В МИГ СТРАШНЫЙ ПОДМЕНЯТ ЗВЕЗДУ КАСКАДЕРЫ – На рельсы ложится не вождь, а шахтеры

ЛЕБЕДЬ – ЭТО ЕЛЬЦИН СЕГОДНЯ?

В течение прошедшей недели в стране заметно осложнилась политическая и социально-экономическая ситуация.

Наряду с волнениями в угледобывающих регионах эта неделя была отмечена серьезными акциями протеста в Хабаровском крае и иными опасными симптомами (межэтнический конфликт в городе Удоломе Тверской области, террористический акт против одной из московских синагог и т.д.).

Тенденция углубления кризиса российской экономики и падения доверия к федеральной власти нашла свое яркое выражение в убедительной победе бывшего секретаря Совета безопасности А.Лебедя на губернаторских выборах в Красноярском крае.

По мнению экспертов, его успех обязан прежде всего тому, что Лебедю удалось оседлать не только массовые протестные настроения, но и недовольство центральных и региональных элит политикой Кремля.

Для Кремля проигрыш старой “партией власти” выборов в Красноярском крае, по мнению наблюдателей, с одной стороны, является очень серьезным сигналом того, что развитие социально-экономических и политических процессов в России начинает во все большей мере ускользать из-под контроля Б.Ельцина и его “семьи”. С другой же стороны, этот факт, который, без сомнения, является главным политическим событием анализируемого отрезка времени, концентрирующим в себе основные политические тенденции современной России, демонстрирует, что процесс смены политических поколений постепенно набирает динамику, становится ведущим фактором политической жизни страны. Под аналогичным углом зрения экспертами рассматривался и успех в первом туре других претендентов на высокие посты в субъектах Федерации – мэра Смоленска А.Прохорова и мэра Петрозаводска С.Катанандова. Правда, в отличие от А.Лебедя, действия и политическую судьбу которого эксперты анализировали прежде всего в качестве возможного “проходного” кандидата на президентских выборах 2000 года, другие две фамилии назывались лишь в качестве подтверждения некоторых общих закономерностей, наблюдаемых на провинциальных выборах.

Несмотря на то что в ходе красноярской избирательной кампании заметную роль сыграли так называемые “политические технологии”, однако вряд ли верен вывод о том, что именно им принадлежала решающая роль в победе Лебедя. Ретушь, которую столичные имиджмейкеры наложили на физиономию Лебедя, как фактор электорального успеха генерала не шла ни в какое сравнение с основным источником его силы, которая коренится не в имиджах и в текстах, а в объективном кризисном состоянии российского общества,

Главная причина, позволившая Лебедю возглавить Красноярский край, состоит, по мнению экспертов, в накопившихся в России за годы “реформ” Б.Ельцина проблемах. Давление на бюджет внешнего и внутреннего долга начинает достигать критического максимума и делает практически невозможным преодоление инвестиционного коллапса, предотвращение прогрессирующего ухудшения условий жизни.

Общество, включая элиты, устало от ельцинской “власти ради власти”, от непредсказуемости патриарха, озабоченного не столько делами и заботами общества, сколько проблемами сохранения личной власти.

В этом смысле не будет преувеличением сказать, что успех Лебедя качественно меняет расклад политических сил в пользу новой, постельцинской “партии власти”, которая черпает свою силу в первую очередь не из ухищрений “мордоделов”, а из слабостей режима.

ИМ КИРИЕНКО ПОЛОЖИЛ ЗАКОН В ПРОТЯНУТУЮ РУКУ

На прошлой неделе Б.Ельцин вместо того, чтобы попытаться лично решить становящиеся все более острыми социальные проблемы России, был занят пропагандой своей личности в стране и за рубежом (выступление в МИДе, интервью в Интернете и в британской газете “Гардиан”). Некоторые аналитики полагают, что те же цели преследовал президент и своей нашумевшей просьбой провести в мае 2000 г., перед президентскими выборами, саммит “восьмерки” в Москве, сделав его, таким образом, элементом своей будущей президентской кампании.

Некоторые из таких действий главы российского государства получили прохладную оценку со стороны отечественной элиты.

В то же время эти действия оказались не столь безуспешными, как прогнозировали некоторые эксперты. Так, из эфира была без особых объяснений убрана программа С.Доренко. В ее последнем выпуске полностью отсутствовала тема предвыборной борьбы в Красноярском крае. Не исключено, что эти действия ОРТ были результатом прямого давления Кремля.

Премьер действовал в аналогичном ключе. Он, в частности, был откровенно озабочен укреплением собственных аппаратных позиций и пытался полностью сконцентрировать в своих руках контроль над финансами.

