ЗВУК ЗОЛОТА И УДАРЫ ПО НЕФРИТУ

СЕГОДНЯШНИЙ КИТАЙ – ЭТО КЕНТАВР С СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ГОЛОВОЙ И КАПИТАЛИСТИЧЕСКИМ ТУЛОВИЩЕМ

По Китаю катится девятый вал экономического бума – огромные инвестиции вкладывают западные страны, Гонконг и Япония. Экономическое могущество Китая растет не по дням, а по часам. Многие китайцы гордятся успехами своей страны в “социалистической рыночной экономике”.

Сегодняшний Китай, однако, – это своего рода тяни-толкай, кентавр с социалистической головой и капиталистическим туловищем. Китайские руководители пытаются решить задачу квадратуры круга – развивать рыночную экономику в условиях отсутствия демократических институтов. В стране более 20 млн безработных. Устроиться на приличную работу невероятно трудно – для этого в ряде случаев надо дать взятку в размере нескольких тысяч долларов. Нерентабельные государственные предприятия либо закрывают, либо акционируют.

Огромная безработица и среди интеллигенции – на каждое вакантное место бывает по 10 претендентов.

ЖЕЛЕЗНЫЙ КОНЬ ПРИШЕЛ НА СМЕНУ КРЕСТЬЯНСКОЙ ЛОШАДКЕ

В Пекине очень остра жилищная проблема. Когда я прошелся пешком от парка “Дин Шань” до своей гостиницы, то был удивлен, увидев “хутоны” – узкие переулочки, в которых до сих пор живут тысячи пекинцев. Это сложенные из огромных кирпичей старые дома, которым уже 400 – 500 лет. Снаружи стена всегда глухая, окна и двери выходят во двор. На окнах никогда нет занавесок. Соседи могут видеть и слышать все, что происходит внутри. В этих домах люди живут в ужасных условиях – скученно, без самых элементарных удобств: нет горячей воды, туалет общий во дворе, нет центрального отопления. Его заменяют печки, которые топят брикетами угля.

В то же время почти в каждом доме есть телевизор, а у многих домов стоят автомашины (я даже видел новенькую “мазда”). Машина стоит 10 – 20 тыс. долл., что в три раза дешевле стоимости новой квартиры, и люди предпочитают купить автомашину. Все дома в “хутонах” – частные и передаются по наследству. Выселить людей из “хутонов” трудно. Они требуют хороших благоустроенных квартир, а денег у местных властей для этого нет.

Весьма остра в Пекине и транспортная проблема. Число частных машин стремительно растет, в центре возникают пробки, в которых водители томятся по много часов. Метро в Пекине имеет очень маленькую протяженность, а расширить его сложно, поскольку для этого пришлось бы вести землеройные работы под жилыми массивами.

СДЕЛАЙТЕ ИЗ ЕДЫ КУЛЬТ

В Китае царит подлинный культ еды. На каждую трапезу на стол с вращающимся диском ставят огромное количество самых немыслимых блюд. Любопытно, что при приеме пищи китайцы причмокивают, чавкают в знак того, что еда нравится. Меня однажды спросили: “Почему Вы так тихо едите? Вам, что, еда не нравится?”. Трапеза начинается с зеленого несладкого чая и заканчивается супом. Некоторые гастрономические привычки китайцев кажутся странными. Например, помидоры они едят не с солью, а с сахаром.

Китайцы едят много, едят с удовольствием, едят так, что, глядя на них, невозможно не есть. Китайцы умеют получать от жизни удовольствие. У них надо учиться жить – они постигли какой-то неведомый европейцам смысл жизни, умеют быть счастливыми благодаря самым простым и вечным радостям. Еда в Китае – это своего рода ритуал, священнодействие, а приготовление пищи возведено на уровень высокого искусства. По моему глубокому убеждению, это искусство, в котором китайцы на протяжении своей долгой истории достигли подлинного совершенства, представляет собой весомый и ценный вклад китайского народа в общечеловеческую культуру. Правда, многие китайцы жалуются, что на приготовление пищи у них уходит очень много времени, а однажды мне довелось услышать такое мнение: китаец тратит половину жизни на изучение иероглифов, а другую половину – на приготовление пищи.

В одном из ресторанов я заглянул на кухню и увидел, как там священнодействовали повара. Все режут очень тонкими пластинками огромными тесаками. Абсолютно все варят при температуре 3000. Обязательно добавляют специи – чеснок, красный перец, имбирь, лук. В пищу идут только свежие продукты. На рынках к концу рабочего дня все, что не продано: мясо, рыбу, овощи – выбрасывают на помойку. Продавать что-либо несвежее здесь считается неприличным. У наших соотечественников при виде гор выброшенных продуктов буквально сердце обливается кровью.

