ДЕЛО БЫЛО НЕ В БОБИНЕ…

Борис Ельцин в очередной раз “потряс до основания” политический мир России. Комментаторы “независимых” телеканалов и придворные политологи в восторге от “смелого и неординарного” политического хода Бориса Николаевича. Однако у многих возникает вопрос: а стоила ли игра свеч? Не слишком ли дорогое для страны удовольствие – менять правительство без смены курса? И как отразится очередная перетряска на положении дел в стране, прежде всего – на ее экономике?

Об этом обозреватель “Социалистической России” Николай Гульбинский беседует с Председателем Социалистической народной партии России Мартином Шаккумом.

НЕКОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ

– Чем Вы объясните ту настойчивость, с которой Ельцин “продавливает” через Думу кандидатуру Кириенко? Процитирую его самое последнее заявление: “Не будет другой кандидатуры. Внес и буду стоять здесь до конца”. Прямо в духе Сталина: “Других писателей у меня для вас нет”.

Помнится, с такой же настойчивостью Ельцин “продавливал” через Верховный Совет кандидатуру Гайдара. Но с Гайдаром, по крайней мере, была связана некая стратегическая идея – переход к либеральной монетаристской экономической модели. А под какую стратегическую идею назначается Кириенко? Ваша версия?

– Чем хуже ситуация в стране, тем слабее объективно позиции самого президента. Поэтому он вынужден подбирать себе еще более слабое окружение, с тем чтобы застраховаться от неожиданностей. У Ельцина своего рода мания “дворцовых переворотов”. Отсюда попытка всеми силами протащить подконтрольного, неискушенного молодого человека, не успевшего сформировать свой собственный клан или установить тесные связи с существующими олигархическими группировками.

– Не кажется ли Вам, что такой образ действий Ельцина оскорбителен и для депутатов, и для ведущих российских политиков? Я уж не говорю о заявлениях президента типа: “Проголосуете как надо, и Пал Палыч (Бородин) решит все ваши проблемы”. Другие политики смотрят на Кириенко и думают: а чем я хуже? По крайней мере, за Лужковым есть реальное дело, за Строевым – авторитет среди сенаторов, за Зюгановым, Явлинским и даже Жириновским – голоса избирателей. Между тем эти кандидатуры даже не обсуждаются. Кириенко – и точка! В чем здесь логика?

– Логика здесь одна. Президент хочет выиграть выборы 2000 года. Любой ценой. Ельцин не желает выдвигать на должность премьера человека, который реально может претендовать на пост президента. Президент рассуждает примерно так: “Вот я только намекнул Виктору Степановичу после отставки, что он может выставляться на пост президента, и он тут же выставился. Значит, давно уже думал об этом, вынашивал такие планы. Вот он, “враг”, обнаружился! Не зря я его снял! А теперь пусть поборется за президентство без тех возможностей, которые дает должность премьера! Правительство должен возглавлять человек, который, по крайней мере, в течение ближайших нескольких лет и помышлять не посмеет о президентстве. Кириенко – одна из немногих фигур такого плана на федеральном уровне”.

Вот чем руководствовался Ельцин. Главное условие для него – премьер-министр, не могущий претендовать на президентство в 2000 году. Все остальное: политический вес, способность управлять государством в сложной ситуации – не имеют для Ельцина ровным счетом никакого значения. Он и не мыслит в этих категориях.

ЦЕНА ДВОРЦОВОГО ПЕРЕВОРОТА

– Получается, что, устраняя несуществующую угрозу переворота, Ельцин реально дезорганизует всю систему управления в государстве?

– Почему несуществующую? Она всегда существует. Люди ради власти готовы на все. Хрущев полагался на свое ближайшее и, как ему казалось, абсолютно послушное окружение и “проспал” подготовку переворота, который привел к власти Брежнева. Ельцин вполне может руководствоваться русской пословицей: “Убереги меня, Господи, от моих друзей и близких, а от врагов я уж как-нибудь сам уберегусь”. Он так и действует.

– Но все-таки: как, с Вашей точки зрения – политика и экономиста, – отразится нынешняя ситуация на экономике страны?