Он взял на себя курирование Минфина, МинЧС, Комитета по госрезервам, а также Мингосимущества, Минсельхозпрода, Минэкономики, Минюста, Минатома и Миннауки. Стремясь к укреплению своих позиций, С.Кириенко пошел на роспуск секретариатов вице-премьеров, вместо которых создается единый секретариат президиума, контролируемый его назначенцами.

Социально-экономическая политика была отмечена усилением жесткости финансового курса. В ответ на преодоление Думой вето президента, наложенного им на закон “О бюджете Пенсионного фонда РФ на 1997 год”, С.Кириенко издал постановление, согласно которому правительство отказывается принимать к рассмотрению просьбы министерств и ведомств о финансировании программ и проектов, если таковые не обеспечены источниками финансирования, даже в том случае, если это предусмотрено федеральным законодательством. Затем правительство одобрило соответствующий этому постановлению проект закона “О порядке исполнения федеральных законов, реализация которых не обеспечивается федеральным бюджетом” (после доработки данный проект будет направлен в Думу), а президент пока подписал подготовленный С.Кириенко проект аналогичного указа, который должен действовать до принятия закона. Подобных по жесткости документов новейшее российское финансовое право еще не знало. По мнению ряда комментаторов, данные решения нового главы Кабинета фактически перечеркивают всю раздутую систему социальных льгот, созданную в 80 – 90-е гг. (в том числе и по воле Б.Ельцина). Однако не исключено и то, что эти жесткие меры принадлежат к специфическому разряду “электорально-экономических”, рассчитанных на создание у избирателей чувства признательности к президенту, если последний в ходе подготовки своей избирательной кампании “перепишет” список этих льгот, облагодетельствуя те или иные категории населения, отрасли и регионы.

Ряд вопросов вызывают и другие решения молодого премьера, например распоряжение навести “финансовый порядок” в угледобывающих регионах, в частности, развернуть борьбу с “посредниками”, монополизировавшими рынок угля.

Решение поставить под охрану руководство шахт, чтобы обезопасить его от криминализированных “посредников”, скорее, нацелено на предотвращение захвата руководителей предприятий бастующими горняками, ставшего в последние недели повсеместным явлением. Лишая “бунтовщиков” этой возможности, канализирующей их недовольство, правительство рискует столкнуться с еще более масштабными и опасными формами протеста. В то же время ясно, что этим, сознательно подпитывая стихийные вспышки недовольства, вполне могут воспользоваться для достижения собственных целей те самые криминальные элементы, против которых якобы и направлено данное решение.

По некоторым сведениям, крайнее недовольство у руководителей регионов вызвало и решение Центра ужесточить условия предоставления регионам права на привлечение иностранных заимствований.

Пока не оправдал себя и предложенный Думе правительством закон об урезании на четверть бюджетных расходов, предназначенных на содержание правительства, Думы, президентской администрации и ряда других трат федерального центра. Кириенко проявил скорее тактическую хитрость, чем серьезный стратегический расчет. За несколько дней до своего явления нижней палате премьером по настоянию Ельцина уже было принято решение о сокращении правительственных расходов на содержание аппарата на 30%, видимо, в связи со слиянием аппаратов вице-премьеров. Таким образом, премьер не только ничего не потерял в результате своего думского демарша, но и в очередной раз произвел на Думу вполне благопристойное впечатление. Хитрость была, однако, вскоре раскрыта, а принятый в первом чтении закон уже вызвал отрицательное отношение бастующих горняков, усмотревших в нем лишь подачку правительства с целью “стащить их с рельсов”.

Пощечиной для президента стало голосование Госдумы против образования комиссии по СНВ-2, откладывающее на неопределенный срок ратификацию этого договора, чем крайне обеспокоены США.

Столь же вызывающей акцией обиженного президентом парламента стало принятое 285 голосами постановление о создании думской комиссии по дополнительному изучению и анализу событий, происходивших в Москве 21 сентября – 5 октября 1993 г. Характерно, что эту комиссию возглавила леворадикально настроенная депутат Т.Астраханкина, непосредственно принимавшая участие в этих событиях на стороне защитников Дома Советов.

Президентский представитель в Думе А.Котенков был вынужден просить о снятии с обсуждения проекта закона о поправках в закон об основах налоговой системы ввиду того, что депутаты не сочли возможным учесть ни одной из поправок, предложенных Б.Ельциным.

