Милые бранятся…

Угроза президента Бориса Ельцина распустить Государственную Думу, в случае ее отказа утвердить Сергея Кириенко премьер-министром, а также заявление экс-премьера Виктора Черномырдина о твердом намерении баллотироваться в президенты еще туже сжали пружину российской политической интриги. Хотя оба этих вопроса в какой-то степени связаны, но в настоящее время на первый план все же выходит проблема взаимоотношений исполнительной и законодательной власти: вопрос о роспуске нижней палаты парламента может перейти в реальную плоскость уже в апреле. Может, но перейдет ли? Иными словами, действительно ли президент и Госдума заинтересованы в жесткой политической конфронтации, исходом которой станут досрочные выборы нижней палаты, или же это лишь фигура угрозы в сложной и многоходовой политической партии?

Чтобы разобраться в этом вопросе стоит попытаться рассмотреть те плюсы и минусы, которые президент и Дума получают в случае роспуска нижней палаты и проведения досрочных парламентских выборов. Заранее можно сказать, общее впечатление таково, что возможные приобретения обеих сторон сомнительны и незначительны, в то время как их потери очевидны и весомы. Начнем с президента.

Роспуск Думы неминуемо будет воспринят в России и за рубежом как дальнейшее развитие и углубление политического кризиса, начало которому положено отставкой Кабинета. В такой ситуации любые иностранные инвестиции в российскую экономику будут заморожены до той поры, пока политический барометр начнет показывать “ясно”, зато из нестабильной России капитал вновь станет уплывать за рубеж полноводной рекой. Между тем для страны, еще не вполне оправившейся от последствий финансового кризиса в Юго-Восточной Азии и столкнувшейся с резким удешевлением нефтяного экспорта, проблема привлечения средств в свою экономику носит, как сказал бы Ленин, “характер архиважный”.

Минимум на полгода окажется приостановленным процесс законотворчества (как известно, это основная прерогатива нижней палаты парламента), в том числе будет заморожено принятие практически готовых рамочных законов по иностранным инвестициям. Правительства ряда западноевропейский стран и крупный западный бизнес уже неоднократно давали понять российской власти, что никакие, даже самые прогрессивно-рыночные указы президента Ельцина не могут компенсировать отсутствия соответствующей законодательной базы: указы президента могут быть дезавуированы указами его преемника, в то время как законы остаются.

Наконец, такая немаловажная деталь как отсутствие в государственной казне, и без того пустой, миллиардов новых рублей на проведение досрочных парламентских выборов. Воспользовавшись этим как поводом президент отсрочит выборы и переведет страну в режим полуавторитарного функционирования? Идея не нова, да вот только Запад, от займов и кредитов которого мы зависим, начнет брезгливо морщить нос – недемократично. Действительно, недемократично, и, что еще важнее, не обещает политической стабильности, зато с уверенностью приведет к полному прекращению какого-либо инвестирования в экономику страны извне.

Наконец, где гарантии, что досрочно избранная новая Дума окажется менее оппозиционной и более лояльной к президенту, чем нынешняя? Пока что все социологические опросы пророчат прямо противоположное.

Теперь о Думе. Резонно предположить, что рядовым парламентариям вовсе не улыбается перспектива досрочно начать борьбу за “трудное счастье” вновь оказаться в рядах народных избранников, а их начальство и подавно не хочет покидать уютные насиженные кабинеты в Охотном ряду. По-человечески это вполне понятно, но есть и веские политические резоны не идти на обострение ситуации. Публично озвученная лидером КПРФ Геннадием Зюгановым мысль о том, что нельзя оставлять президента с его указным правом один на один со страной, нельзя лишать Ельцина противовеса в лице Думы, выглядит попыткой заранее соломки подстелить – объяснить грядущее согласие коммунистической фракции с кандидатурой Кириенко. Но реально угрожающей представляется перспектива, что в переходный период Конституционный суд форсированно рассмотрит иск о неконституционности пятипроцентного барьера и партийных списков, вынеся вердикт в пользу президентской стороны. Это пугает думцев вне зависимости от их партийных цветов.

Однако даже если досрочные выборы и будут проводиться по старым правилам, то велика вероятность того, что левых оппозиционеров из КПРФ серьезно потеснят демократическая оппозиция в лице“Яблока” и, возможно, партия Александра Лебедя; шансы ЛДПР Владимира Жириновского и без того не блестящи, но положение ее вождя усугубляется тем, что, лишившись депутатского иммунитета, он может оказаться перед угрозой уголовного преследования. Не говоря о том, что от новой Думы вовсе не будет требоваться утверждать премьера, который уже назначен президентом.

Хотя во фракции КПРФ хватает радикалов, но еще больше там так называемых “заднескамеечников” – рядовых депутатов, которые попали в Думу на волне мощного протестного голосования декабря 1995 г. и которые практически не имеют шансов вновь победить в своих мажоритарных округах. Не исключено, что потребовав от них солидарного голосования против Кириенко, руководство фракции, реши оно идти до конца, может столкнуться с молчаливым сопротивлением.

Для “непримиримой и ответственной” думской оппозиции лучше бы предоставить президенту карт-бланш в формировании Кабинета, тем самым взвалив на него всю полноту ответственности за провалы и ошибки нового правительства, за почти неизбежное ухудшение экономической ситуации в стране. Дождавшись конца 1998 г., когда начнет действовать конституционный запрет на роспуск Думы в течение года до выборов, оппозиция может смело перейти в лексическое наступление на власть и, говоря словами Высоцкого, “может даже крыть с трибуны матом”.

Вместе с тем Думе нецелесообразно откладывать окончательное утверждение нового премьера до третьего раза, а то вдруг у президента “зажгется ретивое” и вместо бесцветного и, в общем, устраивающего большую часть Думы Кириенко он предложит совершенно неприемлемого Бориса Немцова. Разумеется, левая думская оппозиция будет критиковать президента и Кириенко, разумеется, она поставит условием утверждения последнего очередные одиннадцать (десять, восемь – нужное подставить) условий. Разумеется, успешное прохождение Кириенко через Думу левые пропагандисты объявят очередным грядущим провалом режима, а позицию думцев – мудрой и взвешенной. Как всегда против будет “принципиальное” “Яблоко”, тем более, что от его принципиальности ничего не зависит; наверняка “за” проголосует ЛДПР, почти наверняка – основная часть НДР и “Российских регионов”.

В таком довольно оптимистическом свете видится разрешение наметившегося между президентом и Думой конфликта. Однако политика, где действуют наделенные страстями и волей люди, все же не бухгалтерские калькуляции, в развитие ситуации могут вмешаться факторы, которые не поддаются учету и анализу. В любом случае прогнозы лишь остаются прогнозами. Будущее, даже ближайшее, не предрешено.

Валерий СОЛОВЕЙ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Ах картошка, объеденье…
Нужна ли каждой вилке своя розетка
Акции протеста в регионах России
Заявление Виктора Черномырдина об участии в президентских выборах
Капризный красавец
Две фазы одного эксперимента
Полуостров невезения
Веселая кампания
Не спешите с ратификацией!
Научиться понимать людей
Наливают ли новое вино в старые мехи?
Четвертая власть становится первой
Апрель ленивого не любит, проворного голубит
Генерал Сухарто в старом амплуа
Политические диспозиции по-южноуральски
ИСТОРИЯ ОДНОЙ ДЕВОЧКИ
Когда умирают легенды
ХРОНИКА ПАРТИЙНОЙ ЖИЗНИ
Любовь и страсть Бориса Ельцина


««« »»»