– Любая смена правительства, особенно в нестабильной экономике, означает паралич федеральной власти как минимум на полгода. Ведь дело не ограничится сменой премьера. Премьер назначит новых министров. Затем пойдет процесс назначения заместителей, которые, в свою очередь, начнут замену чиновников департаментов, управлений, отделов на “своих” людей. Сейчас все чиновники в министерствах имеют на руках уведомления об увольнении. Они сидят с этими “бегунками” и не работают. Они заняты трудоустройством в коммерческие структуры, где все более стабильно.

Но не в этом главная беда. Эти чиновники сегодня готовы подписать разрешительные документы, которые в “нормальном” состоянии они никогда бы не подписали, действуя по принципу: “После нас – хоть потоп”.

Мне очень памятны перетряски, связанные с распадом союзного правительства и впоследствии – заменой команды Гайдара Кабинетом Черномырдина. В обоих случаях правительство по полгода не работало. В министерствах царила неразбериха, лучшие специалисты увольнялись, никто ни за что не отвечал. Уже сообщалось, что в результате фактического отсутствия правительства страна потеряла более миллиарда долларов. Не знаю, на основе какой методики были произведены эти подсчеты, но, по моим данным, они недалеки от истины.

Нынешние члены правительства с приставкой “и.о.” понимают, что НИКОГДА уже у большинства из них таких возможностей, как сегодня, не будет. И потому спешат извлечь максимальную выгоду из своего нынешнего статуса. Ельцин нанес стране невосполнимый ущерб сменой Кабинета, и только он несет за это ответственность.

– Прежнее правительство “плыло по течению”. Серьезные депутаты и сенаторы сходились во мнении, что каких-то явных глупостей оно не совершало, но и ничего выдающегося – тоже. В основном выполняло роль “команды по чрезвычайным ситуациям”. Быть может, правительство Кириенко будет все же способно впоследствии проводить более внятную политику?

– Такое было бы возможно, если бы это правительство пришло с новой концепцией. Причем, что особенно важно – концепцией, политически принятой обществом. Такое правительство действительно могло бы стать правительством народного доверия. Но даже при этих условиях сам факт смены Кабинета все равно означал бы спад и определенные потери.

Надо понимать: сегодняшняя смена правительства не обусловлена ничем, кроме “мании дворцового переворота” у Ельцина. Менять правительство без смены политики в сегодняшних условиях – самое настоящее преступление.

ЦЕНА ЛИБЕРАЛЬНОГО РЕФОРМИРОВАНИЯ

– Что-то Вы уже заговорили языком левой оппозиции. Так дойдем до “временного оккупационного режима”…

– Нет, я никогда не бросался словами. И не увлекался псевдопатетикой и ультрапатриотической риторикой в духе лозунгов “Банду Ельцина под суд”. Я не говорил, что это правительство “преступное”, “антинародное”, “оккупационное” и т.п. Я критиковал курс правительства по существу, а не навешивал ярлыки и не пытался ошеломить публику эффектными риторическими приемами.

Но сегодня, когда экономика балансирует на краю пропасти, действия Ельцина – самое настоящее преступление против собственного народа. Он действует ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО из корыстных интересов сохранения себя у власти. За этим просто нет ничего другого. Кириенко – будь он трижды гений – в такой ситуации ничего не сможет сделать. И не в нем дело. Как говорится, “дело было не в бобине: раздолбай сидел в кабине”. Все упирается в президента. Ему бы следовало покаяться перед народом и объявить всеобщие выборы.

– Ну, это он сделает не раньше, чем Папа Римский перейдет в мусульманскую веру.

– В любом случае, назначение Кириенко – это еще один виток по спирали вниз.

– Скорее всего, Кириенко будет премьером слабым – не только по отношению к президенту и его ближайшему окружению, но и по отношению к губернаторам, для которых он не авторитетен, к лидерам депутатских фракций, с которыми он вынужден вступать в торги… Он не будет такой мощной фигурой, как Виктор Степанович. Согласны?

– Во-первых, стать какой-то уважаемой фигурой невозможно ни за неделю, ни за месяц, будь ты хоть семи пядей во лбу. Это растерять политический авторитет можно за один день. А нарабатывается он годами. Времени для завоевания авторитета у Кириенко нет. Его выступление по экономической ситуации содержит вполне здравые мысли, но ничего нового оно не содержит.