В то же время депутаты преодолели вето президента на закон “О бюджете Пенсионного фонда РФ на 1997 год”, настояв тем самым на придании привлеченных Пенсионным фондом кредитам коммерческих банков статус долговых обязательств правительства (известно, что в 1997 г. в угаре инициированной самим Ельциным кампании по выплате задолженности по пенсиям ПФ был вынужден обратиться к банковскому сообществу за кредитами. “Младореформаторы”, сначала поддержавшие этот шаг, затем признали взятые кредиты делом Фонда, не имеющим отношения к правительству. В результате над ПФ и над всей пенсионной системой нависла угроза полного банкротства).

Агрессивное настроение думцев сказалось и в решении назначить отчет правительства перед Думой по финансовой задолженности работникам образования и детским пособиям.

По всей вероятности, в сложившихся ныне социально-политических условиях Дума едва ли пойдет и на безоговорочное утверждение законодательства по приватизации на текущий год.

РАЗМЕЖЕВАТЬСЯ ЗНАЧИТ РАСКОЛОТЬСЯ

Под воздействием “фактора Лебедя” и волнений в регионах заметно начала меняться ситуация в КПРФ.

Сдвиг в настроениях в сторону радикализма, с одной стороны, объясняется общей тенденцией радикализации представительных органов власти в кризисных ситуациях, а с другой стороны – приближением внеочередного партийного съезда, назначенного на 23 мая.

От V съезда КПРФ можно ожидать весьма серьезных новаций – вплоть до смещения с поста председателя ЦИК Г.Зюганова или раскола партии, как минимум, на три группировки – леворадикальную (сторонники “ленинско-сталинской платформы” – Т.Астраханкина, Т.Авалиани, И.Ждакаев, А.Макашов, Л.Петровский и др.), центристскую во главе с Г.Зюгановым и правую (“соглашательскую”, куда, вслед за Г.Селезневым, войдут сторонники последовательного курса на врастание во власть и коррекции курса “изнутри”).

Поводом для претензий к верхушке КПРФ может стать сокрушительное поражение на выборах в Красноярском крае кандидата от партии П.Романова, которому не удалось даже выйти во второй тур. В силу этого в фокусе политической борьбы оказалась не КПРФ, а представители так называемой “третьей силы”. Внутри КПРФ данный поворот в развитии событий на руку как левому, так и правому флангам (представители первого видят в этом поражении результат недостаточной оппозиционности КПРФ, а вторые – следствие заскорузлости основных партийных установок). Не остался в стороне от этой борьбы и партийный аппарат, стоящий ближе к правому центру партии. Его руководство видит в поражении коммунистического депутата на красноярских выборах доказательство неэффективности действующей партийной модели, ставящей во главу угла не столько достижение партией эффективных результатов, сколько личность лидера, вокруг которого уже, якобы, начала формироваться культовая атмосфера.

Судя по всему, в партийных рядах КПРФ весьма актуален вопрос и о том, верную ли тактику избрало руководство партии после поражения Романова и выхода во второй тур В.Зубова и А.Лебедя. Позитивно откликнувшись на выглядящее довольно демагогическим предложение “демократа” и ставленника “партии власти” Зубова сформировать “правительство народного доверия”, центральное руководство КПРФ фактически вступило в конфликт с региональным, которое в своем большинстве отвергло предложение Зубова, сославшись на конъюнктурную цель этого предложения и на сложность положения внутри краевой партийной организации. Действуя в обход краевого партруководства, верхушка КПРФ, пытавшаяся, вероятно, устранить с политической сцены А.Лебедя как опасного конкурента в борьбе за президентское кресло, не нашла понимания не только в крае (судя по предварительным данным, электорат П.Романова в своей основной массе проголосовал за Лебедя, обеспечив ему преимущество даже в Красноярске, цитадели В.Зубова), но и, по-видимому, в Москве.

Скорее всего, организаторам внеочередного съезда КПРФ будет трудно уйти от обсуждения тактических проблем поведения партии в новых условиях, складывающихся в стране в результате победы Лебедя в борьбе за Красноярский край.

По слухам, полностью отдавая себе отчет в угрозе возможного распада КПРФ, партийное руководство переживает ныне период серьезной внутренней смуты, источником которой стало стремление центристов во главе с Г.Зюгановым избежать обсуждения резолюции об отношении КПРФ к курсу нового российского Кабинета во главе с С.Кириенко, встречающее, однако, противодействие не только в левой и правой частях внутрипартийного спектра, но и среди организационных структур партии. “Теневой” лидер последних, первый заместитель Г.Зюганова в партии и фракции В.Купцов, якобы решительно взял курс на принципиально новую тактическую схему, предполагающую не только обновление партийного руководства, но и пересмотр некоторых стратегических установок партии.

