ХОРОШИЙ ХОЗЯИН СТРИЖЕТ ОВЦУ, А НЕ ДЕРЕТ С НЕЕ ШКУРУ

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СНПР МАРТИН ШАККУМ ОТВЕЧАЕТ НА ВОПРОСЫ ЖУРНАЛИСТОВ ГАЗЕТЫ “СЕВЕРНЫЙ РАБОЧИЙ” ГОРОДА СЕВЕРОДВИНСКА, ЧЛЕНОВ СНПР ВИКТОРА ДУКОЛОВА И АНДРЕЯ МИХАЙЛОВА

– Мартин Люцианович, наш город – центр атомного подводного судостроения России. Как Вы оцениваете нынешнее состояние оборонной отрасли в целом и военного судостроения – в частности?

– Начнем с того, что состояние и работа оборонной промышленности напрямую связаны с тем, какие геополитические задачи ставит перед собой государство.

Армия, наряду с оборонной промышленностью, – важнейший показатель мощи государства. А сегодня сама российская государственность тает как снег весной. Способность государства ответить на внешние угрозы сегодня крайне сомнительна. И этим уже пользуются западные державы. Каждый день поступают сообщения о идущем полным ходом перевооружении американской и других натовских армий на новейшей технологической основе. Все это рассчитано на шантаж, запугивание России, Вооруженные силы которой разваливаются. В результате под вопросом оказывается существование российского государства вообще, даже в рамках нынешних, искусственных границ Федерации.

На сегодняшний день у России нет никакой внятной военной доктрины. Не определены вероятные стратегические противники. Послушаешь наших руководителей государства – такое впечатление, что вокруг нас – сплошные друзья, перед которыми мы снимаем галстуки. Нас уверяют, что армия России практически не нужна – разве что для выполнения миротворческих функций в составе международных сил, как например в Югославии. Отсюда и нынешнее состояние армии и оборонной промышленности, в частности – судостроения.

Практически единственное, чем сегодня может похвастаться российское военное судостроение – это тяжелый атомный крейсер “Петр Великий”. Этот крейсер, действительно, не имеет аналогов в мире. В свое время предполагалось, что он будет всего лишь одной из составных частей супермощной эскадры, куда должен был входить также атомный авианосец и корабли обеспечения. Но в условиях тяжелейшего экономического кризиса удалось завершить только строительство крейсера – да и то с огромными трудностями. А без кораблей обеспечения этот крейсер в условиях боевых действий будет представлять гигантскую мишень для различных видов оружия.

Надо смотреть правде в глаза: политика действующей власти приводит к тому, что наша оборонная промышленность, в частности военное судостроение, сворачивается как шагреневая кожа.

Не надо забывать еще и вот о чем: сегодня войны между государствами ведутся принципиально новыми средствами – экономическими и психологическими.

Против нас “играют” очень серьезно, подрывая нашу экономическую мощь и нашу обороноспособность. А кое-кто из российских политиков так очарован “другом Биллом” и “другом Гельмутом”, что никак не желает понять: Запад заинтересован не в “насаждении” демократии в России и не в ее экономическом процветании, а в расширении СВОЕГО геостратегического влияния. Так было на протяжении всей новейшей истории. Демократия и права человека – не цель внешней политики США, а всего лишь СРЕДСТВО подержания угодных им режимов и дестабилизации неугодных. Примеры – политика “двойного стандарта” в отношении Чили и Кубы, Сальвадора и Никарагуа, Южной Кореи и Ирака.

В России есть политики, которые рассуждают примерно так: России никто не угрожает, Россия не собирается быть мировым жандармом и отстаивать свои геостратегические интересы за тысячи миль от своих границ, следовательно – России вообще не нужен военно-морской флот. Такие рассуждения – абсурд чистой воды и абсурд опасный. Что такое, вообще, стратегические ядерные силы России, в том числе – морского базирования? Это – ФАКТОР СДЕРЖИВАНИЯ. Не имей Россия ядерного оружия – и нашу страну уже давно бы “разнесли по кочкам”. Уже на Сахалине и Камчатке сидели бы японцы, на Дальнем Востоке – китайцы, и так – со всех сторон как в 1918 году. И только тот факт, что мы обладаем ядерным потенциалом, при всех просчетах во внешней и оборонной политике, позволяет нам сохранять свою государственность и территориальную целостность.

– Куда приведет Россию политика Бориса Николаевича? Сейчас подписывается масса договоров “Центр – регионы”, идет речь о “стабилизации”. Как, на Ваш взгляд, складываются отношения между центром и регионами?

