Русская социал-демократия и формула “третьей силы”

Столетие российской социал-демократии ставит трудный вопрос: почему продолжается кризис социал-демократии в так называемой “новой России”?

Ответ достаточно очевиден: кризис возник и сохраняется по причине неспособности социал-демократии выйти за рамки общелиберального абстрактного трепа, боязни соединить социализм и патриотизм в своей программе и деятельности.

Да, социалистическая идея органична для России. Но она нереализуема без адекватного ей государства.

Именно поворота к патриотическому, государственному началу не смогла осуществить в 1992 – 1993 гг. тогдашняя СДПР – вопреки моим неоднократным призывам. Не сумели этого сделать, похоже, ни “Гражданский Союз”, ни Российский социал-демократический союз. Все эти левоцентристские группы мирно усопли. Вопреки призывам сделать серьезные выводы из потрясений начала 1990-х, они продолжали по инерции (оставшейся с “неформальных” времен) вести войну “гражданского общества” с государством. Фактически был повторен большевистский путь “борьбы за поражение своего правительства”.

…Вспомним, кстати, о первом съезде РСДРП. Ни участники этого съезда, ни последующие течения “эсдеков” не спорили по вопросу о своем государстве. Все они боролись с ним. Все они были и за социализм, и за революцию (меньшевики – за отложенную революцию), и против самодержавного русского государства. Правда, пришло время выбора, и “оборонцы-плехановцы” стали против поражения в войне с Германией, меньшевики поддержали Временное правительство и созыв Учредительного собрания – для определения формы правления и путей развития государства. Но эти ростки отрезвления были затоптаны.

Прошли годы, мы вновь дебатируем о судьбах русской социал-демократии. Можно сколь угодно долго и нудно утверждать потребность в социал-демократической альтернативе. В пресном виде она всегда будет восприниматься как всего лишь экономическая альтернатива в рамках навязанной модели, неприемлемой для нас.

Убежден, что успех может прийти к русской социал-демократии на другом методологическом направлении. Речь должна вестись об активнейшем ее вхождении в реальную политику с альтернативой под именем “третья сила”.

Мы начинали этот проект в ходе кампании по выборам президента РФ в январе – мае 1996 г. Сначала создали предвыборный союз “Третья сила” (26.02.96 г.). Потом – союз демократических и патриотических сил: ДПР, КРО, Народный альянс (в дальнейшем “Блок С.Говорухина), РОС, ПСТ С.Федорова, “Держава”, ряд других объединений. Но кандидат Лебедь фактически смял проект и коллективные договоренности в его рамках. Он освоил на этом поле свыше 14% голосов, но победить не смог. Да и не мог – чем один волюнтаризм лучше другого?

Прошло два года. Сегодня потребность в нашем тогдашнем проекте как никогда велика. Что я понимаю под третьей силой?

Номенклатурно-коммунистическая “альтернатива” лопается на наших глазах. Нужна альтернатива с другим наполнением, другой энергетикой. Третья сила – это не номенклатурный коммунизм (с его левой фразеологией “системной оппозиции”) и не ельцинизм (с его – не буду говорить чем…).

Формула третьей силы это – социал-демократизм в экономике, осознанный национальный эгоизм в политике, принципиальность (нон-конформизм), а также современность общественного стиля. Последнее особенно важно: ведь мы на пороге ХХI в.

Призыв к современным социал-демократам России стать патриотами означает несколько крупных задач.

Во-первых, добиться того, чтобы государство было не бюрократическим коррумпированным паразитом, начисто лишенным моральных ограничений. Его предстоит сделать официальным представителем общества. Усилить его представительную природу – значит на деле восстановить легитимность государства, которое сегодня не признают своим большинство слоев общества.

Во-вторых, сохранить само присутствие государства в экономике и социальной сфере. А значит – обеспечить его роль в регулировании хозяйственных процессов и влияние на перераспределение национального дохода. Не будет государства – утратят всякий смысл такие расхожие штампы, кочующие из одной беззубой программы в другую, как “социальное рыночное хозяйство”, “смешанная экономика”, “социальное государство” и пр. Сегодня утратился самый субъект всех построений социал-демократической политики.

В-третьих, не дать государству утратить роль активно действующего лица в мировом геополитическом театре. В условиях нового мирового порядка России не оставлено возможностей для формирования самостоятельной политики и ее проведения в национальных интересах. Если угодно, возникла настоятельнейшая потребность в осознанной “политике национального эгоизма” – противостоящей политике содействия колонизации России.

Нельзя быть российским социал-демократом и фактически содействовать поражению собственного государства.

Применительно к нам эта задача еще означает и задачу превращения в лидера постсоветского пространства. Здесь важнейшей целью становится всемерное развитие Союза Беларуси и России, созданного не только для взаимного усиления, решения совместных проблем, но и для корректировки ценностей и воли нашего государства.

Всеми признается задача в организационно-политической сфере – соединить распыленный потенциал, разбросанный объективно и субъективно. Объективно – благодаря создателям искусственной и многопартийной политической системы, при которой выборы не консолидируют партии, а их результаты – не оказывают влияния на политический курс. (Кстати, трудно согласиться с призывами КПРФ “не трогать нынешнюю избирательную систему”. Новый закон о гарантиях избирательных прав никак не стимулирует укрупнение мелких партий, возникновение блоков. КПРФ, видимо, желает и впредь сохранить монопольное положение.) Субъективная проблема – мешающая нам самим завышенная самооценка многих лидеров.

Недостаток ресурсов, от которого страдает сегодня вся социал-демократическая палитра, перестанет быть бичом, поскольку к объединившейся перспективной силе, ставящей цель управления государством, ресурсы (финансовые, информационные, людские) подтянутся сами.

Непатриотическая же социал-демократия обречена на то, чтобы быть слабой (хотя и харахорящейся) тенью обслуживаемого клиента. Пример чему – политическая роль “Яблока” в Госдуме.

Судьба новой социал-демократии зависит от выбора: социализировать (подкрашивать, встраиваясь) “чудище обло, стозевно и лайяй” или стать центром кристаллизации третьей силы, обязанной выступить как привлекательная альтернатива, готовая и способная управлять государством. Государством, добивающимся восстановления уважения в обществе, и способном проводить в жизнь ценности социализма.

Олег РУМЯНЦЕВ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Как Вы оцениваете отставку правительства (причины, последствия, перспективы)?
Фактор НАТО и российско-украинские отношения
Российский триколор символизирует – Шиву, Брахму и Вишну
У террористов руки длинные
Менять курс, а не персонажей
Золотая моя столица…
Россия обречена быть великой…
Лужков и Лебедь: лики “третьей силы”
Что болит? Радикулит?
Тернистый путь России к рынку и демократии
Потешные бои с олигархией
Основные мероприятия ДПА на весенний период
Уважаемая редакция!
Гром грянул.
Больше статей – хороших и разных
ХРОНИКА ПАРТИЙНОЙ ЖИЗНИ
Раны и ожоги
Ключ к здоровью
Автомобиль – роскошь, а не средство передвижения
Трудно искать фашизм там, где его нет
“Пробный шар” для российской демократии
Сон рыбака


««« »»»