Игра по новым нотам

1.

Для России значение Ближнего Востока во многом определяется тем, что для нее он является “ближним” не только по названию, но и по существу. При этом интересы Москвы лежат в иной плоскости, чем интересы западных держав. Будучи крупнейшим производителем углеводородного сырья, Россия не нуждается в арабской нефти и газе как энергетической основе своего развития. Не имеет для нее большого значения и то, что Ближний Восток является узлом воздушных, морских и сухопутных путей, связывающих Европу с Азией и Африкой. Для Москвы главное, чтобы из этого прилегающего к южным границам России и СНГ региона не исходила угроза национальной безопасности страны.

У России не может не вызывать настороженность тенденция к усилению влияния НАТО не только на восток, но и на юг, к созданию на Ближнем и Среднем Востоке связанных с альянсом структур. Речь идет, прежде всего, о широкомасштабном военном сотрудничестве между Турцией и Израилем, о попытках подтянуть к нему Иорданию, а также о подключении арабских государств к учениям западноевропейских армий в Средиземноморье.

Важным направлением политики Москвы на Ближнем Востоке является содействие ликвидации сохраняющихся там очагов напряженности, важным уже потому, что переход любого из этих конфликтов в активную фазу неизбежно окажет дестабилизирующее воздействие на ситуацию в прилегающих регионах, в том числе и на пространстве СНГ.

2.

Россия предпринимает энергичные шаги по разблокированию ближневосточного мирного процесса. Главное здесь для нее обеспечить выход на такое решение, которое предотвратило бы реанимацию это конфликта. Достижение этой цели возможно лишь при том условии, что арабо-израильское урегулирование будет носить справедливый и взаимоприемлемый характер, то есть будет основано на учете интересов всех сторон. Путь к этому лежит через такое решение ближневосточной проблемы, которое опиралось бы на согласованную международно-правовую базу (то есть через выполнение резолюций 242, 338 и 425 Совета безопасности), реализацию принципа “земля в обмен на мир” и осуществление национальных чаяний палестинцев. При этом, конечно, усилия Москвы, как и усилия других участников урегулирования, вряд ли смогут дать в нынешней ситуации быстрый эффект, но они способствуют поддержанию мирного процесса на плаву, постепенному формированию позитивной “критической массы”, накопление которой и позволит в какой-то момент совершить прорыв к решению проблемы.

В России полностью отдают себе отчет, насколько опасным было бы сохранение у Ирака оружия массового уничтожения или потенциала его производства, и придают важное значение выполнению принятых в этой связи Советом безопасности резолюций, завершению работы Спецкомиссией ООН, налаживанию постоянного мониторинга. Вместе с тем, в Москве убеждены, что пытаться достичь этой цели путем нанесения военных ударов, по меньшей мере, бессмысленно. Их результатом стал бы лишь отказ Багдада от сотрудничества со Спецкомиссией. Более того, военная акция против Ирака, где населенные курдами северные районы неподконтрольны правительству, а шииты хотели бы создать на юге собственную исламскую республику, могла бы привести к распаду этой страны и появлению нового, еще более опасного, чем ближневосточный, конфликта.

3.

В долгосрочном плане стабильность в регионе обеспечило бы создание “ближневосточной зоны безопасности”, охватывающей арабские страны Машрека и Магриба, Израиль, Турцию, Иран. Конечно, такой зоне будут присущи недостатки, вообще свойственные системам коллективной безопасности, жизнеспособность которых зависит от способности входящих в них государств подняться выше узкоэгоистического понимания своих интересов. Вместе с тем, устойчивость такой зоны могли бы повысить международные гарантии, например, Совета безопасности. Так или иначе, реализация этой идеи стала бы реальной альтернативой расколу региона на противостоящие друг другу и опирающиеся на внешние силы группировки.

Еще одним источником угроз национальной безопасности России может стать исламский экстремизм, широко распространившийся на Ближнем Востоке и к тому же приобретший транснациональный характер: террористические акции сейчас нередко планируются в одной стране, финансируются из другой, а осуществляются в третьей. Противодействие этому также должно носить международный характер, что ставит задачу налаживания более тесного сотрудничества в сфере безопасности с арабскими государствами. Не меньшее значение имело бы и использование опыта, накопленного странами региона, например Тунисом, где удалось покончить с воинствующим фундаментализмом благодаря осуществлению хорошо продуманного комплекса мер – не только репрессивного, но и социально-экономического характера, – а также взаимодействию с умеренными исламистами реформаторской ориентации.