Каких-либо рычагов давления на губернаторов у Кириенко практически нет. Разве что трансферты. Но в лучшем случае денег в казне хватит на несколько регионов. К тому же сегодня МВФ требует отменить трансферты в регионы.

Для того чтобы сегодня выправить экономическую ситуацию, необходимы меры достаточно радикальные. Мы в опасности! Создалась реальная угроза потери российской государственности, причем в обозримом будущем. Страна постепенно “сокращается” по всем параметрам. Мы уже де-факто потеряли Чечню: там не действуют законы Российской Федерации. Снижается влияние федерального центра на регионы. Мы теряем население, смертность в стране превышает рождаемость. Мы утрачиваем производственный потенциал: основные фонды изнашиваются, новые практически не вводятся. Мы “проедаем” инфраструктуру, которая не возобновляется. Мы в лучшем случае “латаем” системы жизнеобеспечения. Мы увеличиваем импорт и сокращаем экспорт. Как следствие – уменьшается сальдо внешнеторгового баланса. Мы уходим с Крайнего Севера, бросая города, а на юге пустыня пядь за пядью занимает плодородные земли.

За годы либерального реформирования, по оценкам ведущих специалистов фонда “Реформа” и Национального института развития, мы потеряли как минимум одну треть национального богатства. Это потери, сопоставимые с потерями в войне.

Против нас очень активно “играют”. Сегодня соперничество между державами приобрело новые формы. На Россию оказывается беспрецедентное давление: от нас требуют выполнить ряд условий, снять импортные пошлины, нас вытесняют с мировых рынков. Это – настоящая экономическая война.

Мы все меньше производим, все больше импортируем. Количество больниц, школ, число врачей, учителей – все сокращается. А ведь от этого зависит и здоровье нации, и ее образованность, и интеллектуальный потенциал – то есть именно те показатели, которые в ХХI веке будут определять и могущество страны, и благосостояние ее народа.

БЕЗНАДЕЖНЫЙ БЮДЖЕТ

– Здесь, в Москве, какая-то иллюзия всеобщего благополучия. Вероятно, она овладевает и политиками, и депутатами, которые как-то не ощущают трагизма положения. Мне много приходилось ездить по Красноярскому краю – одному из богатейших регионов России. Там во многих городах сейчас стоит вопрос: либо заплатить медикам, либо закупить какие-то лекарства и оборудование, необходимые для оказания медицинской помощи. На то и другое средств уже не хватает.

В Норильске, например, на отпущенные средства можно содержать лишь 400 больничных коек, вместо положенных 2500. А остальных больных – куда? Правда, как добавляет с грустной иронией начальник местного здравоохранения, “кажется, останутся деньги на морг”. И так по всей стране. На фоне этого мельтешение московской политической тусовки выглядит неприличным.

– Вот об этом и надо говорить! В том числе, когда мы обсуждаем, какой бюджет можно назвать реальным. Согласитесь, для того же Норильска реален тот бюджет, который обеспечивает содержание 2500 больничных коек, а не 400 плюс морг.

Смотрите, к чему мы пришли. Заболеваемость среди населения, в том числе и самыми опасными болезнями, такими как СПИД, туберкулез, сифилис, выросла в десятки раз! По продолжительности жизни мы находимся на уровне Ганы и Заира!

А ведь бюджет – не только здравоохранение. Это и содержание армии, и охрана границы, и поддержание систем жизнеобеспечения, и зарплата государственных служащих. Все это требует вполне определенных средств, которые в своей совокупности и образуют минимально потребный бюджет. Он же – реальный. Он должен быть по меньшей мере в 5 раз больше нынешнего. А правительство считает реальным тот бюджет, который ему удается собрать главным образом посредством налогов. За вычетом того, что позволено украсть. Не может считаться реальным бюджет, который не обеспечивает минимальных потребностей простого воспроизводства и выживания населения!

ПЛАТФОРМА НАЦИОНАЛЬНОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ

– Вы сами неоднократно говорили о необходимости смены курса, а вместе с ней – и смены той команды, которая находится у власти. Вместо этого происходит смена команды без смены курса. Каким, по Вашему мнению, должен быть этот курс?