ВАГОНЧИК ТРОНЕТСЯ, ЦЗИНАНЬ ОСТАНЕТСЯ

Я выехал поездом в столицу провинции Шандунь-Цзинань. Купейные вагоны очень похожи на наши, но каждое купе имеет два окна в коридор, видимо, для того, чтобы из коридора можно было видеть, занято ли купе. На краю верхних полок прикреплены перила в виде больших скоб, чтобы спящий пассажир не свалился с полки. Проводницы – все как на подбор очаровательные девушки в синих униформах с погонами – тщательно следят за чистотой. Заметив малейший мусор, тут же выметают его веничком.

На вокзале в Цзэй Чжоу мы купили бутылочку сладкого молока. Раньше китайцы не пили молока и не ели никаких молочных продуктов, но в последнее время стали постепенно привыкать к молочному. На этом же вокзале я увидел огромную толпу “дадунмэй” – крестьян, отправляющихся на заработки в город. Это были главным образом уйгуры из Синьцзяна. В ответ на мои вопросы “дадунмэй” рассказали, что в деревне сейчас жить очень тяжело. У крестьян совершенно нет денег. Продавать сельхозпродукцию в город невыгодно, так как цены очень низкие – не оправдаешь транспортные расходы. Поэтому крестьяне в массовом порядке уходят в города, но там их отлавливает милиция и выдворяет снова в деревню.

Прибыв в Цзинань, я увидел красивое здание вокзала, дизайн которого напоминает о том, что железную дорогу Циндао-Цзинань построили еще 100 лет назад немецкие инженеры и архитекторы.

В Цзинани меня поселили в общежитии для иностранных студентов Шаньдунского университета. Я читал лекции в Центре по изучению Азиатско-Тихоокеанского региона при Шаньдуньском университете и убедился в огромном интересе китайцев к событиям в нашей стране.

НА РОДИНЕ КОНФУЦИЯ

Один из самых незабываемых, счастливейших дней моей жизни, драгоценный с утра и до вечера, – день, когда я посетил родину Конфуция – город Чуйфу. От Цзинани до Чуйфу мы добирались на машине 3 часа. По дороге видели несколько деревень. Раньше крестьяне строили дома из глины и соломы. Теперь у них добротные кирпичные дома, обычно трехкомнатные. Почти каждая семья имеет телевизор, велосипед или мотоцикл. Автомашин крестьяне не заводят, во-первых, из-за отсутствия необходимых средств, а во-вторых, по причине плохих дорог. Около 20% всех крестьян имеют мини-трактора. В среднем крестьянин зарабатывает 3000 юаней в год. В школах учатся большинство крестьянских детей. Но далеко не все, так как за обучение надо платить (в начальной школе – 200, в средней – 300 юаней в год за одного ученика). К тому же крестьяне обложены тяжелыми налогами и на собственной шкуре постоянно убеждаются в правоте бессмертного Конфуция, который говорил: “Налоги хуже, чем тигр”.

На дорогах можно видеть лозунг, перефразирующий Конфуция: “Помни, что дорожные аварии хуже, чем тигр”. Кстати, лозунги в Китае развешены повсюду: “Береги свою Землю!”, “Надо учиться у провинции Шандунь!”, “Укрепляй здоровье, чтобы 40 лет работать на родину!”, “Надо учиться у транспортной милиции!”, “Народ доверяет своему Председателю!” и т.п.

Почти каждый житель Чуйфу считает себя потомком Конфуция и с гордостью говорит вам: “У меня есть право быть похороненным после смерти здесь, недалеко от могилы Конфуция”. Если вы поблагодарите его за рассказ о Чуйфу, он непременно скажет: “Конфуций любил говорить: “Я всегда радуюсь, когда к нам в гости издалека приезжает друг”.

В Чуйфу все напоминает о Конфуции. Это место – родина великого основателя конфуцианства – так же свято для китайцев, как Мекка для мусульман или Иерусалим для христиан и иудеев.

Три ослепительные жемчужины Чуйфу – это храм Конфуция, дом Конфуция и мавзолей Конфуция. Храм Конфуция имеет из всех китайских храмов самую длинную историю. После смерти Конфуция в 479 г. до н.э. его дом был превращен в храм. Как свидетельствует хроника того времени: “Прежний дом Конфуция, в котором Конфуций обучал своей вере учеников, позже был превращен в храм вместе с той одеждой, книгами, ритуальными предметами и другими вещами, которые остались после него”. Ученики Конфуция в этом храме регулярно приносили жертвоприношения своему учителю. С того времени, как император Ву из династии Хань принял политику “запрета всех философских школ и почитания только Конфуция”, конфуцианство стало официальной идеологией феодального общества, а место рождения мыслителя, Конфуцианский храм, в Чуйфу стал объектом общенационального культа. Каждый император считал своим долгом поставить на территории храма сооружение в честь Конфуция. Обычно это черепаха – символ мудрости и долголетия и над ней мемориал в честь великого мыслителя. Сейчас все сооружения, составляющие комплекс храма Конфуция, занимают площадь в 133.000 кв.м.

Осмотр храма Конфуция я, как и другие посетители, начал, пройдя через “Ворота звука золота и ударов по нефриту”. Эти ворота были построены одним из императоров династии Мин. Один из учеников сказал: “Конфуций проповедует высшую степень всего, что есть добро, и это сравнимо со звуком от ударов по золоту и нефриту”. Иначе говоря, Конфуций унаследовал все добрые мысли от прежних святых, напоминающие звуки золотых колоколов и инструментов из нефрита и достигающие совершенства музыки.