– Политика, проводимая Борисом Николаевичем – тупиковая. В конце этого тупика – утрата российской государственности и установление открытого внешнего управления Россией с превращением россиян во второсортную нацию, лишенную земли, собственности, социальной защиты, прав на образование, здравоохранение и культуру. Если кто бывал в странах Северо-Западной Африки, где миллионы людей умирают от голода, лишены самых элементарных условий для нормального существования – тот поймет, о каком состоянии я говорю. Мы идем точно по тому же пути.

Основная проблема страны – мы ничего не созидаем. Мы проедаем социалистический запас прочности, проедаем ресурсы, проедаем будущее наших детей, наращивая объем внешней задолженности. Мы занимаемся чем угодно – перераспределением, паразитированием на той собственности, что была создана ранее, разворовыванием, просто выживанием на “подножном корму”. Но нет программы созидания. Нет роста и нет основ для роста.

В этих условиях происходит как бы усиление региональной власти, точнее, сбрасывание центром ответственности на региональную власть. Но дело в том, что массу проблем невозможно решить в масштабах региона. Регион – это не страна и никогда страной не будет. Регион не может содержать армию. Регион не может решать проблемы образования. Не может каждый регион иметь свою Академию наук. Есть функции, которые может выполнять только государство. Но оно от них самоустраняется. Ответственность и власть переходят в регионы. Регионы начинают не подчиняться центру, не выполнять его указания. Тем более, эти указания – одно глупее другого. Отсюда – нарастание по спирали процессов регионализации в стране, которая оказалась на грани распада.

Возьмем тот же Северный Кавказ. В Чечне де-факто не действуют никакие законы Российской Федерации. Это уже практически самостоятельная республика, разве что не признанная мировым сообществом. Более того, события в Чечне дестабилизировали всю ситуацию на Северном Кавказе, явились детонатором дальнейшего процесса распада. Северный Кавказ превратился в зону перманентного “конфликта малой интенсивности”, где ни федеральные, ни местные власти не способны навести порядок. В конечном итоге этот регион может стать чем-то вроде современного Афганистана со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В Приморье и других регионах федеральная власть также не в состоянии решать местные проблемы. В результате регионы начинают вести свою собственную внешнеэкономическую политику, заключая договоры с соседними иностранными государствами. Выпускаются региональные займы. Возьмем Омскую область. Еще в 1993 году она имела бездефицитный бюджет, который полностью выполнялся. Сегодня он выполняется наполовину. Кроме того, Омская область выпустила еще и региональные ГКО под гарантии местной администрации. И размещает их примерно на 10 – 15 процентов дороже, чем ГКО российские. Что это значит? Это значит, что половину привлеченных средств область выплатит в виде процентов по обслуживанию краткосрочных займов. В конечном итоге область попадет в кабалу и будет принадлежать фактически тем, кто скупит эти ГКО.

Обострился энергетический кризис. Сегодня региональные власти уже не в состоянии расплачиваться за энергоносители. Во многих городах стоит вопрос о передаче частным компаниям в виде платы за энергоносители муниципального имущества, муниципальных зданий, земель и т.п. Одновременно – с приходом Чубайса в руководство РАО “ЕЭС России” – там будет расти доля иностранного капитала, интересы которого он, Чубайс, и представляет. Таким образом, создается механизм перехода государственной собственности в регионах в руки иностранного капитала.

Идет скупка страны по дешевке, и как следствие – раскол страны. Это – прямой путь к развалу России примерно по тому же сценарию, по которому в свое время происходил распад СССР.

– Архангельская область – одна из самых богатых по карте природных ископаемых и одна из самых бедных фактически. В чем Вы видите разрешение этого противоречия?

– На пороге ХХI века определяющим фактором экономического и социального развития страны выступает научно-технический прогресс, а не наличие природных ресурсов. Многие африканские страны исключительно богаты природными ресурсами. Однако до процветания их народам столь же далеко, как и сто лет назад. А в Японии или на Тайване особых природных богатств нет, однако правительства этих стран сделали в свое время ставку на освоение новейших технологий, что и привело их к процветанию. Поэтому нам надо побыстрее расстаться с мифом, что природные богатства сами по себе могут обеспечить нам достойную жизнь.

В структуре стоимости современных товаров, образно говоря, материалов – на копейку, а интеллекта – на рубль. Подчеркиваю: в мире нет ресурсного голода. Падают цены на нефть, нерентабельной становится добыча ряда цветных металлов. Мир вступает в постиндустриальную эпоху ресурсосберегающих технологий. Да и не может Россия конкурировать, скажем, по добыче нефти с теми же арабскими странами по причине наших суровых климатических условий и труднодоступности месторождений.

Добыча природных ископаемых в России значительно дороже, чем в других странах мира. Их транспортировка занимает тысячи километров. Тот же никель значительно выгоднее добывать в Южной Америке. Там это проще технологически, рабочая сила там дешевле, там нет необходимости создавать столь мощную инфраструктуру.

