ПОРТФЕЛИ ЗАКАЗАНЫ

ХОТЬ ГОЛОСИ, ХОТЬ ГОЛОСУЙ,

А НАРОД ПОЛУЧИТ… НУЛЬ

Российские СМИ, отражающие точку зрения основных политических игроков, крайне заинтересованных в том, чтобы скрыть смысл, причины и механизмы возникновения и разрешения завершившегося на прошедшей неделе правительственного кризиса, до неузнаваемости искажают и мистифицируют его суть.

Среди прочего, это объясняется и тем, что упомянутый кризис, развернувшийся на фоне нарастания крайне неблагоприятных социально-экономических и социально-политических тенденций, ознаменовал собой один из ключевых и драматических моментов в борьбе за стратегические позиции, исключительно важные с точки зрения надвигающейся решающей схватки за власть в 2000 г.

ПРОФЕССИОНАЛИЗМ ИЛИ ПОПУЛИЗМ?

Анализ конкретных действий и решений, намерений и обещаний, характеризовавших на минувшей неделе политическое поведение президента и и.о.премьера показывает, что они, находясь под мощным прессингом взрывоопасных социально-экономических и политических проблем, вынуждены в значительной мере действовать в чрезвычайном режиме спонтанного “пожарного” реагирования на усилившееся недовольство общества.

Судя по конкретным действиям правительства в рамках текущей ситуации, его политика начинает все явственнее принимать характер хаотического перераспределения бюджетных средств для того, чтобы срочно сбить недовольство в одних отраслях хозяйства за счет других. Например, на встрече со Строевым и Селезневым президент сообщил о том, что правительству “удалось изыскать” более 10 трлн неденоминированных рублей для “облегчения ситуации, сложившейся в стране с выплатой зарплат и пенсий”. Началась подготовка широкомасштабной программы сокращения государственных расходов на сумму 35 – 40 млрд руб., призванной, очевидно, противодействовать вспышке инфляции. При этом предполагается, что регионам, которые включатся в выполнение этой программы экономии бюджетных средств, будет предоставлена отсрочка по погашению ссуд по выплате зарплаты.

Этой перераспределительной практикой, скорее всего, объясняется раздача С.Кириенко многочисленных и трудновыполнимых обещаний, заметное отступление от казавшихся незыблемыми основ “либерального” курса, а также стремление С.Кириенко и Б.Ельцина заручиться поддержкой губернаторского корпуса и многочисленных отраслевых и финансовых лобби в ходе утверждения кандидатуры нового премьера.

По-видимому, все это и придало программному выступлению Кириенко в Думе характер “сборной солянки”. Так, подыгрывая интересам отраслевых лобби, представленных левыми думскими фракциями, С.Кириенко заметно отошел в своих программных установках от либеральной парадигмы, заявив, в частности, что в структуре правительства намечается уделить первостепенное внимание усилению отраслевого принципа управления и отраслевых ведомств. В этой связи в его выступлении в Думе были даны особые обещания и гарантии нефтяникам, угольщикам, сельскому хозяйству, промышленности, естественным монополиям.

В том же выступлении С.Кириенко отразил и ряд пожеланий фракции ЛДПР (об усилении госмонополии на алкогольном рынке, об использовании зарубежной госсобственности, о возврате вывезенных капиталов, правда, в форме общих деклараций), а также “Яблока” (выдав обещание в течение месяца решить вопрос о выдаче иностранным компаниям концессий и лицензий на разработку месторождений) и т.д.

В то же время значительное внимание правительство уделило региональной политике. В частности, на заседании правительства 23 апреля была рассмотрена и принята за основу концепция реформирования межбюджетных отношений, предусматривающая создание фондов для оказания помощи субъектам РФ и выравнивания бюджетной обеспеченности в расчете на душу населения во всех субъектах РФ (фонд финансовой помощи, фонд регионального развития и фонд развития региональных финансов). Наряду с этим предусматривается предоставление регионам доверительного управления федеральной собственностью путем ее сдачи в аренду и получения дополнительного дохода в местный бюджет, наряду с сответствующими отчислениями бюджет государства и т.д.

С.Кириенко, выступая в Совете Федерации, провозгласил, что вопрос о том, что нет ничего крамольного в разговорах о тактической корректировке стратегического курса реформ. Подобную же позицию занял на встрече со спикерами обеих палат парламента Б.Ельцин, согласившийся с идеей коррекции социально-экономического курса.

Таким образом, стремясь достичь взаимоисключающих целей, а именно: справиться с надвигающейся экономической катастрофой и, вместе с тем, развернуть хозяйственную политику в направлении приближающихся президентских выборов, команда президента, похоже, все более запутывается в своей теории и практике.