4.

Стабилизация обстановки на Ближнем Востоке важна и для отношений России с другими державами. Взаимодействие РФ и США не только позволило запустить ближневосточный мирный процесс, но и стало одной из весомых составляющих российско-американского партнерства в целом. Правда, в связи с иракским кризисом между Москвой и Вашингтоном возникли разногласия, но они носили тактический, а не стратегический характер, сводясь к вопросу о методах достижения поставленной цели, и не более того. Тем не менее нельзя полностью исключать, что в каких-то – пусть на данный момент гипотетических – ситуациях логика развития существующих конфликтов может привести к осложнению отношений между “внерегиональными игроками”. Примечательно, что уже в связи с ситуацией вокруг Ирака в США высказывались опасения, как бы различия в подходах Вашингтона и Москвы не сказались на уровне сотрудничества между ними по таким проблемам, как Иран, Босния и Герцеговина, или расширение НАТО. Избежать этого можно было бы, выработав “правила игры” в регионе на основе, скажем, “Кодекса мира и безопасности на Ближнем Востоке”, предложение о принятии которого было выдвинуто министром иностранных дел РФ Е.М.Примаковым в октябре 1997 г.

5.

Ближневосточный регион имеет для России большое экономическое значение. В прошлом при содействии СССР там был осуществлен ряд крупнейших экономических проектов, за которые арабские страны практически полностью расплатились. Проходившие в 1997 – 98 гг. заседания межправительственных комиссий с Египтом, Сирией, Ливией, Ливаном продемонстрировали готовность российской стороны к продолжению такого сотрудничества. В России заинтересованы также в привлечении арабских инвестиций и израильских технологий, в импорте промышленных изделий и некоторых видов сырья (хлопка, фосфатов и так далее).

Многие арабские армии оснащены советским вооружением, которое там ценят за высокие тактические показатели, надежность, простоту в обращении. Это открывает перспективы восстановления полномасштабных военно-технических связей со странами региона.

Алексей БОРИСОВ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ПОРТФЕЛИ ЗАКАЗАНЫ
О ЮНОСТИ ТРАВ И ТАЙНАХ ПРИПРАВ
АКЦИИ ПРОТЕСТА В РЕГИОНАХ РОССИИ
“СОЧИНЕНИЕ КО ДНЮ ПОБЕДЫ”
МУЖЕСТВО ПРАВДЫ
В РЕГИОНАЛЬНЫХ ОТДЕЛЕНИЯХ СНПР ПОДВОДЯТСЯ ИТОГИ АПРЕЛЬСКИХ ПРОТЕСТНЫХ АКЦИЙ
ДЕНЬ ПОБЕДЫ – СТАЛ ЛИ ОН ОТ НАС ДАЛЕК?
Шестые сутки голодают под землей 13 горняков шахты “Подмосковная”
ОБРАЩЕНИЕ
Уважаемый Мартин Люцианович!
ДОМ БЕЗ ОКОН И ДВЕРЕЙ
ШАГИ-САЖЕНИ БЕЛОРУССКОЙ ЭКОНОМИКИ
Мышеловка для безработных
ТРИ РАЗНЫХ ТОРТА ПО ПОЧТИ ОДИНАКОВЫМ РЕЦЕПТАМ
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
ЛУЧШЕ ЗАЖЕЧЬ ОДНУ СВЕЧУ, ЧЕМ ВСЮ ЖИЗНЬ ПРОКЛИНАТЬ ТЬМУ
Итоги первого тура губернаторских выборов в Красноярском крае
РЕКОРДЫ ГИННЕСА
НАЛОГОВЫЙ КОДЕКС: ПРОДОЛЖЕНИЕ СЕРИАЛА
ТРЕТИЙ ВАРИАНТ
КТО ПОДДЕРЖИВАЕТ ВОЕННЫХ?


««« »»»