ЗАКОН В РОССИИ – МЕНЬШЕ, ЧЕМ ЗАКОН

Россия практически никогда не славилась любовью к исполнению законов. Законом у нас бывало слово царя, переданное народу. При этом тот писарь, что это слово передавал, обладал зачастую такой же властью, как и самодержец. Истолковать цареву волю, точно объяснить, что же хотел же сказать монарх “на самом деле” – было делом почетным и выгодным одновременно. Недаром говорили, что “жалует царь, да не жалует псарь”, а “закон – что дышло”.

Потом раздавались голоса, мол, население наше к юридическим наукам не способно, а уважать писанный порядок для него – и вовсе дело немыслимое. “Правовой нигилизм” – во какой термин придумали. Каюсь, грешным делом и я часто думал про себя: как может нормально жить страна, в которой народ не знает, не читает и не уважает законы. Но вот, по долгу службы, мне пришлось внимательно прочитать некоторое количество этих законов, причем прочитать с пристрастием, выражая свое мнение о каждом.

Все законы разные и касаются самых различных сфер человеческой жизни, но есть в них нечто общее, что роднит и проект Налогового кодекса, и новый пенсионный закон, и закон о малом предпринимательстве, и кучу бумаг, регулирующих проведение бартерных операций в стране. У всех этих документов какое-то общее мироощущение, спокойное до равнодушия, самоуверенное и совсем не озабоченное достижением достойного уровня компетентности. На языке студентов это называется “халява”.

“Халявность” отечественной законодательной деятельности просто всепоглощающа. Ничего не стоит принять решение о многомиллиардных государственных расходах и записать их в законе при отсутствии денег в бюджете. Еще более элементарно в правовом акте, призванном облегчить налоговое бремя на небольших предприятиях, прописать такие “нормочки”, что все, попадающие под категорию “малых предприятий и предпринимателей”, панически бегут от выданных им “льгот” и перерегистрируются в обычные фирмы.

К любимым развлечениям наших министерств и ведомств следует отнести страсть издавать инструкции, противоречащие основным законам государства. Так, инструкция Госналогслужбы, определяющая, каким образом следует исчислять налог на добавленную стоимость, в вопросах налогообложения операций мены противоречит действующему Гражданскому Кодексу. Принцип бесспорного взыскания недоимки с предприятий – так и вовсе антиконституционен. И ничего – действует инструкция, а не Конституция. А ведь в той же Конституции записано, что Россия является правовым государством. Подобную смелость позволили себе во всем мире лишь только пунктуальные немцы и мы. Мы, видимо, для смеха.

Ее Величество Инструкция, великая и ужасная, является в России настоящим Основным Законом. Ей все нипочем: и формально вышестоящие законы, и простой здравый смысл. Она – превыше всего. Коли жизнь противоречит инструкции – тем хуже для жизни.

Видимо, правовой нигилизм был, есть и будет. Только “в низах”, на уровне исполнителей, он – только один из способов выживания, иначе законы-инструкции разорят-раздавят, и ничем тут не поможешь. А сердобольный чиновник только разведет руками – да, вижу, что творю глупость, но что я могу поделать?

В “верхах” же этот нигилизм, это презрение к истинной законности, призванной делать жизнь понятной и логичной, носит действительно форму болезни. Вот там-то и происходит настоящая юридическая трагедия. Законы пишутся так, что исполнять их оказывается невозможно. Этот обычай действует и на федеральном, и на местном уровне.

Долгое время проведя в Чувашии, я убедился, что и на местах практика составления безграмотных законов и постановлений очень распространена. Так, однажды чувашское правительство приняло постановление, касающееся местной торговли. Оно было не в ладах само с собой, одни его статьи противоречили другим, и что бы не делало торговое предприятие, его всегда можно было оштрафовать за неисполнение какого-нибудь пунктика. Чтобы иметь возможность работать, руководители торговых фирм собрались и выработали общую позицию по поводу того, как это постановление толковать. После этого можно было ссылаться хотя бы на авторитет общего мнения.

Вот и получается, когда нет закона, на его место приходит со стороны министерств – инструкция, а со стороны частных граждан – традиция, общая договоренность. Их причудливое соединение и составляет реальную правовую атмосферу общества. Закону же остается роль формального символа или украшения, красивого, но бесполезного.

Александр ТАРАСОВ

Фонд “Реформа”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ПРЕДЕЛЫ РАСПАДА
НО ВОТ УДАРИЛИ МОРОЗЫ, НЕ ЖДИ, ЧИТАТЕЛЬ, РИФМЫ “СЛЕЗЫ”…
ЧТОБЫ ЗУБ НА ЗУБ ПОПАДАЛ
БОЙ ПАРАЗИТАМ!
ПО МАТЕРИАЛАМ ЗАРУБЕЖНОЙ ПРЕССЫ
Страна сошла с рельс
СНПР В АРХАНГЕЛЬСКЕ
Каковы истинные причины шахтерского кризиса
СВЕТЛОЗОРЬ
ЧТО ЭТО ТАМ ЗА РОЖИ?
Отречемся от старого мира?
“СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РОССИЯ” В ПРОТЕСТНЫХ РЕГИОНАХ
О ШКОЛАХ ЧАСТНЫХ, УЧЕНИКАХ НЕСЧАСТНЫХ…
ИДЕТ-ГУДЕТ ЗЕЛЕНЫЙ ШУМ, ЗЕЛЕНЫЙ ШУМ, ВЕСЕННИЙ ШУМ
ОБРАЗОВАНИЕ – В ОПАСНОСТИ!
За правом на образование – к гаранту Конституции
ОБРАЩЕНИЕ к правительству Российской Федерации участников Всероссийской акции
УЧЕНЫЕ ПРИМОРЬЯ ТОЖЕ ВЫШЛИ НА РЕЛЬСЫ
ДОМАШНИЕ И НАРОДНЫЕ СРЕДСТВА ОТ ЗУБНОЙ БОЛИ
РОССИЙСКОЙ НАЦИИ БЫТЬ!
КРАСНА ЯГОДА ОДУРМАНИТ, ГОРЬКА ЯГОДА ОТРЕЗВИТ
ПИРЫ ВО ВРЕМЯ ЧУМЫ
Сухарто ушел. Режим остался
ДАЙТЕ ВОЗМОЖНОСТЬ УЧИТЬСЯ!


««« »»»