– Нужна политика совершенно неординарная, требующая мобилизации всех ресурсов, единения всей нации, всех ветвей власти, всех политических сил на платформе НАЦИОНАЛЬНОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ. Необходимо сформулировать программу возрождения, “обкатать” ее через средства массовой информации, увлечь ею элиту – депутатов, губернаторов, интеллигенцию. Эта программа должна носить достаточно прагматический характер. Ее основа – КАЧЕСТВЕННЫЙ рост отечественной экономики. Не рост ради роста, за счет чего попало, а выход в мировые лидеры в производстве наукоемкой продукции. Научно-технический прогресс не происходит сам собой, его важнейшие направления во всем мире планируются. И на первую половину ХХI века уже запланировано более 700 научных и технологических открытий. Речь идет о решении глобальных проблем человечества: новые источники энергии, новые виды двигателей, создание противораковых препаратов и т.п. И нам уже сейчас необходимо составить перечень тех проблем, за решение которых могли бы взяться российские ученые и технологи. Мы должны определить те сектора рынка, которые Россия должна последовательно занять через пять – десять – пятнадцать лет.

В свое время было ясно: торговали пенькой, зерном, пушниной. И все знали, что Россия – мировой лидер в производстве этих продуктов и занимает доминирующее положение в соответствующих секторах мирового рынка. А сегодня? Необходимо создать соответствующие научные учреждения, привлечь к их деятельности внимание общества, инвестировать туда необходимые средства, развивать отрасли промышленности, способные дать “взрывной” эффект в будущем. Никакая “равномерная” индустриализация уже невозможна: она обойдется в триллионы долларов, которых у нас нет. Речь может идти только о технологических “прорывах” на ключевых направлениях мирового научно-технического прогресса.

И только после того, как программа национального возрождения получит политическую поддержку большинства общества, президент должен подобрать оптимальную фигуру для ее осуществления. Это должен быть человек, который участвовал в разработке самой программы, который пользуется поддержкой и авторитетом не только у политиков, но и среди ученых, интеллектуальной элиты. Чтобы всем было ясно: да, именно он способен реализовать задуманное! Только так можно отойти от края пропасти.

– Логика здесь, бесспорно, есть. Но бесспорно и то, что ничего из того, о чем Вы говорите, сегодня не происходит. Более того, в правительстве, кажется, никому и дела нет до стратегического планирования: все ушли на решение текущих вопросов.

– Инициативу должен проявить президент. По Конституции, он обладает огромными полномочиями, и только он может стать инициатором и главной движущей силой для осуществления тех программ национального возрождения, о которых мы говорим. Так уж сложилось, что на протяжении всей российской истории все успешные реформы в решающей степени зависели от первого лица в государстве. И это первое лицо может быть либо генератором преобразований, либо главным препятствием на их пути. Третьего – не дано.

К сожалению, в своей деятельности президент следует по накатанной колее. В центре всех его устремлений – борьба за власть, которая подменяет и вытесняет любые созидательные начинания. Вот почему президент стал главным тормозом на пути преобразований, которые объективно так необходимы России.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

“Пал Палычу указания я дал”
В ОГНЕ БРОДА НЕТ
Апрельские вихри
ПАСХА НА ПАСХУ
ПОСАДИШЬ ПРУТ – ПОЖНЕШЬ ВЕНИК
Шанс для профессионализма
СНПР действует
ЧЕМ НЕДОВОЛЬНЫ СТУДЕНТЫ?
МЫ – ДЕТИ СОЛНЦА
РАДИО ЕСТЬ, А СЧАСТЬЯ НЕТ…
ХРОНИКА ПАРТИЙНОЙ ЖИЗНИ
Народные приметы
Народ против власти
БОЛЬНИЦА С ОГРАНИЧЕННОЙ СВОБОДОЙ
ШАМПАНСКОЕ ПОД ЗВУКИ ГОНГА
Насколько непреклонен и последователен будет президент при утверждении кандидатуры премьер-министра?
Акции протеста в регионах России
Сокращение до полного исчезновения
БОГАТ АПРЕЛЬ РЫБОЙ
РУКА РУКУ МОЕТ И ГЛИЦЕРИНОМ МАЖЕТ


««« »»»