Менять курс, а не персонажей

Президент меняет правительство, но заявляет о неизменности курса. Между тем именно о необходимости смены курса настойчиво говорят серьезные отечественные политики и ученые. При этом на суд общественности уже представлены альтернативные модели модернизации страны. В частности, в начале этого года под эгидой Национального института развития была опубликована “Программа социально-экономического развития России”. О ключевых положениях этой программы мы попросили рассказать директора института развития МИХАИЛА ГЕЛЬВАНОВСКОГО.

– Михаил Иванович, помимо всех субъективных факторов, отставка нынешнего правительства обусловлена объективно. В Программе, представленной вашим институтом, содержится немало критических оценок нынешнего курса. Что более всего настораживает ученых вашего института?

– В настоящее время в России проводится деструктивная политика, результаты которой – общая потеря хозяйственного управления и беспрецедентный для мирного времени спад производства, обвальное ухудшение положения населения и резкое его расслоение, обострение экологических проблем и нарастание техногенных катастроф. Захлестнувшая страну волна преступности ежегодно уносит только в виде умышленных убийств втрое больше жизней, чем составляли потери СССР за 10 лет войны в Афганистане. Объем “теневой” экономики составляет у нас почти половину внутреннего валового продукта, в то время как в развитых странах 5 – 10 процентов.

При этом население страны оказалось полностью психологически дезориентированным. Базовые нравственно-психологические установки разрушаются. Вместо них в сознание внедряются чужие, культурно-чуждые стандарты поведения и ценности.

– Но нас убеждали, что смена ценностей и стандартов необходима для того, чтобы войти в мировую цивилизацию, стать субъектом мирового хозяйства.

– Россия как субъект мировой экономики и политики быстро деградирует, теряет способность отстаивать свои национальные интересы, обеспечивать надежную внешнюю защиту, становясь объектом эксплуатации иностранных держав.

Еще в 1990 году доля России в мировой экономике составляла примерно 5 процентов, в настоящее время – менее 3 процентов. А к 2000 году она понизится до 1,8-2,3 процентов. Россия резко уступает в объемах производства практически всем ведущим странам мира, но особенно разительные перемены происходят по отношению к Китаю – к 2000 году наше производство составит пятую часть китайского, в то время как в 1990 году мы были приблизительно на одном уровне.

Сложившаяся ситуация еще раз доказывает неоспоримый факт – в международной конкурентной борьбе наций широко используется концептуально-информационное оружие, влияющее на умы и души людей. В центре этой концепции – дезентегрирующая идея крайнего индивидуализма, хищнеческого обогащения и пренебрежения национальными святынями и традициями.

Силам разрущения должна быть противопоставлена четкая концепция вывода России из кризиса и ее будущего общественного устройства. Это позволит народам России и, прежде всего, русскому народу ощутить свою внутреннюю мощь , оказать активное сопротивление всем деструктивным силам, преодолеть разруху и обрести подобающее место в мире.

– Сила духа, безусловно, мощный фактор. Но если мыслить рационально и прагматически, резкий многократный подъем нашей экономики – это скорее надежда, или утопия, а не реальный план. Вниз бы не скатиться, и то хорошо.

– Не соглашусь с Вами. История знает немало примеров, когда разумное управление в сочетании с мобилизацией ресурсов и психологическим подъемом давали поистине фантастические результаты в экономике. После гражданской войны в СССР с помощью рационального плана и рынка удалось увеличить производство в семь раз всего за пять лет – с 1921 по 1926 годы. В Китае среднегодовые темпы роста ВВП за последние 18 лет составляют почти 9 процентов. Кстати, “китайское чудо” тоже стало возможным благодаря сочетанию плановых и рыночных элементов.

– Какие основные пути и технологии выхода из кризиса предлагает Программа, разработанная в вашем институте?

– Для вывода России из той тупиковой ситуации, в которую она попала, прежде всего, необходимо проведение курса реформ в интересах российского государства и его граждан с учетом опыта ряда других стран. Во-первых, необходимо усилить роль государства в экономике. Во-вторых, государственное управление госсобственностью и регулирование рыночного сектора должны быть направлены на решение социально-экономических проблем: подъем жизненного уровня граждан России и улучшение качества их жизни. В-третьих, необходимо обеспечить приоритет трудовых коллективов в процессе разгосударствления, приватизации и национализации общенародной собственности. В-четвертых, требуется создать несколько сотен корпораций, производящих не менее 70 процентов всей продукции, для эффективного использования научно-технического прогресса и концентрации капитальных вложений. Во всех развитых странах корпорации типа ИБМ, Дженерал-моторс, Самсунг, Тойота являются стержнем рыночной экономики.

В России целесообразно создать планово-рыночную экономику, позволяющую согласовать интересы корпораций, малых и средних предприятий, профсоюзов и государства, выражающего общенародные интересы. Такая планово-рыночная экономика позволяет использовать как преимущества плановой системы, так и достоинства рыночной экономики.

– Говоря о планово-рыночной экономике, не подразумеваете ли Вы возврат к директивному планированию?

– План-прогноз является эффективным механизмом, который используется в экономиках всех развитых стран. Так же, как и разумное государственное регулирование. У нас же, в силу целого ряда причин, государственное регулирование экономики становится жизненно необходимым. Только один пример. Либерализация 1992 года привела к колоссальным диспропорциям в межотраслевых соотношениях цен и финансовом положении отраслей. Эта диспропорция служит одной из главных причин роста неплатежей, инфляции и спада производства. Мировой и российский опыт свидетельствуют, что силы конкуренции, чисто рыночные механизмы не в состоянии исправить эти диспропорции в приемлемые сроки. Поэтому создание нормальных условий работы для отраслей, регулирование межотраслевых пропорций – в нынешней экономике России прямая обязанность государства.

– Но, согласитесь, для любых преобразований нужны средства. А у России сейчас нет денег даже для поддержания жизнедеятельности.

– Деньги есть, вопрос в том, кем и как они используются. В настоящее время разные потери в народном хозяйстве и прямое разворовывание сравнимы с бюджетом государства. Вот только несколько примеров. России другие страны должны 150 миллионов долларов, за которые нам надо бороться не менее интенсивно, чем делают это страны Запада. За время проведения “перестройки” доходы за экспорт оружия уменьшились с 18 миллиардов до 3 миллиардов долларов в год. Этот доход можно вполне существенно увеличить. Увеличение доходов в бюджете также возможно за счет отмены необоснованных льгот и подавления теневой экономики, размеры которой достигают почти половины всей экономики страны.

Однако, подчеркиваю, основные потери Россия несет из-за спада производства. Поэтому рост производства – основное направление вывода России из кризиса.

Беседовала

Татьяна СУХОВА


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Гром грянул.
Больше статей – хороших и разных
ХРОНИКА ПАРТИЙНОЙ ЖИЗНИ
Русская социал-демократия и формула “третьей силы”
Ключ к здоровью
Раны и ожоги
Трудно искать фашизм там, где его нет
Автомобиль – роскошь, а не средство передвижения
Сон рыбака
“Пробный шар” для российской демократии
Фактор НАТО и российско-украинские отношения
Как Вы оцениваете отставку правительства (причины, последствия, перспективы)?
У террористов руки длинные
Российский триколор символизирует – Шиву, Брахму и Вишну
Золотая моя столица…
Россия обречена быть великой…
Лужков и Лебедь: лики “третьей силы”
Что болит? Радикулит?
Тернистый путь России к рынку и демократии
Потешные бои с олигархией
Основные мероприятия ДПА на весенний период
Уважаемая редакция!


««« »»»