Утверждать, что Россия способна прожить исключительно за счет экспорта какого-то сырья – значит обманывать себя и других. Пропаганда таких взглядов – просто преступление, поскольку она мешает понять те проблемы, которые реально стоят перед страной.

Кроме того, те принципы, с которыми государство подходит к добыче своих природных ископаемых, являются заведомо преступными. Их два.

Первый: продажа за бесценок месторождений и компаний по добыче природных ресурсов. Примеры – “Норильский никель”, крупнейшие нефтяные компании. Новые владельцы этих предприятий действуют по одному и тому же сценарию. Они приобретают компанию практически даром под обязательства погасить ее долги, выкачивают все на экспорт, не вкладывая ни рубля ни в производство, ни в обновление основных фондов, ни в социальную инфраструктуру, работают “на износ” несколько лет и при этом не платят налогов, обманывая государство. Умудряются даже не заплатить ту смехотворную цену, за которую они это предприятие купили. То есть, хищнически эксплуатируют природные ресурсы и кладут выручку от продажи себе в карман.

Второй “принцип” – так называемые Соглашения о разделе продукции. В соответствии с этими соглашениями крупнейшие и самые рентабельные месторождения передаются зарубежным компаниям на десятилетия. Результатом станет то, что львиная доля прибыли будет поступать западным участникам этих соглашений вплоть до полного исчерпания месторождений, кое-что достанется местным бюджетам, а федеральный бюджет получит жалкие крохи.

К сожалению, наш рынок – нецивилизованный. Самый ходовой товар на нем – это услуги чиновников. Нетрудно понять, что в большинстве случаев соглашения составлены таким образом, что в выигрыше оказываются западные фирмы, располагающие средствами для соответствующей “подготовки” российских чиновников к подписнию этих соглашений.

Уже имеются конкретные примеры. Соглашения по месторождениям “Сахалин-1”, “Сахалин-2” и Харьягинскому месторождению подготовлены вопреки здравому смыслу и интересам России. Эксплуатация “Сахалина-1” будет проходить по английскому праву, “Сахалина-2” – по праву штата Нью-Йорк, а Харьягинского месторождения – по праву Швеции. Даже вполне незаинтересованные иностранные юристы были крайне удивлены согласию российского правительства на то, что соглашения, исполнение которых будет осуществляться на территории Российской Федерации, подчиняются праву другой страны.

Сейчас как никогда возросла опасность того, что все наши сырьевые ресурсы попадут под контроль наших “интернациональных” банкиров, у которых большая часть капиталов уже переведена за рубеж и для которых понятие Родины – нечто эфемерное. Выход из этой ситуации – в установлении государственного контроля над добычей природных ресурсов и переход к новой стратегии экономического роста, в основе которой – технологический “прорыв” в области производства наукоемкой продукции.

Россия не может и не должна существовать по моделям МВФ, пригодным для прозябания на тропических широтах. Россия может существовать только как великая держава или не существовать вовсе. Величие России будет определяться не только ее оборонным потенциалом (в том числе – и военно-морским флотом, о чем я говорил выше), но и прежде всего – уровнем развития науки и технологии, образования и культуры, то есть в конечном итоге – ее человеческим потенциалом.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ОТКУДА И КУДА ИДЕТ РОССИЯ?
В КАКИЕ СРОКИ ВЫСАЖИВАТЬ ТОМАТЫ?
ПИСЬМО НОМЕРА
ДЖЕФРИ САКС КРИТИКУЕТ МВФ
ОТ САЛАТА ДО ДЕСЕРТА
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО
МЕСЯЦ НЕРЕСТА И СОЛОВЬЕВ
ЗВУК ЗОЛОТА И УДАРЫ ПО НЕФРИТУ
КАМЕНСК-УРАЛЬСКИЙ ЦЕНТР ПАРТИЙНОЙ ЖИЗНИ
СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ: РОСТКИ ВОЗРОЖДЕНИЯ
В МИГ СТРАШНЫЙ ПОДМЕНЯТ ЗВЕЗДУ КАСКАДЕРЫ – На рельсы ложится не вождь, а шахтеры
НОВОСТИ К ПЕРВОМАЮ
РЫЖИЙ, РЫЖИЙ, КОНОПАТЫЙ
Раскол КПРФ
“ВИРУС” РАЗРУШЕНИЯ
СКОЛЬКО ИМЕН У СЕНЕГАЛА?
ЯМА
ОБРАЩЕНИЕ К ВОЕННОСЛУЖАЩИМ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
О ЮНОСТИ ТРАВ И ТАЙНАХ ПРИПРАВ
ХРОНИКА МАЙСКИХ ДНЕЙ
НАРОДНЫЕ ПРИМЕТЫ


««« »»»