ЦЕЛИ И СРЕДСТВА УЧАСТНИКОВ КОНФЛИКТА

Вполне понятно, что власть мало заинтересована в публичном признании в том, что, приступив к подготовке выборов 2000 г., она испытывает потребность в определенной модификации экономического курса.

Чтобы сохранить свой политический идентитет, президент пытается представить назревшие и неизбежные программные изменения в качестве вынужденных уступок оппозиции как плату за разрешение правительственного кризиса.

Ельцин, видимо, питает веру в то, что переход к более активной экономической политике будет лучше воспринят как российскими “компрадорами”, так и их влиятельными западными покровителями, если на первом этапе поворот к новым целям развития будет персонифицироваться в фигуре молодого политика, близкого к уходящим со сцены реформаторам-радикалам.

Такая тактика, кроме того, позволяет властям сохранить пространство для политического маневрирования.

В свою очередь, оппозиция также не заинтересована в объективном освещении кризиса и стремится убедить общество в том, что все действия власти инспирированы желанием во что бы то ни стало сохранить прежний курс.

Кроме того, ни власть, ни оппозиция не хотели и не могли признаться в том, что, “разруливая” сложившуюся ситуацию, и тот, и другой игрок были крайне заинтересованы в том, чтобы их противостояние не завершилось необратимыми решениями (такими, как провал кандидатуры С.Кириенко, роспуск Думы, проведение досрочных выборов и т.д.).

Для оппозиции эта ситуация была чревата труднопредсказуемыми последствиями в силу неопределенности юридической базы досрочных выборов.

Для президента роспуск Думы был бы опасен серьезным ухудшением отношений с Западом, особенно с США, ввиду того, что в этом случае исчезла бы даже формальная надежда на ратификацию в текущем году договора СНВ-2, с которой американский Конгресс связывает предоставление финансовой помощи российскому правительству. Кроме того, президент и его окружение не очень склонны всерьез перекраивать избирательную систему по мажоритарному принципу, что соответствовало бы, скорее, интересам губернаторов, чем самого Ельцина. Поворот к мажоритарке мог бы поставить федеральный центр в полную зависимость от региональных элит и лишить его возможности политического маневрирования.

Жесткое давление Ельцина на парламент и парламента на президента перемежалось с тактикой диалога и переговоров. Конфликт начался и завершился без выхода из конституционного поля.

В целом действия власти привели к успеху – ей, используя кнут и пряник, удалось сформировать очередной консенсус политических сил в свою пользу (вопрос о цене этого консенсуса будет рассмотрен ниже), причем серьезным достижением Ельцина и его команды явилось то, что им вновь удалось подключить к этому консенсусу часть оппозиции. К консенсусу открыто примкнули основные союзники КПРФ – аграрии и значительная часть “Народовластия”, а также довольно значительное число депутатов-коммунистов, в том числе и спикер Думы Г.Селезнев. В то же время этот консенсус носит откровенно верхушечный характер. В результате жесткого нажима президента авторитет Думы в целом и большинства ее фракций снизился, а это означает, что правительство, опирающееся на вымученную поддержку нижней палаты, серьезно рискует тем, что в критических для правительства ситуациях эта мнимая опора может «поплыть» и уйти из-под ног .

ДУМА: ГДЕ ТОНКО, ТАМ И РВЕТСЯ

В политическом поведении КПРФ и ее лидеров “установка на добро” стала заметна после того, как Б.Ельцин “убедил” спикера Думы Г.Селезнева в том, что полон решимости пойти в конфликте с Думой до конца, вплоть до ее роспуска, хотя и не ставит перед собой этой цели.

По сути дела, демонстративная решимость Ельцина и фактическая неготовность КПРФ к тактике “острие против острия” поставила перед руководством КПРФ крайне щекотливую задачу, которую так и не удалось решить удовлетворительно.

С одной стороны, КПРФ, ее лидер Г.Зюганов должны были во что бы то ни стало сохранить лицо, оставшись на бескомпромиссной позиции. Г.Зюганов выдержал свою роль до конца, постоянно уверяя, что его фракция будет голосовать против Кириенко, и продавив на внеочередном VI пленуме постановление, обязывающее коммунистов-депутатов Госдумы не поддерживать кандидатуру Кириенко.

С другой стороны, позиция Зюганова не должна была мешать ни самоопределению союзников КПРФ – Аграрной депутатской группы и группы “Народовластие”, ни созданию лазеек для определенной части депутатов-коммунистов, готовых поддержать Кириенко вопреки официальной партийной установке, дабы избежать роспуска Думы на невыгодных для КПРФ условиях.

