“Пробный шар” для российской демократии

“Дело” бывшего министра юстиции Валентина Ковалева на первый взгляд можно рассматривать как еще одно трагикомическое происшествие, которыми так богата молодая российская демократия. Для меня, однако, это дело – своего рода “пробный шар”. Речь идет о том, по какому пути пойдет российское общество?

По пути обеспечения прочного правопорядка, основу которого, как подчеркивал еще выдающийся русский правовед Богдан Кистяковский, составляет “свобода личности и ее неприкосновенность”, или по пути войны анонимных компроматов, который, как показывает наш собственный опыт, чреват нагнетанием общественной конфронтации вплоть до гражданской войны?

БЕЗ ПРАВА НА ОШИБКУ

Только суд должен быть тем общественным институтом, куда каждый гражданин может обратиться за защитой своих законных прав, и прежде всего – чести и достоинства. Представления о чести и достоинстве сугубо индивидуальны. Не секрет, что многие политики уже давно не реагируют ни на какие “компроматы”, исповедуя “принцип”: “плюй в глаза – все Божья роса”. Другие подходят к этому вопросу с иных позиций и обращаются за защитой своей чести и достоинства в суд. Думаю, что в принципе они правы.

“Только те, – говорил выдающийся русский адвокат Федор Плевако, – кто не имеет надлежащего представления о благе честного имени, могут дешево ценить оскорбления. Честь – это весь человек. Отнеситесь к вопросам чести легко, снизойдите к миросозерцанию тех, кто обтирается после удара и смеется, слушая обиды, – и общество, приученное этим пониманием к бесчувственности, превратится в ТОЛПУ РАБОВ (выделено мною. – А.К.), забывших достоинство человеческой личности.”

Человек, надевающий мантию судьи для рассмотрения дел о защите чести и достоинства, просто не имеет права принимать поспешные и непродуманные решения. Тем более, когда в деле появляются новые доказательства, способные повлиять на его правовую оценку.

Как тут снова не вспомнить Кистяковского: “Невежество, небрежность некоторых судей прямо поразительны, большинство относятся к своему делу, требующему неустанной работы мысли, без всякого интереса, без вдумчивости, без сознания важности и ответственности своего положения”.

Экспертные заключения, представленные в суд, позволяют считать доказанным, что в наше время безграничного научно-технического прогресса возможно “вмонтировать” на видеозаписи любого человека в любую среду. Иными словами, открывается совершенно новая “сфера услуг”: фабрикация видеокомпромата как орудия устранения неугодных лиц.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Нисколько не сомневаюсь, что у “дела Ковалева” в том случае, если суд не даст ему соответствующей правовой оценки, непременно будет продолжение. Разве не характерно, что в очередном номере все той же газеты “Совершенно секретно” появилась статья, в которой воспроизводились непонятно каким образом записанные разговоры Григория Явлинского. Что это, как не намек неугодным политикам: сидите тихо, а то как Ковалев будете до конца дней своих пороги судов обивать!

Дальше – больше. Позволю себе только одну цитату. Газета “Новые Известия” пишет: “Елена Эрикссен, главный редактор журнала “Люди”, сообщила, что в распоряжении редакции находятся не только записи бесед со стриптизершами, повествующих об оргиях в закрытом пансионате “Лужки” (с участием руководства банка “ОНЕКСИМ” и первого вице-премьера Бориса Немцова), но и видеозапись самого зрелища. С Немцовым в главной роли”.

Все остальное не имеет смысла пересказывать. Опять – “пленки неважного качества”, опять – “свидетели” из числа “банных девочек” и “банных завхозов”. Немцову, пожелай он защищать свою честь и достоинство в суде, придется вести “бой с тенью”, поскольку “автор” компромата “пожелал остаться неизвестным”.

РАЗГУЛ СВОБОДНОЙ ПРЕССЫ

Но дело не ограничивается самодискредитацией судебной власти. Проблема много глубже. В России главным источником нарушения прав человека традиционно выступала государственная власть. С началом демократических реформ многим казалось: не будет репрессивного, партократического, моноидеологического государства – не будет смысла говорить о нарушении прав человека. Исторический опыт, однако, показывает, что тирания отдельных социальных, религиозных или каких-либо иных групп, а также – средств массовой информации может оказаться ничем не лучше государственного террора. Примеров множество: мюскадены в термидорианской Франции, черносотенцы в России, хунвэйбины в маоистском Китае…

Разгул “свободной прессы” в России привел поначалу к своеобразной тирании “четвертой власти”. Мы уже имели возможность наблюдать весь набор тиранического насилия СМИ над личностью: вторжение в частную жизнь (сведения, в том числе и вымышленные, о состоянии здоровья президента Ельцина); публикация подслушанных и неизвестно как записанных телефонных разговоров (последний пример – беседа Немцова и Лисовского, которую ряд изданий усиленно представлял как нечто криминальное); “приговоры”, выносимые на страницах газет до суда (чего стоит недавно появившийся заголовок в одной из уважаемых газет: “Арестован второй убийца Холодова” – это даже до предъявления обвинительного заключения! Или статьи о Кобзоне как “главе русской мафии”); обнародование сфабрикованных документов типа “трастов” Руцкого и Шумейко и т.п.

