ссуду для приобретения достаточного количества одежды. Но главный “пунктик” американцев – запахи. С человеком, от которого не исходит волна парфюма, они не станут разговаривать. Так что, работая с американцами, необходимо каждое утро обливаться туалетной водой, одеколоном или духами.

Итальянцы в этом отношении ничем не лучше. Одна итальянская фирма плодотворно сотрудничала с российской фирмой бухгалтерского плана, где работали в основном женщины. После окончания контракта, итальянцы продолжать сотрудничество отказались. Потому что представительницы российской фирмы не отвечали их представлениям о том, как должна выглядеть женщина. Что конкретно им не понравилось в наших леди: отсутствие высоких каблуков или правильно наложенной косметики – осталось загадкой.”

“Иностранцы консервативны во всем, – рассказывает консультант по организационному развитию “Решения” Ю.Б.Кареева. – Одна фирма искала главного бухгалтера. У них были четкие требования к возрасту, опыту, знаниям претендентов. И они упустили двух хороших специалистов. Одного, потому что он был на 5 лет старше, чем им хотелось. А у другого не было высшего образования, но был пятилетний опыт работы в “Инкомбанке”. Они не смогли увидеть в этих людях главного. А в российскую фирму, для которой был желателен главбух – мужчина до 35 лет, приняли 55-летнюю женщину. Наши люди судят по способностям.”

УБИТЬ В СЕБЕ КУЛИБИНА

Одного русского послали на стажировку в Америку. Проработал он неделю и, сидя вечерком с соотечественником за бутылочкой, стал жаловаться, что не ценят его американцы. Он, великий русский компьютерщик, хоть сейчас готов руководить отделом. Друг посоветовал: “Да ты пойди и скажи это завтра своему начальнику”. Тот на следующий день и пошел. Дали ему отдел. Через неделю идет он опять к начальнику и говорит: “Я тут посмотрел, как вы работаете – это ужас! У вас все неправильно! Надо перестраивать всю работу!” А начальник ему отвечает: “Наша фирма сорок лет на рынке и всегда имела очень неплохую прибыль. И ничего перестраивать мы не собираемся. Вы уволены”. Один японский бизнесмен говорил, что русским можно простить все, за исключением одного – прямо-таки идиотического стремления к рационализаторству. Например, если для изготовления детали нужно три операции, то русский обязательно найдет способ сократить это количество до двух. И никто не сможет ему доказать, что его рационализаторство – вредно: деталь, сделанная в три операции, прослужит 20 лет, а в две – только пять. Так что инициатива иногда может быть строго наказуема.

НЕ РУССКИЙ ДУХ. НЕ РУСЬЮ ПАХНЕТ

А вот еще одна история о запахах. Только на этот раз привередливость проявилась у нашего человека. Моя знакомая лет пять назад работала в корейской компании и получала 1000 долларов, что по тем временам являлось суммой запредельной. И она уволилась по собственному желанию! А потрясенным подругам пояснила, что ее абсолютно устраивала работа и вся проблема была только в “корейском” запахе, который она, обладая чутким обонянием, чувствовала в офисе и дома. Каждый день после работы по два часа отмывалась в душе. Но запах превратился в навязчивую идею: ей казалось, что от нее все время “пахнет корейцами”. Теперь она работает с американцами, ароматизированными туалетной водой, и говорит, что они глупы и она сделает за час то, на что у них уйдет целый день.

Я ТЕБЯ БОЛЬШЕ НЕ ЗНАЮ, МИЛЫЙ

Можно сказать, что период романтической влюбленности россиян в инофирмы закончился. Пришло отрезвление будней. По данным вице-президента общества занятости “ТРИЗА” В.А.Седленека, меньше всего россияне хотели бы связать свою судьбу с “восточными” компаниями: китайскими, вьетнамскими, корейскими. Хотя служба у японцев, отличающихся жесточайшей дисциплиной, считается идеальной школой для работника, и тех, кто ее выдерживает, с распростертыми объятиями примут в любую компанию. Вторые по непопулярности – американцы. А ближе всех русской душе все же европейцы: немцы, французы. Российский работник приобрел образование, опыт и научился уважать себя. В шкале приоритетов зарплата потеснилась, уступив место психологическому комфорту. На рынке труда наш человек готов продавать только свою рабочую силу, но не “загадочную русскую душу”.

Вероника БАРАБАШ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

“ДАН ПРИКАЗ ЕМУ: НА ЗАПАД!” – ПО-ПРЕЖНЕМУ ЛЮБИМАЯ ПЕСНЯ РОССИЙСКОГО ПРЕЗИДЕНТА
КРЕМЛЕВСКАЯ СТАЯ И ЕЕ ВОЖАКИ
«Мокрый» компост
ГЕРХАРД ШРЕДЕР – БУДУЩИЙ КАНЦЛЕР ФРГ?
РОЛЬ И МЕСТО РЕГИОНАЛЬНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ В СЦЕНАРИЯХ БУДУЩЕГО СНГ
БАЛЬЗАМ ИЗ СОЛНЕЧНЫХ ЛУЧЕЙ
РАЗДЕЛЕННЫЕ НАРОДЫ: РАЗМЫШЛЕНИЯ ЭТНОПОЛИТОЛОГА
Письмо Клинтону из “мертвого” города
Финансовый кризис в России
ВЗЯЛСЯ ЗА УДОЧКУ – ТЯНИ ЛЯМКУ
СТРАСТИ ПО ШЕРЕМЕТЬЕВУ
ЭКСПЕРИМЕНТ ПРОВАЛИЛСЯ
ОКО ЗА ОКО
ВЕСЕЛОЕ ИМЯ ПУШКИН
“МИКСТУРА” ОТ ТЛИ
ПРЕДСТАВИТЕЛИ СНПР АКТИВИЗИРУЮТ СВОЕ УЧАСТИЕ В ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ СТРАНЫ
ЛЕТЯТ УТКИ


««« »»»