В частности, по слухам, в ходе предстоящего съезда намечается усилить роль в формировании курса КПРФ организационных структур, возглавляемых В.Купцовым. Далее, якобы, предполагается обозначить линию на отказ КПРФ от задачи самостоятельного прихода к власти и сделать ставку на единого лидера политической и региональной оппозиции, способного опереться на поддержку союза влиятельных губернаторов (Д.Аяцкова, К.Титова, Е.Наздратенко, Э.Росселя и др.), враждебно настроенных по отношению к А.Лебедю и стремящихся также отмежеваться и от Ю.Лужкова как сугубо московского лидера, союз с которым опасен для общероссийского кандидата оппозиции и регионов. В качестве такового в купцовском окружении видят председателя Совета Федерации Е.Строева, который будто бы не прочь сыграть подобную роль, избрав на обозримый период тактику толерантного отношения к А.Лебедю.

По-видимому, опасность внутреннего переворота в компартии после провала решающей битвы за Красноярск хорошо видит и Г.Зюганов (публикуя свое обращение к красноярским избирателям, он не мог не понимать, что в значительной мере ставит на карту свое политическое будущее). Некоторые хорошо осведомленные аналитики высказывают мысль, что в этой связи Г.Зюганов стремится укрепить свои позиции в партии, содействуя радикализации позиций фракции КПРФ в Думе.

Так, есть основания полагать, что он не препятствовал попытке левых радикалов в лице председателя думского комитета по безопасности В.Илюхина взять на себя инициативу и внести на рассмотрение Думы якобы без предварительного согласования с руководством фракции очередное предложение о начале импичмента против президента Б.Ельцина. Эффект этого шага В.Илюхина, как известно, произвел на В.Купцова и его окружение впечатление разорвавшейся бомбы и вынудил заместителя Зюганова дать внятно понять, что Илюхин не согласовывал свое требование с фракцией, косвенно осудив последнего за нарушение партийной дисциплины.

Вариант “Строев и регионы” выглядит достаточно реалистичным лишь при экстраполяции на 2000 г. относительно стабильных условий развертывания политических процессов в стране, однако действия нового правительства, публично подтвердившего линию на ужесточение финансовой политики вопреки социальному недовольству даже таких мощных корпоративных групп, как шахтеры, может повернуть ход событий в непредсказуемое русло.

В таком контексте руководство КПРФ, вступив без лидера на нехоженные еще тропы политического поведения, может оказаться перед лицом практически неразрешимых проблем. В частности, обострение политической обстановки заметно влияет и на текущие позиции умеренных партийных лидеров, становящиеся гораздо менее обтекаемыми, чем прежде.

Подобные настроения, основанные на предчувствии неизбежности дальнейшего обострения ситуации, как считают наблюдатели, оказали явное влияние на поведение всей Думы на минувшей неделе, прошедшей под знаком противостояния между нижней палатой и исполнительной ветвью власти.

Департамент политического мониторинга

Фонда “Реформа”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ХРОНИКА МАЙСКИХ ДНЕЙ
НАРОДНЫЕ ПРИМЕТЫ
ОТКУДА И КУДА ИДЕТ РОССИЯ?
В КАКИЕ СРОКИ ВЫСАЖИВАТЬ ТОМАТЫ?
ПИСЬМО НОМЕРА
ДЖЕФРИ САКС КРИТИКУЕТ МВФ
ОТ САЛАТА ДО ДЕСЕРТА
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО
МЕСЯЦ НЕРЕСТА И СОЛОВЬЕВ
ЗВУК ЗОЛОТА И УДАРЫ ПО НЕФРИТУ
ХОРОШИЙ ХОЗЯИН СТРИЖЕТ ОВЦУ, А НЕ ДЕРЕТ С НЕЕ ШКУРУ
СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ: РОСТКИ ВОЗРОЖДЕНИЯ
КАМЕНСК-УРАЛЬСКИЙ ЦЕНТР ПАРТИЙНОЙ ЖИЗНИ
НОВОСТИ К ПЕРВОМАЮ
РЫЖИЙ, РЫЖИЙ, КОНОПАТЫЙ
Раскол КПРФ
“ВИРУС” РАЗРУШЕНИЯ
СКОЛЬКО ИМЕН У СЕНЕГАЛА?
ЯМА
ОБРАЩЕНИЕ К ВОЕННОСЛУЖАЩИМ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
О ЮНОСТИ ТРАВ И ТАЙНАХ ПРИПРАВ


««« »»»