Огорчает здесь, среди прочего, низкий уровень морали и правовой культуры части наших журналистов, которые без тени сомнения могут назвать, например, того или иного политика “вором и взяточником” задолго до решения суда, вступившего в законную силу, на основании каких-то “оперативных данных”, неизвестно кем и как “сброшенных” в СМИ. Помните, как вся страна “заслушивалась” телефонными разговорами Бирнштейна и Якубовского, душераздирающими историями об “опутавшем всю страну монстре “Сеабеко”, о зловещих планах убийства адвоката Макарова? А не припоминаете, к чему это все привело?

Сегодня мы наблюдаем новую разновидность тирании, осуществляемой “пятой властью” – анонимными фабрикаторами аудио- и видеокомпромата. Эта власть никому не подконтрольная, а следовательно – недемократическая. Ей невозможно противодействовать подобно тому, как невозможно вести бой с тенью.

ОПАСНАЯ ДЕВАЛЬВАЦИЯ ВЛАСТИ

Все это может иметь самые пагубные последствия. Среди них: дискредитация российской власти, ослабление позиций России в мировом сообществе, нагнетание массовой истерии и психической эпидемии поиска “врагов” (такое в новейшей истории не раз бывало) и как следствие – массовые репрессии. И то, что сегодня сработало в отношении министра юстиции, завтра может сработать в отношении президента. В подтверждение приведу отрывок из недавно опубликованного интервью Альфреда Коха:

– На Ваш взгляд, министров тоже прослушивают?

– Думаю, да.

– Вице-премьеров?

– Думаю, да.

– Премьера?

– Думаю, да.

– Президента?

– Думаю, да.

– Получается, в любой момент может всплыть компромат на кого угодно, даже…

– А разве случай с министром юстиции Ковалевым Вас в этом не убедил?

А что же наши суды, органы МВД, прокуратура? Как они реагируют на все это? Практически никак. Не слышно и о принятии каких-либо дисциплинарных мер к тем оперативным работникам, которые “сбрасывают” в СМИ добытые оперативным путем данные. Газеты публикуют записанные разговоры поэтессы Алины Витухновской, будто бы доказывающие ее причастность к торговле наркотиками. Когда-то еженедельник “Аргументы и факты” назвал подобные разговоры “темными”, поскольку их содержание “проясняется” лишь после комментариев авторов публикации: сами по себе они ничего не доказывают и могут интерпретироваться как угодно. Но дело не в этом. Каким образом эти записи попали из оперативных разработок ФСБ на страницы прессы? Никто не знает. На этот вопрос, как ни странно, дает ответ Лариса Кислинская, которая пишет: “Если бы “группы поддержки” не давили на оперативно-следственные бригады, честные сыщики и следователи, доведенные до озверения жестким прессингом, не передавали бы в печать компрометирующие “группу” факты”. Никак не могу уяснить, каким образом понятие “честный следователь” совмещается в глазах уважаемой журналистки с совершением должностного преступления!

ТВОРЦЫ КОМПРОМАТА ПРЕТЕНДУЮТ НА ВЛАСТЬ

К сожалению, представители всех ветвей власти не подают примера уважительного отношения к закону. Президент Ельцин неоднократно высказывался в том смысле, что он, мол, не закрыл ни одной газеты, ни подал в суд ни на одного журналиста, поскольку он демократ, а у нас – демократия. С таким представлением о демократии никак не могу согласиться. Из политической теории давно известно, что демократия начинается тогда, когда в обществе вступают в силу законы, принятые демократическим путем. А кто как ни президент обязан подавать пример законопослушания? К сожалению, Борис Николаевич, который в одном из своих последних радиообращений затронул проблему защиты граждан от некачественной продукции, пока еще ни разу не задался вопросом: как оградить общество, должностных лиц и простого гражданина от “пятой власти” анонимных фабрикаторов компромата?

От ответа на этот вопрос в значительной степени зависят судьбы российской демократии. Ведь демократия – это, среди прочего, право на выбор на основе достоверной информации. До тех пор пока “пятая власть” не будет упразднена, говорить о подлинной демократии в России не имеет смысла.

Анатолий КУЧЕРЕНА,

директор адвокатского бюро

“Аргумент” Московской городской

коллегии адвокатов


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Лужков и Лебедь: лики “третьей силы”
Что болит? Радикулит?
Тернистый путь России к рынку и демократии
Потешные бои с олигархией
Основные мероприятия ДПА на весенний период
Уважаемая редакция!
Гром грянул.
Больше статей – хороших и разных
ХРОНИКА ПАРТИЙНОЙ ЖИЗНИ
Русская социал-демократия и формула “третьей силы”
Ключ к здоровью
Раны и ожоги
Трудно искать фашизм там, где его нет
Автомобиль – роскошь, а не средство передвижения
Сон рыбака
Как Вы оцениваете отставку правительства (причины, последствия, перспективы)?
Фактор НАТО и российско-украинские отношения
Российский триколор символизирует – Шиву, Брахму и Вишну
У террористов руки длинные
Менять курс, а не персонажей
Золотая моя столица…
Россия обречена быть великой…


««« »»»