По некоторым данным, руководство фракции надеялось на то, что ему удастся осуществить некую “тонкую” настройку голосования за Кириенко с тем, чтобы тот получил минимум голосов (до 230), для чего было, якобы, дано разрешение ряду доверенных коммунистов из числа руководителей думских структур проголосовать вопреки рекомендации VI пленума. С этой целью индульгенцию для отстаивания особой позиции получил спикер Г.Селезнев, открыто заявивший, что при любых условиях, каким бы ни было решение пленума, он будет голосовать за утверждение Кириенко.

Реальность, однако, не позволила осуществить “математическую модель”, выработанную экспертами фракции. Авторы этой модели не учли сложной обстановки, сложившейся в среде депутатов-одномандатников, составляющих около трети фракции и не имеющих надежды на то, что они сумеют вновь вернуться в Думу и поспешивших предотвратить такой поворот событий.

Вероятно, свою роль сыграло и сильное психологическое давление, предпринятое проправительственными фракциями (так, в аппарате вице-спикера А.Чилингарова была подготовлена и распространена накануне голосования памятка “Информация о правах и гарантиях депутатов в случае роспуска Государственной Думы второго созыва”, оказавшая устрашающее влияние на часть оппозиционных депутатов). Не исключено так же и то, что значительная часть депутатов-одномандатников испытала и серьезное давление со стороны своих губернаторов. Все это привело к тому, что за депутатами, которым было поручено реализовать вышеупомянутые “модели”, в кабинки для голосования потянулась значительная часть запаниковавших рядовых депутатов-коммунистов.

Нельзя не отметить, что угроза перерастания правительственного кризиса в кризис оппозиции и ее ведущей силы – КПРФ во многом обусловлена тем, что левая оппозиция, имеющая в Думе численный перевес и несущая поэтому огромную долю ответственности за судьбу этого института и депутатского корпуса, недостаточно жестко структурирована, “сбита” из депутатов-списочников и депутатов одномандатников, имеющих разнонаправленные житейские ориентации, что в экстремальные моменты, такие как недавний кризис, лишает громоздкую левую оппозицию единства воли и действия. В гораздо лучшем положении оказалась жестко оппозиционная, но по существу безответственная (в силу своей малочисленности) “демократическая оппозиция”, представленная фракцией “Яблоко”. Невзирая на то что в этой фракции одномандатники составляют около половины всех депутатов, она без особого напряжения выдержала роль «непримиримого противника режима» и заметно увеличила свой политический капитал, предоставив выполнять “грязную работу” коммунистам и их союзникам.

В то же время, по общему мнению, свой очередной шаг в политическое небытие сделала в ходе текущего кризиса монолитно-списочная ЛДПР В.Жириновского (во фракции лишь один Е.Логинов избран по одномандатному округу), продемонстрировавшая свою беспредельную политическую коррумпированность и полную зависимость от воли своего вождя.

В более предпочтительной ситуации находятся избравшие последовательно проправительственную позицию фракция НДР и близкая ей группа “Российские регионы”. Это продемонстрировал и V cъезд НДР, состоявшийся в минувшие выходные. Этот съезд показал, что “Наш дом…” остается политической силой, имеющей привлекательность в глазах ориентированной на власть части населения.

В то же время эта акция вызвала у наблюдателей ряд вопросов. Так, на съезде сделал заявку на лидерство внутри НДР амбициозный саратовский губернатор Д.Аяцков. Критические высказывания саратовского губернатора по поводу дальнейших перспектив НДР, возможно, найдут отклик и в Кремле.

В частности, поддержка, которую оказал съезд В.Черномырдину, вновь подтвердившему намерение баллотироваться на пост президента в 2000 г., в нынешней ситуации выглядит как очередной вызов Ельцину.

По мнению некоторых аналитиков, несмотря на уверения С.Кириенко в том, что он получил от президента карт-бланш на формирование собственной правительственной команды, многие задачи по реальному контролю как над формированием, так и над функционированием нового Кабинета президент намерен возложить на свою администрацию. Этим, в частности, объясняются и обнародованные С.Кириенко планы по сокращению в два раза численности аппарата правительства.

В случае недовольства президента преждевременной электоральной активностью черномырдинского движения кадровые претензии НДР на участие в правительстве могут оказаться в значительной мере “секвестрированными”.

Правительственный кризис убедительно показал, что политическая стабильность в федеральном центре по-прежнему зиждется на крайне хрупком и искусственном, чисто тактическом, ситуативном консенсусе политически разнородных сил. Ни президент, прибегший к откровенному шантажу Думы, ни Дума, ни ее фракции, вынужденные идти на поводу у президента, не укрепили своего авторитета ни внутри России, ни вне ее.