Почитая Конфуция и распространяя конфуцианство, императоры различных династий всегда назначали потомков Конфуция на высокие государственные должности. После смерти Конфуция все его многочисленные потомки жили в храме Конфуция и были похоронены в так называемом Конфуцианском лесу, недалеко от мавзолея своего великого предка. Конфуций был похоронен на севере Чуйфу около реки Сишуй. Я поклонился его могиле. Рядом с могилой Конфуция стоит коттедж, который называют мавзолеем Зигона – ученика Конфуция. После смерти Конфуция его ученики охраняли его мавзолей в течение трех лет, а Зигон охранял его 6 лет, показав пример уважения учителя. Позже в память о Зигоне был построен этот мавзолей. Вот пример достойный подражания. У нас в России, к сожалению, утеряна культура уважения учителей, в то время как на Востоке к ним во все времена было необычайно почтительное отношение.

Побывав на родине Конфуция, я почувствовал, что стал немножечко умнее.

ЛИКЕР НА ГОРЕ

Тайшань – самая известная из знаменитых буддистских гор Китая. Китайцы говорят: “Если ты видел пять гор, не стоит смотреть остальные. Если ты видел Тайшань, не стоит смотреть эти пять гор”. Самый высокий пик Тайшаня имеет высоту 1.545 м. На Тайшане древние императоры молились за процветание страны и мир, совершая жертвоприношения Небу и Земле. Согласно историческим хроникам, до династии западных Чжоу (256 г. до н.э.) 72 императора поднимались на Тайшань, чтобы совершить жертвоприношения. Позже их примеру последовал великий объединитель Китая император Цинь Шихуан, императоры династий Хань, Тан и Цинь. Современный мир также признал уникальность горы Тайшань: в 1985 г. ЮНЕСКО занесла ее в список ценностей мирового культурного и природного наследия. Когда императоры совершали свои жертвоприношения Небу и Земле, они использовали вино, изготовляемое виноделами у подножия горы. Тайшаньский ликер приобрел широкую известность благодаря искусству виноделов и прекрасной воде из родника около Лонгтан. Посетив гору Тайшань 12 раз, император Цзианлонь решил объявить местный ликер официальным императорским ликером. Этот ликер воспевали многие поэты. Великий Конфуций поднимался на вершину, выпив перед этим изрядное количество тайшаньского ликера. Ныне ликер стал столь популярен, что виноделы не могут удовлетворить растущий спрос. Эксперты говорят, что он содержит сок редких трав, которые успокаивают нервы, повышают тонус и улучшают работу всех органов в человеческом организме. Впрочем, рецепт этого ликера до сих пор держится в секрете. Недавно сюда для работы были приглашены немецкие пивовары, и теперь изготовленное здесь пиво успешно соперничает со знаменитым тайшаньским ликером. В Китае я многократно убеждался в справедливости слов великого китайского поэта Лао Пая: “Вино и стихи повышают настроение!”

Сидя в самолете на обратном пути в Москву, я думал о том, что Китай – это страна, где живут мудрые, добрые и трудолюбивые люди, страна с многотысячелетней культурой, страна с великим прошлым и, несомненно, с великим будущим.

Пекин-Москва

Анатолий ХАЗАНОВ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

КАМЕНСК-УРАЛЬСКИЙ ЦЕНТР ПАРТИЙНОЙ ЖИЗНИ
НОВОСТИ К ПЕРВОМАЮ
В МИГ СТРАШНЫЙ ПОДМЕНЯТ ЗВЕЗДУ КАСКАДЕРЫ – На рельсы ложится не вождь, а шахтеры
Раскол КПРФ
РЫЖИЙ, РЫЖИЙ, КОНОПАТЫЙ
СКОЛЬКО ИМЕН У СЕНЕГАЛА?
“ВИРУС” РАЗРУШЕНИЯ
ОБРАЩЕНИЕ К ВОЕННОСЛУЖАЩИМ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ЯМА
ХРОНИКА МАЙСКИХ ДНЕЙ
О ЮНОСТИ ТРАВ И ТАЙНАХ ПРИПРАВ
ОТКУДА И КУДА ИДЕТ РОССИЯ?
НАРОДНЫЕ ПРИМЕТЫ
ПИСЬМО НОМЕРА
В КАКИЕ СРОКИ ВЫСАЖИВАТЬ ТОМАТЫ?
ОТ САЛАТА ДО ДЕСЕРТА
ДЖЕФРИ САКС КРИТИКУЕТ МВФ
МЕСЯЦ НЕРЕСТА И СОЛОВЬЕВ
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО
ХОРОШИЙ ХОЗЯИН СТРИЖЕТ ОВЦУ, А НЕ ДЕРЕТ С НЕЕ ШКУРУ
СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ: РОСТКИ ВОЗРОЖДЕНИЯ


««« »»»