Наиболее вероятным итогом предложенного Ельциным пути решения проблемы формирования нового правительства вполне может стать дальнейшее постепенное углубление кризиса власти в федеральном центре.

СОВЕТ ФЕДЕРАЦИИ В РОЛИ КОЛЛЕКТИВНОГО ПРЕЗИДЕНТА

В гораздо большем выигрыше оказываются в итоге кризиса федерального центра региональные элиты, орган представительства интересов которых, Совет Федерации, по ходу кризиса взял на себя роль верховного арбитра во взаимоотношениях между Думой и президентом.

Несмотря на то что в итоге Б.Ельцин сумел, на первый взгляд, “переиграть” оппозицию, истекший кризис фактически показал, что в российской политике сложилась ситуация примерного равновесия сил между властью и оппозицией. Причем, ни власть, ни оппозиция ныне не способны обойтись без посредничества региональных элит. Именно они стали главными победителями в споре вокруг главы Кабинета министров.

При этом обратило на себя внимание явное различие в поведении губернаторского корпуса как такового, в целом представленного Советом Федерации, и отдельных регионов. В то время как регионы, исходя из горизонта достаточно конъюнктурных целей, диктуемых логикой “двухсторонних отношений” с Центром, дружно выступили на стороне Б.Ельцина независимо от своих идеологических симпатий, Совет Федерации в целом выступил с иных, гораздо более взвешенных, позиций, что немало разочаровало президентскую сторону.

В частности, в своем обращении к депутатам Госдумы СФ не высказал своей поддержки президенту и лишь в достаточно абстрактной форме предложил депутатам решить вопрос о назначении предложенной президентом кандидатуры на пост главы правительства, причем фамилию кандидатуры было решено не называть. Явно намекалось на то, что президенту было бы неплохо пересмотреть свой выбор Кириенко в качестве безальтернативного кандидата.

Несмотря на то что в пропагандистских целях президентская команда истолковала позицию СФ как выражение прямой поддержки президента, обращение сенаторов в реальности имело принципиально иное содержание. Этот документ выразил заметное усиление претензий СФ на роль авторитетного посредника в конфликтах, раздирающих федеральный центр. Иначе говоря, СФ обратился к Ельцину не как к президенту, а как к фактическому главе правительства.

Так, в обращении содержалось недвусмысленное пожелание, чтобы Ельцин “при формировании правительства РФ максимально учитывал мнение Федерального собрания”, содействовал “сохранению и укреплению всех институтов государственной власти”, “ускорил формирование и обеспечил работу совместной комиссии по разработке национальной программы выхода из кризиса с учетом решений “круглого стола”, состоявшегося 7 апреля”. Напомнив президенту о последнем мероприятии, Совет Федерации выступил в роли гаранта соблюдения правил политической игры.

Департамент политического мониторинга

Фонда “Реформа”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ДОМ БЕЗ ОКОН И ДВЕРЕЙ
Уважаемый Мартин Люцианович!
Мышеловка для безработных
ШАГИ-САЖЕНИ БЕЛОРУССКОЙ ЭКОНОМИКИ
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
ТРИ РАЗНЫХ ТОРТА ПО ПОЧТИ ОДИНАКОВЫМ РЕЦЕПТАМ
Итоги первого тура губернаторских выборов в Красноярском крае
ЛУЧШЕ ЗАЖЕЧЬ ОДНУ СВЕЧУ, ЧЕМ ВСЮ ЖИЗНЬ ПРОКЛИНАТЬ ТЬМУ
Игра по новым нотам
РЕКОРДЫ ГИННЕСА
НАЛОГОВЫЙ КОДЕКС: ПРОДОЛЖЕНИЕ СЕРИАЛА
ТРЕТИЙ ВАРИАНТ
КТО ПОДДЕРЖИВАЕТ ВОЕННЫХ?
АКЦИИ ПРОТЕСТА В РЕГИОНАХ РОССИИ
О ЮНОСТИ ТРАВ И ТАЙНАХ ПРИПРАВ
МУЖЕСТВО ПРАВДЫ
“СОЧИНЕНИЕ КО ДНЮ ПОБЕДЫ”
ДЕНЬ ПОБЕДЫ – СТАЛ ЛИ ОН ОТ НАС ДАЛЕК?
В РЕГИОНАЛЬНЫХ ОТДЕЛЕНИЯХ СНПР ПОДВОДЯТСЯ ИТОГИ АПРЕЛЬСКИХ ПРОТЕСТНЫХ АКЦИЙ
ОБРАЩЕНИЕ
Шестые сутки голодают под землей 13 горняков шахты “Подмосковная”


««« »»»